Большие гонки Дмитрия Волкова, сооснователя Sdventures

Когда участие в авторалли - не только азарт, но и шанс «укротить» очередной автомобиль

Два года подряд я участвую в ралли Gumball 3000. Был когда-то такой фильм «Гонки “Пушечное ядро” — про автопробег от одного побережья Америки до другого. В пробеге принимало участие 10-15 машин. Победителю полагалась приличная сумма, но половина из участников просто не добралась до финиша — потому что там было только одно правило: не соблюдать никаких правил. Все ли в итоге остались живы, не знаю, фильм я не смотрел. Знаю только, что ралли Gumball 3000 возникло “по мотивам” этого фильма, а придумал его 16 лет назад актер и телепродюсер Максимилиан Купер. Фактически это автопробег длиной 3000 миль, одна часть которого проходит по Европе (иногда с заездом в Азию), другая — обязательно по Америке. Заранее известны лишь главные точки маршрута, детали узнаешь только на трассе.

Я участвовал только в европейской части: маршрут шел из Стокгольма, через Осло и Копенгаген, в Амстердам. Затем все отправились за океан, но я с ними не полетел. И без того впечатлений мне хватило. Для меня ралли по сути началось уже в Москве — потому что до Стокгольма я решил добраться на вертолете. Летаю я в основном по Подмосковью, так что это был мой первый полет за рубеж. В итоге дорога заняла полтора дня — из-за непогоды. Мы стартовали в дождь, недалеко от границы попали в грозу, пришлось сесть и переночевать у приятеля, чье имение было по соседству. Наутро мы продолжили путь при очень низкой облачности. А на вертолете нельзя попадать в облака: он не предназначен для так называемых инструментальных полетов — когда ничего не видишь и ориентируешься только по приборам. От деревьев очень красиво поднимался туман — они напоминали огромные грибы, между которыми мы лавировали почти два часа. Это было удивительно, но крайне стрессово. Потом, когда летели через море, над островами Финляндии, погода наладилась, но в какой-то момент отказал мотор. В общем, попасть в Стокгольм было для нас достаточно экстремально. Но к старту мы успели.

В отличие от киношного автопробега идея Gumball 3000 не в том, кто быстрее приедет. Это скорее такая «туристическая поездка» на машинах, в которой участвуют в основном мужчины лет сорока, как правило, люди из бизнеса — владельцы или топ-менеджеры. И, конечно, звезды. Например, с нами ездил Дольф Лундгрен. Gumball — ралли с инфраструктурой. По пути участники ночуют в хороших гостиницах, заезжают в разные необычные места. Однажды мы остановились на заводе Koenigsegg, где собирают самые дорогие машины в Швеции, а на соседнем аэродроме были устроены гонки между автомобилями и самолетами. В принципе каждая остановка на маршруте сопровождается какими-то яркими шоу, музыкальными концертами. Скейтбордисты, которые с нами ехали, показывали чудеса хафпайпа, прыгали на велосипедах и мотоциклах. Известные ди­джеи Deadmau5 и Afrojack — тоже участники ралли — устраивали концерты.

Кстати, на эти концерты собиралось очень много людей. Наше появление везде воспринималось как праздник. Я, честно говоря, даже не представлял, что в Стокгольме столько народа выйдет нас встречать. Кажется, вдоль улиц стоял весь город! Кроме того, по дороге устраиваются благотворительные аукционы, разыгрываются различные призы вроде боксерских перчаток Майка Тайсона — их купили за несколько десятков тысяч долларов. Мы с коллегой выставили на заключительный аукцион Pontiac Trans Am 1983 года — реплику легендарной K.I.T.T., машины из телесериала «Рыцарь дорог», с подписью Дэвида Хассельхоффа, который сыграл в этом сериале главную роль.

Кстати, участники ралли сами выбирают себе машины. В основном это спорткары или суперкары. Их обклеивают специальными логотипами, украшают разнообразными рисунками, граффити — смот­рится все это очень эффектно. Мы ехали на Chevrolet Camaro — одна машина 1968 года, другая 1969-го. С исторической точки зрения они очень любопытны, в свое время эта модель стала прорывом в американском машиностроении. Дело в том, что в 1950-е годы автомобили делали большими, с объемным багажником, чтобы путешествовать всей большой семьей: папа, мама, шестеро детей. Но вот пришли 1960-е, подросло поколение так называемых беби-бумеров. Молодые люди, едва окончив школу, уже имели деньги, чтобы приобрести автомобиль, и очень хотели отличаться от своих родителей. В ответ на это желание был создан Ford Mustang — яркий динамичный спорткар. Он стал культовой машиной, его продавали скорее, чем успевали производить. Ford фактически создал новый рынок, General Motors нужно было чем-то отвечать, и так появился Chevrolet Camaro.

Прежде я на подобных автомобилях не ездил. Я привык к Mercedes: у него плавный, мягкий ход. А Camaro — машина очень жесткая: в нее садишься и чувствуешь буквально все, что происходит на дороге. Кроме того, она как живая, на ней ездишь словно на льве. «Рычит» так, что я всю дорогу сидел в наушниках. Поворачиваешь руль направо, машина какое-то время ждет, «думает». Поворачиваешь резко — глохнет. Это был большой стресс для меня, но мне было интересно «укротить» этот автомобиль — ну и представить, как люди ездили в 60-70-е, и оценить прогресс. Впрочем, Camaro преподнесла мне сюрприз — на скорости 190 км/ч закипел двигатель! У меня даже есть кадр, где видно, что машина дымится.

Надо сказать, что в отличие от фильма в нашем автопробеге правила, безусловно, должны были соблюдаться. И перед стартом Макс Купер специально наставлял нас. В этом году автопробег даже сопровождали полицейские машины. Тем не менее без нарушений не обошлось — главным образом они касались превышения скорости. Одного участника даже лишили прав на два дня. Но в моем случае полицейские ничего не сказали — наверное, потому что к тому моменту мы уже выехали за пределы Германии, где с нарушителями особенно строги.

Вот так за четыре дня пробега я добрался до Амстердама и потом вернулся в Москву. Мы с коллегой присмотрели еще одно любопытное ралли — на малолитражных машинах по Монголии — может, по­едем в следующем году.