От плавок до пуховиков: зачем Vilebrequin нужна верхняя одежда

Рассказывает гендиректор Vilebrequin Ролан Эрлори

Корпоративная легенда Vilebrequin гласит, что в 1971 году журналист Фред Прискель, отдыхая в Сен-Тропе, задумался, как он может произвести впечатление на понравившуюся ему девушку. В те времена мужчины на пляже носили короткие облегающие плавки, а Прискель задумал пошить себе длинные. Дальше легенда и правда незначительно расходятся: по легенде, Прискель пошил длинные плавки-шорты из ткани для паруса – плотной, легкой и быстро сохнущей. В реальности из такой ткани была третья версия плавок: первую версию он создал из тонкой материи, сделанной в Северной Африке, которую нашел в местном магазине. Всем друзьям очень понравилось, они начали просить такие же. Заказы Прискель размещал у местных швей, буквально обходя их по квартирам. Африканская ткань в Сен-Тропе быстро закончилась, новых поставок не было, тогда молодой предприниматель начал шить плавки из... кухонных полотенец. И только третья версия плавок была из ткани для паруса.

Можно только гадать, что именно не устраивало Прискеля в собственной фигуре, почему он решил носить на пляже исключительно длинные плавки и назвал свою марку «Карданный вал» – именно так с французского переводится Vilebrequin. Так или иначе, на девушку впечатление Прискель произвел, они поженились, у них родились трое детей. А свой молодой бизнес – первую люксовую марку плавок – Прискель вскоре продал, и у Vilebrequin началась другая история.

Три десятка лет бренд Vilebrequin оставался один в своей нише – дорогих и узнаваемых мужских плавок, стоивших около 100 евро, бизнес потихоньку рос (главной «фишкой» Vilebrequin были модели с одинаковым узором для отца и маленького сына). Но с наступлением нового тысячелетия у французской компании начали появляться конкуренты – Le Slip Français, Orlebar Brown, Frescobol Carioca – все уже с трехзначными ценниками.

Тем не менее наряду с конкуренцией рос и размер рынка – богатая молодежь (и не только молодежь) оценила возможность выделиться на пляже дизайном и дорогим логотипом на плавках.

«Карданный вал» – именно так с французского переводится Vilebrequin

К 2012 году, когда Vilebrequin была куплена американской компанией G-III Apparel за 85 млн евро, у нее было уже больше 100 бутиков на разных континентах, но выпускала она по-прежнему только мужские плавки и аксессуары. После смены владельца генеральным директором Vilebrequin стал Ролан Эрлори – ветеран Hermès, проработавший в знаменитом бренде 23 года. Эрлори живет на Сен-Барте и оттуда руководил продажами Hermès в Карибском бассейне, а теперь – глобальным бизнесом Vilebrequin.

В 2014 году Эрлори пригласил на пост главного дизайнера марки своего коллегу по Hermès Ришара Рене: «Он 20 лет работал в Hermès, был правой рукой Жан- Поля Готье. Он очень талантливый и очень современный». С тех пор у Vilebrequin появилась женская коллекция купальников и пляжной одежды, в линейке аксессуаров добавились очки и часы, а недавно под маркой Vilebrequin начали выпускаться… пуховики (знаменитый производитель пуховиков Moncler, в свою очередь, начал делать плавки).

С 2012 года Vilebrequin открыл около 30 новых бутиков (их число достигло 180), а продажи удвоились, говорит гендиректор (в 2012 году они составляли около 50 млн евро). Прибыв в Москву на открытие нового бутика Vilebrequin в ГУМе, Ролан Эрлори ответил на вопросы «Как потратить».

За пять лет, что вы возглавляете Vilebrequin, марка преобразилась. Что именно вы изменили и почему?

Ролан Эрлори: Во-первых, я реорганизовал контроль качества. Не только качества готовых продуктов, но также всего, что касается разработки новых продуктов и инноваций – чтобы новые технологии обеспечили более высокое качество наших плавок. Я верю, что долгосрочный успех обеспечивается качеством продукции. И я хочу делать лучшие плавки в мире. Поэтому я поставил качество в центр всей нашей организации.

