Маяк культуры на Ближнем Востоке

Эмират Абу-Даби поставил перед собой задачу стать культурной столицей региона

Уинтон Марсалис, Мариза, Йо-Йо Ма – списку хедлайнеров Международного фестиваля искусств в Абу-Даби могут позавидовать самые знаменитые концертные площадки планеты. Объединяющая тема фестиваля, отметившего в 2017 году двадцатилетие, – взаимное влияние культур Запада и Востока. «Фестиваль искусств, концепция которого построена вокруг темы толерантности, – сильный ход, не правда ли? – с искренним восхищением говорит всемирно известный американский виолончелист Йо-Йо Ма, выступивший на фестивале со своим ансамблем The Silk Road Ensemble. – Я не мог здесь не выступить: создав в 2000 году наш ансамбль, собравший музыкантов из более чем двадцати стран мира, расположенных вдоль Великого Шелкового пути, от Средиземноморья до Китая, мы стремились объединить наш разобщенный мир».

«Мы за лидерство с человеческим лицом, – продолжает Йо-Йо Ма. – Фестиваль собрал тех, кто стремится быть в числе людей, способных найти решения для самых наболевших проблем общества, таких как экология и охрана окружающей среди, ксенофобия, социальная интеграция беженцев. Когда мы смотрим на цифры, отражающие число беженцев в нашей стране, важно видеть человеческие лица и судьбы, а не сухую статистику, которая выглядит пугающе».

Основатель и художественный руководитель фестиваля Хода аль Хамис Кану сравнивает свое детище с ангелом, распростершим крылья над артистами и публикой. «Абу-Даби – место, которое стало домом для сотен национальностей, – рассказывает она. – Синтез культур и традиций, движение Запада и Востока навстречу друг другу, признание наших многовековых связей я назвала бы залогом выживания. Я надеюсь, что мы сможем создать самые благоприятные условия для развития и становления нового поколения художников и мыслителей, воспитаем творческих личностей, которые будут двигать страну вперед».

У Ходы аль Хамис Кану все больше единомышленников, как на родине, так и за ее пределами. Легенда джазовой музыки, трубач и композитор Уинтон Марсалис, впервые выступивший в Абу-Даби в 2010 году, проникся энтузиазмом создателей фестиваля и стал его первым послом. По его рекомендации здесь уже выступили несколько талантливых молодых артистов, в числе которых джазовый пианист-вундеркинд из Индонезии Джой Александер, ставший сенсацией в 2016 году. Вернувшись в Абу-Даби весной 2017 го­да, Марсалис был счастлив увидеть, что фестиваль продолжает набирать обороты. Его неофициальными послами стали уже около двадцати пяти музыкантов и концертных организаций, в числе которых, например, Мариинский театр и его художественный руководитель Валерий Гергиев, Эдинбургский международный фестиваль искусств, Королевский оперный театр Ковент-Гарден в Лондоне.

«Мы называем себя “фестивалем первых”, – с гордостью продолжает Хода аль Хамис Кану. – Именно у нас состоялись очень многие первые в арабском мире выступления оперных и балетных звезд, симфонических оркестров и инструменталистов Европы и Америки».

«Как музыкант, я даю слушателям ровно столько, сколько энергии я получаю от зрительного зала – и в Абу-Даби меня ждал океан эмоций. Какое счастье, что именно с этого фестиваля началось мое мировое турне: я получила колоссальный эмоциональный заряд, – делится впечатлениями Мариза, знаменитая португальская певица, исполнительница фаду. –

Я впервые выступала на Ближнем Востоке и была готова к сдержанному приему, но меня ждала настоящая феерия. Непременно вернусь сюда вновь».

Статус культурной столицы Абу-Даби вполне по плечу. Геополитическая ситуация играет на руку эмирату: обескровленные войнами Багдад и Дамаск, долгое время находившийся в изоляции Тегеран, переживающие не лучшие времена Каир и Бейрут обессилены, их финансовые ресурсы ограничены, и исторически сложившиеся культурные столицы мусульманского мира уже не могут удерживать в своих руках это почетное знамя. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» – строка из популярного в СССР «Марша советских авиаторов» была бы воспринята в Абу-Даби без тени иронии. Городской ландшафт сплошь усеян стройплощадками, и облик эмирата, который творят самые смелые мировые архитекторы калибра Фрэнка Гери, Жана Нувеля и покойной Захи Хадид, меняется на глазах. Его можно сравнить с портретным наброском: очерчены линии скул, бровей, подбородка, уже есть намек на выражение глаз, но до завершения работы еще далеко, и окончательные черты лица пока можно лишь угадывать.

Стройплощадка № 1 в столице Объединенных Арабских Эмиратов – это, безусловно, остров Саадият, что в переводе с арабского означает «остров счастья». Грандиозный проект культурного оазиса на острове, отделенном от центра Абу-Даби узким проливом, был представлен общественности в 2007 году и назван властями эмирата воротами на Ближний Восток и маяком для культурного обмена.

Проект предполагает создание уникального архитектурного ансамбля из четырех музеев, спроектированных самыми яркими зодчими современности. В него войдут центр исполнительских искусств (Заха Хадид), музей современного искусства Гуггенхайма (Фрэнк Гери), национальный музей шейха Зайеда (архитектурное бюро «Фостер и партнеры»), морской музей (Тадао Андо) и филиал Лувра (Жан Нувель), который примет первых посетителей уже в декабре 2017 года.

Те, кто определяет сегодня культурную политику эмирата, не рвутся проповедовать и поучать, но стремятся к самосовершенствованию и расширению личного кругозора. Как подчеркивает Лахдар Брахими, спецпосланник ООН и ЛАГ по Сирии, принявший участие в дискуссии о потенциале культурной дипломатии, состоявшейся в рамках фестиваля в 2012 году, широта взглядов человека зависит в первую очередь от него самого. «Даже в крохотном ближневосточном поселении, где я родился и рос, можно было раздобыть, например, романы Чарльза Диккенса, – вспоминает Брахими. – Никаких усилий или средств для этого прилагать не требовалось, нужно было лишь проявить интерес».

Синтез Запада и Востока определяет сегодня и визуальный облик Абу-Даби, и его внутреннюю сущность. В столице ОАЭ живут представители почти 200 национальностей, количество коренного населения не превышает двадцати процентов, а эмират при этом слывет образцом толерантности и мультикультурализма, где вслух рассуждают о взаимном влиянии традиций и культур Запада и Востока. В то время как в регионе множатся военные конфликты, здесь верят в потенциал «мягкой силы» и с энтузиазмом организуют дебютные выступления на Ближнем Востоке выдающихся европейских музыкантов и актеров.

По мнению скрипача и дирижера Максима Венгерова, мудрая и гениальная в своей простоте концепция фестиваля оказалась бы востребована в многонациональной и мультиконфессиональной России. «Язык искусства универсален, а истинный талант моментально заставляет тебя забыть о таких вопросах, как национальность, – отмечает музыкант. – Новую культуру ты впитываешь естественно и с удовольствием, не прилагая никаких усилий».

Читайте также