Сериал «Аббатство Даунтон» как учебник моды и образа жизни

Примерить на себя прославленный британский стиль может каждый

В 2011 году телесериал «Аббатство Даунтон» вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самый обсуждаемый телесериал на английском языке. Обладатель престижных премий «Золотой глобус» и «Эмми», он стал самой успешной костюмной драмой Великобритании со времен «Возвращения в Брайдсхед», снятого в 1981-м.

В преддверии начала съемок полнометражного фильма, обещаемых продюсерами в 2018 году, «Как потратить» решил разобраться в том, как создавались знаменитые костюмы, ставшие неотъемлемой частью образов полюбившихся героев, какое влияние они оказали на развитие современной моды и где, если найдется повод, можно заказать фрак – в точности такой же, какой носил лорд Грэнтэм.

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино», – говорил классик марксизма-ленинизма, и был абсолютно прав. Влияние «Аббатства Даунтон» на моду и стиль жизни в XXI веке стало довольно значительным.

Экспертами отмечено, что «Даунтон» вернул в моду накрахмаленные воротнички, юбки чуть ниже колена, расшитые бисером вечерние платья и охотничьи костюмы в шотландском стиле.

Несмотря на то что последняя – шестая – серия фильма была показана в 2015 году и продюсеры объявили о завершении сериала, поклонники не желали сдаваться.

Для них летом 2017 года в Сингапуре открылась выставка Downton Abbey: The Exhibition, посвященная «Даунтону». К ноябрю прошлого года она перекочевала в нью-йоркский Карнеги-холл, где обосновалась до апреля 2018-го, а оттуда отправится на гастроли по другим городам США.

На Downton Abbey: The Exhibition можно не только рассмотреть вблизи легендарные костюмы и предметы обстановки, но и самому примерить на себя эпоху и жизнь героев, например приняв участие в званом вечере в стиле «Аббатства» всего за $225.

Правда, явиться туда надо в надлежащем наряде, но зато и внешний облик других гостей, и обслуживание будут вполне соответствовать постэдвардианской Англии.

Сериал длился пять лет, а над его костюмами работали несколько именитых дизайнеров. Первые две серии сделала Сюзанна Бакстон, затем ее сменила Анна Роббинс.

К работе привлекались специалисты в самых разных областях моды, в частности фрак лорда Грэнтэма был заказан профессиональному портному Дэвид Уорду с лондонской Сэвил-роу, откуда родом лучшие традиции английской мужской моды.

В самом начале работы над фильмом офис Сюзанны Бакстон находился в Cosprop – одном из главных костюмных домов Лондона, своего рода хаба для кино и телевизионных студий: BBC, Paramount, Sony Pictures Classics, 20th Century Fox, Miramax и других. В Cosprop работают мастера, способные воплотить в жизнь самые смелые фантазии продюсеров исторического кино.

Бакстон, чья собственная команда состояла из четырех человек, привлекла к работе мастеров по корсетам, портных, модисток, обув­щиков Cosprop. А сама она во время трехнедельного подготовительного периода прочесывала антикварные рынки Лондона, посещала картинные галереи, смотрела старые фильмы и фотографии, изучая эпоху настолько глубоко, насколько это возможно.

Для создания фрака лорда Грэнтэма выбрали Huntsman – ателье, которое шило наряды для Эдуарда VII, королевы Виктории, фотографа Сесила Битона и актера Лоуренса Оливье

Кроме того, Бакстон черпала вдохновение в модных домах Лондона, Парижа и Мадрида, там же договаривалась об использовании отдельных предметов, идеально подходящих для «Даунтона».

Самым большим вызовом для Бакстон стала традиция английской аристократии переодеваться не менее трех раз в день. Это означало не что иное, как огромный объем работы – надо было заранее продумать костюмы для каждой сцены, примерить их и – главное – обеспечить сочетание с другими!

Впрочем, и костюмы слуг предполагали как минимум утренний и вечерний наряды. По словам Бакстон, для кадра самое большое значение имели силуэты, общий вид и то, как костюмы персонажей смотрятся вместе.

