Город Доброград приглашает попробовать жить красиво

Зачем и для кого президент группы компаний «Аскона» Владимир Седов строит город-сад

Идея Доброграда (до апреля 2016 – Гудвил) – города для комфортного проживания в экологически чистой зоне, на природе, но в то же время со всеми благами цивилизации, с продуманной до мелочей современной инфраструктурой, с разнообразными возможностями для работы, учебы, досуга, занятий спортом – возникла в 2012 году. Его строительство должно завершиться к 2022 году. Создается он с чистого листа, среди живописных владимирских просторов, рядом с лесом, на холмистых берегах у слияния рек Нерехты и Арги. Рассчитанный на 30 000 жителей, проект первоначальной площадью 40 га спустя четыре года разросся до 1000 га.

Жилую зону города составят индивидуальные дома, таунхаусы, квартиры и студии – площадью от 40 кв. м. Пока застроена только первая очередь, но Доброград уже функционирует как образцовый спортивно-оздоровительный курорт (к слову, единственный курорт такого уровня в Центральном федеральном округе). Охвачены все сезоны: зимой действуют 90 км лыжных трасс, летом – 200 км велосипедных и 25 км для скандинавской ходьбы. Плюс летний детский лагерь. Плюс роскошный веревочный парк «Белка-летяга». Плюс водоемы для спортивной и любительской рыбалки, футбольный стадион, скейт-парк, мини-гольф-поле и пр. Плюс большой крытый спорткомплекс «Гранд Арена», объединяющий несколько легко трансформирующихся многофункциональных площадок, где одновременно могут заниматься бадминтоном, теннисом, волейболом или мини-футболом до 60 человек. Комплекс востребован не только у любителей, но и у профессионалов – тут проходят соревнования разного уровня, от местных до областных. А прошлой осенью Доброград принял у себя крупное международное мероприятие — форум «Россия – спортивная держава» с участием президента России Владимира Путина.

Уже сейчас в Доброград можно приехать пожить – снять вместе с семьей или с друзьями, к примеру, на том же «Букинге» коттедж (а скоро откроется и spa-отель на 55 номеров): убежать от суеты и шума мегаполиса, подышать чистейшим лесным воздухом, встать наконец на лыжи и, нагуляв аппетит, осесть в уютном «Гнезде аиста» – ресторанчике-шале, где готовят в основном из фермерских владимирских продуктов, – одним словом, вкусить все радости здорового образа жизни.

Доброград – всего в 12 км от города Коврова, где находится штаб-квартира группы компаний «Аскона», российского производителя товаров для сна, которую возглавляет Владимир Седов. Коренной ковровец, Седов считает себя патриотом (хоть и избегает высокопарных слов). По крайней мере, жить он хочет именно в России и конкретно во Владимирской области – но жить не хуже, чем, скажем, в малых городах Европы, соразмерных Коврову по численности населения (Москва нашего героя не устраивает по умолчанию: «Я вообще не люблю большие города»).

Причем того же самого он желает и работникам своих предприятий: не случайно наш разговор о Доброграде Владимир Седов начал с рассуждений о... конкурентоспособности компании и производительности труда.

Из трех главных аспектов конкурентоспособности – технологии, оборудование, персонал – именно человеческим ресурсам он придает первостепенное значение. «Если мы сумеем сделать их счастливыми 24 часа в сутки, – говорит Седов о сотрудниках «Асконы» (на фабрике в Коврове занято около 6000 человек), – то получим принципиально другой персонал. Мы заботимся о человеке в то время, когда он находится на рабочем месте. Но он уходит с работы и попадает в круговерть своих личных проблем, начиная с жилья, здравоохранения, устройства ребенка в садик, качества образования, проведения совместного досуга. Я знаю эти проблемы не понаслышке, я живу в этом же городе. И я понимаю, что не смогу вывести человека на ту производительность труда, которую хотел бы от него получить, потому что на 90% его голова забита бытовыми проблемами».

Вначале Владимир Седов пробовал решить часть этих проблем в масштабах Коврова (на его счету, кстати, звание «Мецената года Владимирской области в области культуры», полученное в 2015-м). Но в какой-то момент окончательно утвердился во мнении, что «вопрос создания комфортного места проживания и наличия необходимой инфраструктуры, безопасной и приятной для жителей, – это все-таки удел не предприятия, а муниципалитета, региона и государства в целом». «Я могу поддержать одну школу, две, три, – поясняет Владимир, – но не могу поддержать 35 школ. Просто потому, что в этом случае возникает конфликт между благотворительностью и идеологией бизнеса – а бизнес создан для того, чтобы приносить прибыль». В итоге возникла мысль построить собственный город, в котором все упомянутые проблемы были бы полностью решены. Само собой, он был задуман не как благотворительный, а как инвестиционный, девелоперский проект. Частные инвестиции составляют 20 млрд рублей.

