Чем пахнут ремесла

Дебютные ароматы от дизайнеров одежды и интерьера

Этот год богат на парфюмерные дебюты: дизайнерские бренды, далекие, казалось бы, от рынка ароматов, принялись активно осваивать новую для себя нишу. Так, дом Louis Vuitton пригласил парфюмера Жака Кавалье Бельтруда для создания первой парфюмерной линии в истории компании. Впрочем, не первого аромата: в архивах хранится память о Heures d’Absence 1927 года, о последовавшем за ним Je, Tu, Il 1928 года и об Eau de Voyage 1946 года. Память сохранилась, равно как и флаконы, но формулы были утеряны. И перед Жаком Кавалье, на счету которого такие «хиты», как L’Eau d’Issey, Poeme Lancome, Opium pour Homme, Acqua di Gio, стояла задача создать коллекцию с чистого листа, без оглядки на парфюмерное наследие Дома. «И я отправился в путешествие… Искал ингредиенты по всему миру, но основным источником вдохновения остается мой родной Грасс», — рассказывает Кавалье Бельтруд. После четырех лет работы на свет появились семь композиций, каждая со своей историей. Например, идея аромата Mille Feu возникла в мастерской Louis Vuitton в Аньере (там с середины XIX века изготавливали сундуки, а сегодня находятся музей и ателье по производству сундуков и спецзаказов). «Я увидел, как мастер делает выкройку для сумки из малиновой кожи. И меня осенило: сладость малины и терпкая кожа — какое яркое сочетание», — вспоминает Кавалье. Ягоды присутствуют и в Matiere Noire — черная смородина здесь подчеркивает ноту орлиного дерева, одного из любимых компонентов Кавалье Бельтруда. Композиция Turbulences — тоже очень личная: «Здесь воспоминание об одном августовском вечере в Грассе, когда мы с отцом вышли из дома и почувствовали запах, тревожный и одновременно нежный. А потом поняли, что это тубероза и жасмин», — рассказывает Кавалье. Оттеняют «дуэт» эссенция цветков китайской магнолии, роза и, конечно, кожа, которая присутствует в каждом аромате. В Dans Le Peau у нее главная роль, а в «свите» — жасмин самбак, запах свежескошенной травы.

Цветочные ноты всегда обретают неожиданное звучание в ароматах Louis Vuitton: так, Roses de Vents — это трио разных сортов роз, сладость которых контрастирует с нотами перца и кедра, а Apogee — это прозрачность ландыша на фоне сандала и гваяка. Новый смысл привычных компонентов — любимый прием Кавалье. В Contre Moi ваниль из шлейфовой ноты превращается в центральную и звучит легко, в окружении померанца, майской розы и магнолии.

Еще один дебют — парфюмерно-косметическая линия Christian Louboutin. Кристиан Лубутен уже третий год продолжает завоевывать бьюти-рынок: в 2014 году он представил коллекцию лаков, в прошлом году — помад и карандашей для губ. В сентябре этого года коллекцию пополнили три аромата: «огненный» Trouble in Heaven, «солнечный» Bikini Questa Sera и аромат «страсти и приключений» Tornade Blonde. Флаконы сделал дизайнер Томас Хизервик (Heatherwick Studio), автор чаши олимпийского огня для Игр-2012 года в Лондоне. Кристиан поставил перед Томасом сложную задачу: стекло должно создавать иллюзию движения, иллюзию того, что жидкость внутри — живая субстанция…

Интригующая премьера сезона — ароматы Starck Paris от индустриального дизайнера Филиппа Старка. В коллекции три композиции — Peau de Soie, Peau de Pierre и Peau d’Ailleurs. Интрига в том, что Старк не раскрывает композиции. Вместо перечня ингредиентов, в описаниях ароматов — поэтические образы. Так, в Peau de Soie входят «стороны света, игра в соблазн», а в Peau d’Ailleurs — «метеорит, суть земной материи». «Да, я не хочу распространяться про ингредиенты, а предпочитаю говорить о вдохновении, — рассказывает Старк, — работая над линией, я не говорил на эту тему даже с парфюмерами — а просил их сделать запах "счастливой ностальгии" или запах пустоты…» Авторы ароматов — Дафна Бюже, Анник Менардо и Доминик Ропион. Во флаконе читается фирменный стиль Старка, хотя производство было поручено лондонскому графическому агентству GBH. «Я работал с GBH более 10 лет, мы понимаем друг друга с полуслова. И сама идея дизайна, конечно, моя, — рассказывает Старк, — но, признаюсь, работа была непростой: мне кажется, любой флакон убивает дух аромата… Были забракованы тысячи эскизов, прежде чем я наконец остался доволен».

Новая волна интереса фэшн-индустрии к миру парфюмерии, похоже, продолжится и в следующем году: Альбер Эльбаз, бывший креативный директор Lanvin, в октябре представил аромат, созданный в сотрудничестве с Домиником Ропионом для нишевого парфюмерного бренда Editions de Parfums Frederic Malle. В продаже новинка появится весной 2017 года.

Новую страницу в историю ароматов Salvador Dali вписал в этом году французский бизнесмен Жан-Пьер Гривори, представив линию Dali Haute Parfumerie. В коллекции пять ароматов, на крышке каждого флакона — фигурка по мотивам ювелирных украшений, созданных Сальвадором Дали в период с начала 40-х по 70-е годы. «Дали придумывал удивительные вещи, например рубиновое сердце, которое "бьется" — внутри встроена батарейка, — рассказывает Гривори. — Мы выбрали пять изделий, в которых читается почерк сюрреалиста». Среди них «Око времени» — бриллиантовая брошь с часами в «зрачке» — или «текучие» часы. Парфюмерная история, связанная с именем Сальвадора Дали, началась в 1983 году, и Гривори стоял у ее истоков. «Мне было 22 года, я уже занимался духами, — вспоминает Жан-Пьер. — И мне очень хотелось делать парфюмерию, связанную с искусством». Гривори позвонил Сальвадору Дали, предложив создать аромат, посвященный художнику. И тот согласился встретиться с дерзким юношей! «Эта встреча стала одним из самых сильных впечатлений моей жизни. Я думал, Дали даже слушать не станет. Но он внимательно выслушал и согласился. Позже я спросил его: “Почему?” А он сказал: “Ну потому что остальные, кто хотел выпустить парфюм с моим участием, планировали поставить на него имя модного Дома, а с вами мне представилась возможность, сделать "мои" духи», — вспоминает Гривори. Так на свет появился аромат Salvador Dali от Salvador Dali, который был выпущен тиражом 5000 экземпляров в хрустальных флаконах по мотивам картины «Явление лица Афродиты Книдской». Это был тот самый «носогубный» флакон, разошедшийся в 90-е годы миллионными тиражами, конечно, уже не в хрустале, а в стекле. «И я не вижу здесь противоречия: вы знаете, что Дали использовал более 250 подписей: в нем жило много личностей», — говорит Гривори. В этом году Гривори вернул ароматы с подписью Дали в нишу высокого парфюмерного искусства. Над композициями работал Альберто Морильяс, тот самый «нос», который создал и аромат 1983 года, и остальные «сюрреалистические» формулы. В Москве новая линия представлена эксклюзивно в Articoli by Bosco.

Читайте также