Загадочный ларец Романовых не застал врасплох экспертов арт-рынка

О маленькой сенсации грядущей недели – подробно

На грядущей неделе аукционный дом выставляет на продажу непонятно откуда возникшую реликвию дома Романовых. Речь идёт о так называемом «artist’s box»— ларце с принадлежностями для рисования и гравировки, принадлежавшую двум русским императорам.

Внушительных размеров ларец, выполненный в стиле Булле, украшен позолоченной бронзой и инкрустирован черепахой. На верхней крышке императорская корона, под ней — посеребренные ёмкости с пигментами в хрустальных флаконах, отделение для кистей и парные флаконы для воды, крепившиеся на планшете для акварели.

Этажом ниже — набор стальных гравировальных ножей, украшенных позолотой и черепаховыми рукоятками, инкрустированными платиной и золотом, и украшенными золотыми же императорскими коронами.

«Шкатулок и табакерок на арт-рынке прудпруди, но подобного рода предмет мы видим впервые. Несмотря на свои поистине “императорские” размеры ларец очень “интимен”, о нём заботились, его берегли, заботливо реставрируя черепаховую инкрустацию, бронзовые накладки. Ларец интересен не только своей редкостью, но и атмосферой семейного уюта, которую он излучает, – комментирует Джайлс Форстер, директор аукционного дома Christie’s, выставившего реликвию на ежегодный аукцион предметов из семейных, аристократических и частных коллекций. – Мы очень ценим возможность работать напрямую с наследниками семейных собраний предметов интерьера, мебели и быта, большая часть из которых никогда не покидала пределов родовых поместий».

Ларец, последние сто с лишним лет украшавший библиотеку замка в верхней Баварии, был изготовлен «французским Фаберже» — парижской мастерской краснодеревщика и ювелира Альфонса Жиру. В течении нескольких десятилетий его мастерская поставляла мебель и предметы интерьера всем мало-мальски значимым королевским домам Европы.

Основал фирму Франсуа Симон Альфонс Жиру, начинавший свой путь в искусстве учеником выдающегося Жака-Луи Давида. Отложив кисти и распрощавшись с карьерой живописца, в 1799 году Франсуа Симон Альфонс открывает магазин антиквариата, мебели и предметов искусств на фешенебельной рю Сент-Оноре, просуществовавший вплоть до 1848 года.

Торговлю антикваром Жиру успешно совмещает с обязанностями художника-реставратора Собора Парижской Богоматери и ювелира двух королей Франции - именно в его доме Карл Десятый и Людовик Восемнадцатый лично заказывали подарки для своих невест. В коллекции парижского Музея Карнавале хранится милая безделка работы придворного мастера — четвёрка нефритовых лошадей и миниатюрная золотая карета, подарок короля Людовика 18-го сыну герцога Орлеанского.

Пикантности в историю с ларцом добавляет семейная легенда его нынешних владельцев, графской семьи из Баварии, повествующая о молодом принце, в дар которому ларец был предназначен

От Второй Коалиции до Второй Республики - 49 лет существования фирмы закрепили за Домом Жиру репутацию законодателей мод на всё лучшее, связанное с интерьерами и обстановкой.

Наследовавший отцу Альфонс Гюстав добавил к числу своих постоянных клиентов и семью императора Николая Первого, знакомство которого с искусством парижской мастерской началось ещё в период реставрации интерьеров перестроенного после пожара 1837 года Зимнего Дворца.

Судя по маркировке, лондонский ларец был изготовлен в конце 1850-х, в самом начале правления Александра Второго, взошедшего на престол ровно 163 года назад – 2 марта 1855 года. И хотя его первый визит во Францию как Императора Всероссийского состоялся только в 1867 году, Кабинет Его Императорского Величества, ведавший личным имуществом государя и семьи, возобновляет работу с Жиру практически сразу же после окончания Крымской войны.

По словам заведующего Сектором новых поступлений Государственного Эрмитажа Виктора Файбисовича в архивах дворца сохранилась переписка Кабинета с парижской мастерской, записи о заказах мебели и предметов интерьера, в том числе и для личных апартаментов государя в Аничковом Дворце.

Пикантности в историю с ларцом добавляет семейная легенда его нынешних владельцев, графской семьи из Баварии, повествующая о молодом принце, в дар которому ларец был предназначен. Его имя - Наследник Цесаревич Николай Александрович, или просто Никса, старший сын Александра Второго и его супруги, урождённой принцессы Гессенской и Прирейнской. Унаследовавший страсть к рисованию от матери, Никса был учеником Сергея Григорьевича Строганова — основателя «Школы рисования в отношении к искусствам и ремеслам», первой в России бесплатной рисовальной школы, нынешней Строгановки.

«На ларце отсутствуют метки и номера - верный признак того, что предмет находился в постоянном пользовании, так и не став частью дворцового инвентаря. Ни в одной из известных мне коллекций подобного предмета нет», – комментирует заместитель директора Павловского Музея-Заповедника Руфат Гафифуллин.

Весьма вероятно, что, после безвременно кончины старшего брата, в апреле 1865, ларцом пользовался и император Александр Третий — прилежный и очевидно талантливый акварелист, ученик Академика Академии Художеств, живописца и наставника профессора Тихобразова, оставившего после себя богатое творческое наследие. В том числе и серию акварелей с интерьерами Аничкова Дворца, некоторые из интерьеров которого были оформлены в любимом Александром Вторым стиле Булле.

Согласно семейному преданию, в самом начале 1890-х, незадолго до безвременной своей кончины император Александр Третий передал ларец в дар отбывавшему на родину послу Гансу Лотару фон Швейницу, одному из самых успешных прусских дипломатов, на протяжении все своей карьеры неизменно выступавшем за тесный союз двух стран. Известно, что супруга посла, дочь посла Соединённых Штатов в Вене Анна Джей, была одержима живописью, коротая долгие летние вечера в Царскосельском парке с мольбертом или альбомом для рисования.

«Императорская мантия часто скрывает от нас подлинную глубину личности государя. Ларец для занятия искусством это маленькая, потаённая дверь, ведущая во “внутренние покои” человека обременённого заботой об одной из величайших империй в истории. Находки подобного рода крайне редки», – говорит Александр Савинов, бывший сотрудник Государственного Музея А. С. Пушкина на Пречистенке, один из ведущих в России экспертов декоративно-прикладного искусства Третьей Империи. – Надеюсь, ларец не пропадёт из виду и, может статься, войдёт в коллекцию Эрмитажа, Павловска или одной из императорских дач».

Чудеса случаются.

Читайте также