Но Седов категорически против определения «частный город», которое часто употребляется в связи с Доброградом. Наш герой видит его полноценным населенным пунктом, управляемым по законам Российской Федерации, – с мэром, горсоветом и прочими «госатрибутами» и, соответственно, с государственными школами, детскими садами и даже бесплатной медициной. Возможен ли такой вариант в отечественных реалиях? «Во многих странах были случаи, – рассказывает Владимир, – когда частные инвесторы заключали концессионное соглашение с властью о том, что они вкладывают в изменение инфраструктуры города определенные средства на очень долгий период. За что, естественно, получали в этом городе бизнес-преференции и имели голоса в управлении городского хозяйства». В частности, он приводит в пример город Виламора в Португалии, куда в качестве концессионеров пришли британские девелоперы и превратили прежнее «захолустье» в курорт класса люкс.

«У нас это сделать сложнее. Потому что российское законодательство не предусматривает передачу населенного пункта в концессию. Тем более что здесь обратный процесс: я как частный инвестор начал все делать сам, а теперь хочу позвать сюда государство, – говорит Седов. – Я мог бы построить в Доброграде платные детские сады и школы, но тогда я не решу свою задачу. Ведь тогда здесь должны жить богатые люди, которые имеют деньги на частные школы и сады».

Однако предпринимателю удалось «позвать сюда государство» (точнее, для него стало сюрпризом, что власти активно проявили интерес к проекту) – слава дошла и до Администрации президента. Вероятно, пути решения социальных задач, которые предложил Седов, показались привлекательными и для власти, собственно, и призванной заниматься теми же задачами. Понятно, что с этого момента у проекта появились новые возможности. С Доброградом стали сотрудничать министерства – культуры, спорта, здравоохранения, – прочие госструктуры. В этом году регион начинает строить в Доброграде школу («А мы стена в стену ставим кампус, который позволит заняться внеклассной работой».) и детский сад. Уже действует – правда, не в Доброграде, а рядом, в Коврове – суперсовременный многопрофильный медицинский центр, созданный в формате частно-государственного партнерства и предоставляющий услуги в том числе по полису ОМС.

Напомним, что изначально целью основателя «Асконы» была забота о своих сотрудниках – не столько о топ-менеджменте, сколько о «рядовом» персонале, которому доброградская недвижимость пришлась бы по карману (стоимость 1 кв. м составляет 30 000–35 000 рублей, минимальная площадь квартиры – 40 кв. м). «Силой никто никого загонять не будет. Город создается таким, чтобы люди сами захотели там жить. Они купят жилье, а я таким образом верну инвестиции», – уверяет Седов, который уже стал доброградцем и, по его выражению, «кайфует по полной».

И, похоже, недостатка в желающих составить ему компанию, нет. Помимо ковровцев сюда потянулись и москвичи, и владимирцы, и нижегородцы, и жители районов Крайнего Севера, и даже экспаты. При том что проект стартовал в 2012-м, дома начали возводить лишь год назад – до этого ко всем участкам подводили подземные центральные коммуникации (газ, вода, электричество, интернет и пр.), прокладывали дороги, создавали спортивную инфраструктуру. Сейчас жилье первой очереди застройки уже распродано, начинается разработка второй и третьей очередей и – дальнейшее развитие инфраструктуры, строительство школы искусств, филиалов столичных вузов.

Что касается занятости будущих жителей, то, помимо «Асконы», планируется создание рабочих мест непосредственно в Доброграде. В частности, уже строятся офисы нескольких интернет-компаний. По выражению г-на Седова, вопрос с занятостью «пока сырой», но вот чего здесь точно не будет, так это производств, пагубно влияющих на экологию.

Сейчас от Москвы до Доброграда можно добраться либо на автомобиле, либо на вертолете, либо «на перекладных»: 2 часа 20 минут на «Стриже» или «Ласточке» плюс еще 40 минут на автобусе. Но уже принято решение о том, что через город пройдет высокоскоростная ж/д магистраль Москва – Казань. И тогда столица – а вместе с ней Большой театр, Третьяковская галерея и прочие важные объекты – окажется от Доброграда всего в часе езды.

Читайте также