Новый Лувр в Абу-Даби: металлические кружева Жана Нувеля

Архитектура как лучшая иллюстрация миссии музея

Двойной перфорированный купол накрывает собой несколько десятков зданий, на стенах которых постоянно меняет картину затейливый рисунок проникающих сквозь ажурные своды солнечных лучей. Этот завораживающий эффект лауреат Прицкеровской премии Жан Нувель называет солнечным дождем.

Солнечный дождь – архитектурная метафора, под флагом которой устроители арабского музея взялись продемонстрировать его посетителям – вне зависимости от их происхождения – красоту контрастов, широту культурного многообразия и возможность чуда. «Эстетика чуда» – еще один термин Нувеля, оказавшийся органичным для арабского музея. Необычному куполу с удовольствием придумывают прозвища. Его сравнивают с гигантской черепахой, жуком и летающей тарелкой.

«Каждому климату присущи исключения: и в тропиках случается встретить прохладу, и в северные широты неожиданно приходит тепло; Лувр Абу-Даби задуман как гостеприимный оазис, где причудливо играют геометрия и свет, – рассказывает Жан Нувель. – Звездный купол музея – олицетворение оазиса света, где находятся под защитой культурные богатства и восточной, и западной цивилизации. Я — контекстуальный архитектор. Для меня важно, чтобы этот музей был частью культуры, истории и географии Абу-Даби — его нельзя “имплантировать” в Париж или Нью-Йорк».

Интересно, что конструкция музейного комплекса позволяет регулировать микроклимат в мини-городке, расположившемся под его узорчатой крышей. Толщина алюминиевых профилей купола различается в зависимости от уровня инсоляции: их сделали тоньше там, где солнце реже попадает на поверхность купола. Кроме того, тень от купола улучшает показатели энергоэффективности зданий комплекса – им требуется меньше энергии на охлаждение. Свою роль в формировании комфортного микроклимата играет и то, что Лувр Абу-Даби окружен водой и его территорию разрезают несколько каналов.

Лувр Абу-Даби, открывшийся в ноябре 2017 года в столице Объединенных Арабских Эмиратов, стал первым ближневосточным музеем, созданным в тандеме со знаменитым европейским собратом. Его стоимость обошлась ОАЭ более чем в 1 млрд евро, а грандиозную церемонию открытия посетил президент Франции Эммануэль Макрон. Согласно договору между ОАЭ и Францией, арабский музей получил разрешение использовать в своем названии слово «Лувр» в течение 30 лет и 6 месяцев. Цена вопроса составила €400 млн.

Первая временная выставка «Из одного Лувра в другой: открывая музей для каждого» стала символом не только партнерства главного музея Франции и новоиспеченного арт-пространства в регионе Персидского залива, но и культурного союза между Европой и Ближним Востоком.

Выставка создает эффект полного погружения: на стены залов транслируются графические рисунки, воссоздающие ключевые эпизоды истории создания и развития Лувра. Производения живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства символичны и наполнены смыслом. Открывает экспозицию портрет Людовика IV работы Жана Гарнье, где французский император предстает в образе мецената и покровителя искусств.

«Все великие музеи – это живые организмы, это памятники, которые дышат, – уверен Мануэль Рабате, директор музея Лувр Абу-Даби. – У музеев есть история и память, и смысл выставки «Из одного Лувра в другой» состоит в том, чтобы оживить воспоминания парижского Лувра, воссоздать самые значимые страницы его истории. Это поможет наполнить жизнью и стены нового музея на берегу Персидского залива».

Музейные залы копируют обстановку овального зала парижского Лувра, где располагались частные апартаменты короля, отдают дань труду живописцев, ремесленников и часовщиков, напоминают о заслугах Наполеона в пополнении коллекции музея, воспроизводят атмосферу садов Версаля. Катрин Пегар, директор Версальского дворца и музея, история которого тесно связана с историей Лувра, напоминает о том, как важно рассматривать процесс создания музея в исторической перспективе.

«Говоря об открытии музея Лувр, которое состоялось в 1793 году, многие из нас любят приписывать его к числу достижений Великой французской революции, и мы забываем о том, что она стала кульминацией весьма длительных процессов, происходивших во французском обществе, – говорит Пегар. – Выставка доказывает, что концепция музея зародилась уже в конце XVII века и развивалась на протяжении следующего столетия. Рождение любого знакового музея всегда является показателем состояния общества и его запросов».

Постоянная коллекция Лувра Абу-Даби насчитывает более 600 произведений искусства, половина из которых приобретены музеем, а остальные предоставлены во временное пользование французскими музеями, входящими в ассоциацию Agence France-Museums (AFM), в которую входят 17 французских музеев, в их числе, в частности Лувр, Центр Помпиду, Музей д’Орсе и Версаль. Из Лувра в ближневосточный вояж отправились более сотни произведений искусства. Среди самых знаменитых шедевров – «Прекрасная Ферроньера» кисти Леонардо да Винчи.

По мысли идеологов проекта, его смысл и суть состоят не в том, чтобы сформировать серьезное собрание артефактов или привлечь публику громким именем, а в том, чтобы при посредничестве бренда «Лувр» создать арабскую агору, культурную площадку, способную объединить людей вокруг диалогов об искусстве, истории, культуре. Одним из первых экспериментальных проектов стала проходившая с декабря по март выставка Co-Lab: Contemporary Art and Savoir-faire – своебразная коллаборация, «мастер-класс», на котором четыре художника, живущие в ОАЭ, представили художественные работы, созданные вместе с четырьмя французскими производителями тканей, вышивки, стекла и керамики.

Лувр Абу-Даби стал первым из серии масштабных культурных проектов на острове Саадият, что в переводе с арабского означает «остров счастья». Поражающий воображение своим размахом проект культурного оазиса на острове, отделенном от центра Абу-Даби узким проливом, был представлен общественности в 2007 году и назван властями эмирата «воротами на Ближний Восток и маяком для культурного обмена».

Концепция «музейной Мекки» предполагает создание уникального архитектурного ансамбля из четырех музеев и концертной площадки, спроектированных самыми яркими зодчими современности. В него вой–дут, помимо Лувра Абу-Даби в исполнении Жана Нувеля, Центр исполнительских искусств (Заха Хадид), Музей современного искусства Гуггенхайма (Фрэнк Гери), который станет третьим зарубежным филиалом американского музея, а также Национальный музей шейха Зайеда (архитектурное бюро «Фостер и партнеры») и морской музей (Тадао Андо).

Читайте также