«Далее я работала с цветовой гаммой каждого героя, создавая его персональный гардероб и отрабатывая индивидуальные особенности, – говорит Бакстон. – Например, у леди Мэри – более уверенный характер, чем у леди Эдит, поэтому я использовала более насыщенную палитру и более сочные оттенки в платьях первой».

Для изготовления некоторых мужских костюмов Бакстон пришлось обратиться к специалистам с Сэвил-роу. Для создания фрака лорда Грэнтэма она выбрала Huntsman – ателье, которое шило для Эдуарда VII, королевы Виктории, Сесила Битона и Лоуренса Оливье. Фрак был необходим для съемки вечерних сцен и приемов.

В то время в Huntsman работал портной Дэвид Уорд, позже основавший собственное ателье David Ward. После разговора между Бакстон и Уордом стало понятно, что фрак по сути не сильно изменился с начала XX века и на Сэвил-роу по-прежнему используют те же самые ткани и лекала для создания этого мужского наряда. Было решено, что Уорд сделает для Хью Бонневилля фрак, жилетку и пару брюк.

Интересная деталь – Бакстон и директор картины решили шить брюки без карманов: съемочная группа как только можно боролась с привычкой актера класть руки в карманы при первом удобном случае. Уорд выбрал для фрака и брюк превосходную черную ткань баратея с саржевым плетением весом 368 г и белую ткань марселла для жилета.

По признанию Дэвида Уорда, эти ткани, к сожалению, используются все меньше и меньше даже на Сэвил-роу, так как они довольно дороги, но то, что из них получается, – настоящий шедевр. Потребовалось 4-5 примерок и работа 8-9 специалистов – и фрак сел на Бонне­вилле как влитой.

Если в 1903 году костюм на Сэвил-роу стоил 12 фунтов, то в 2018-м фрак у классического британского портного обойдется не менее чем в 8000 фунтов

На съемках фильма нередко использовались и антикварные платья. Так, по словам Анны Роббинс, свадебное платье леди Роуз из шелкового тюля было найдено в частной коллекции одного из торговцев винтажной одеждой в Северном Лондоне. Оно было отправлено в чистку, где его смогли удивительным образом обновить, а затем мастера добавили к нему тончайшую подкладку – и оно идеально село с первой примерки.

Впрочем, такая участь ждала не все антикварные платья. Некоторым из них было по 100 лет, и из-за хрупкости их приходилось сажать на абсолютно новую основу. Другие разбирались на части, и их детали использовались в создании нарядов.

Кстати, все белье для героинь верхних этажей аббатства изготавливалось с нуля, например приподнимающие грудь бюстгальтеры в стиле 1920-х, для которых использовались более легкие и удобные современные материалы.

А вот дизайнеру Анне Роббинс досталась немного другая эпоха, нежели Сюзанне Бакстон, – начало 1920-х годов, когда мода значительно изменилась. По ее словам, в этот период женская одежда стала более фривольной, в ней появились узоры, и их было изобилие, что было связано с ар-деко.

К сожалению, некоторым персонажам, в частности леди Мэри, узоры, как и цветы, совершенно не шли, перегружая их образ. В случае с Мэри лучше работали геометрические принципы в одежде, что было одним из модных приемов эпохи. В 1920-х женщины увлекались Египтом, это было связано с уникальными археологическими находками того времени, в частности с открытием могилы Тутанхамона, – это тоже повлияло на костюмы фильма.

Почти сто лет прошло с момента действия «Аббатства Даунтон», а интерес к той эпохе не угасает, и порой кажется – мало что изменилось с той поры. Но кое-что все-таки изменилось: если в 1903 году костюм на Сэвил-роу стоил 12 фунтов, то в 2018-м фрак у классического британского портного обойдется не менее чем в 8000 фунтов.

Фото: East News, kinopoisk.ru, visitbritain.com

Читайте также