Во-вторых, я модернизировал стиль Vilebrequin, пригласив новые таланты в наш креативный департамент.

Кроме того, я вывел марку на новые территории – имеются в виду как новые продукты, так и новые рынки. Мы начали продажи в Азии: в Корее, Японии, Китае, Сингапуре… Мы расширили наше присутствие в крупнейших европейских столицах. У нас появились продукты для женщин – это совершенно новая территория для нас, но я вижу Vilebrequin как семейную марку товаров для отдыха. Всю нашу экспертизу, что у нас была в производстве товаров для мужчин, мы отдали женщинам. У нас появились женские шорты, льняные рубашки – мы уже шили льняные рубашки для мужчин, но теперь перекроили их для женщин. То есть мы стали создавать женскую коллекцию не с чистого листа, но используя все коды, которые есть у Vilebrequin. И те же самые материалы и ноу-хау, что мы используем в производстве товаров для мужчин.

С 1971 года технологии производства ткани для плавок сильно изменились?

Р.Э. Нет. Наши усилия направлены на повышение качества нанесения рисунка на ткань, чтобы сделать его более ярким и долговечным. Мы начали использовать цифровую печать. Но полиамид – очень сложная ткань для печати. И тут у нас есть ноу-хау. На полиэстере могут печатать все.

«С нашим партнером по тканям во Франции мы создали первый биополиамид. Сырьем для него служит клещевина – кустарник, который в субтропиках растет повсеместно».
Ролан Эрлори
гендиректор Vilebrequin

Исследования новых материалов мы тоже ведем. Я мечтаю о стопроцентной водоотталкивающей ткани. И мы нашли такой материал на Тайване и в Корее. Но как печатать на такой ткани, если ее нити отталкивают любые жидкости, в том числе и чернила? Мы думаем над тем, чтобы наносить рисунок тонким слоем резины. Но этот рисунок стирается через 20–30 стирок – так что надо придумывать сервис, как этот рисунок восстанавливать. Мы придумали покрытие для ткани, которое ускоряет процесс ее высыхания. Можно добиться еще более высокого результата, можно благодаря этому покрытию сделать и полностью водооталкивающую ткань, но она станет нехороша на ощупь. Так что необходим баланс. Мы продолжаем поиски, но это эволюционный процесс, не революционный.

С нашим партнером по тканям во Франции мы создали первый биополиамид. Сырьем для него служит клещевина – кустарник, который в субтропиках растет повсеместно. Но печатать на этой ткани тоже очень сложно, мы до сих пор находимся в поиске правильных чернил. До сих пор мы выпускаем только одну модель из биополиамида, которая стоит очень дорого.

С вашим приходом у Vilebrequin появились оригинальные коллаборации в создании дизайна для плавок: с фотографом Массимо Витали, художником Алексом Израэлом, в этом году – с модельером Карлом Лагерфельдом. Как рождаются такие проекты?

Р.Э. Идея пригласить Витали – моя. Потому что фото пляжей в его исполнении – это современное искусство. Нет ни одного фотографа в мире, который умеет фотографировать пляжи так, как Массимо! И когда он ответил нам «да», это стало для нас сказочным подарком.

Сотрудничество с Карлом Лагерфельдом стало возможно благодаря тому, что наш акционер работает с маркой Karl Lagerfeld – это открыло нам двери. Идей для коллабораций у нас очень много!

Меня интересует именно сотрудничество. Было бы неинтересно просто напечатать одно из фото Витали на плавках – Массимо сделал фото специально для нас!

Почему вы решили выпускать верхнюю одежду?

Р.Э. Чтобы разбавить сезонность. Это новая для нас территория, мы учимся – так же как и с женской коллекцией. Даже когда вы едете в горы, плавки вам нужны – потому что вы пойдете в бассейн, в спа. Первоначальная идея была в этом предложить покупателям Vilebrequin на зимнем отдыхе что-то еще, помимо плавок. Сейчас мы начинаем работать с лучшим производителем пуховиков в Италии, который делает их 40 лет (и раньше делал пуховики для Moncler), – я не претендую на то, чтобы выпускать пуховики самостоятельно. В нашем бизнесе главное – экспертиза, это то, чему я научился в Hermes.

Читайте также