Почему Montblanc cделал ставку на часы

И как доказал собственную состоятельность в этом вековом мастерстве

В 1997 году на салоне высокого часового искусства SIHH появился новый участник – немецкий бренд Montblanc, десятилетиями славящийся своими первоклассными коллекциями пишущих инструментов и кожаных аксессуаров, дебютировал в Женеве с часами. Облик самой первой модели был логичным образом выполнен в стилистике ручек Meisterstuck. Сам по себе факт появления часов Montblanc был столь неожидан для мировой часовой прессы, что некоторые ее представители восприняли его с некоторым скепсисом, что ничуть не обескуражило Montblanc.

Через год Montblanc вошел в состав крупнейшей в мире роскоши Richemont Group и стало очевидно, что появление часов в реестре продукции бренда, как и данная сделка по поглощению, было заранее спланированной и далеко идущей политикой.

Разумеется, к тому, чтобы начать часовое производство, в бренде основательно подготовились: на момент появления первых часов уже была приобретена и открыта собственная мастерская Montblanc Montre S.A. в Ле-Локле, в знаменитой часовой долине швейцарского кантона Юра. Здесь в последующие десять лет были созданы основные коллекции часов бренда, а собирались они из компонентов, которые производились для Montblanc благодаря мощностям Richemont Group.

В 2007 году часовое направление Montbalnc было серьезно усилено за счет приобретения старинной мануфактуры Minervа в местечке Виллере, в получасе езды от Ле-Локля. Более полуторавековую экспертизу и опыт основанной в 1885 году мануфактуры, славившейся надежными военными часами и профессиональными хронографами, в Montblanc поставили на службу созданию собственных мануфактурных механизмов на основе калибров Minerva и независимого полноценного производства. Десять лет назад отдел сборки часовых механизмов переехал из Ле-Локля в Виллере, и с того момента бренд стал все увереннее закрепляться в нише производителя уже сложных механических часов и даже моделей уровня haute horlogerie. Сегодня Montblanc считается полноправным игроком на этом поле и к тому же ведет привлекательную ценовую политику в данном сегменте.

Впрочем, несмотря на решающую роль Minerva, начинается все по-прежнему в Ле-Локле. Интересно, что старинная вилла, в которой теперь размещаются отдел дизайна, технический отдел и отдел контроля качества, а также специалисты по логистике и еще несколько административных отделов, была построена в 1906-м – том же году, когда был основан бренд Montblanc. И сегодня все сотрудники работают в оригинальных интерьерах эпохи ар-нуво. Впрочем, в конце 1990-х к вилле пристроили современную часть из металла и стекла, органично вписанную в подножие холма, где возвышается здание.

Итак, здесь трудится отдел дизайна, в котором два основных специалиста, и их команда определяет облик будущих часов, от эскиза до готовой 3D-модели. Здесь же в компьютерах хранятся все архивные подготовительные материалы к уже существующим коллекциям, и если новинка нужна в таковых, то на ее создание уйдет около трех месяцев. А вот на разработку и утверждение дизайна совершенно новой модели (а это могут быть до 100 различных вариаций) специалисты потратят года полтора.

Дизайнерский отдел работает в тесном контакте как с креативным директором всего Montblanc Заимом Камалем, так и с отделом разработок механизмов, который находится на мануфактуре Minerva. Предложение техотдела по использованию того или иного созданного ими нового калибра в будущих часах во многом определяет их облик. Какие функции механизма должны быть отражены в дизайне часов и особо подчеркнуты – эти задачи решает дизайнерский отдел, учитывая еще и исторические коды Minerva или давно существующие в Montblanc коллекции.

После утверждения облика будущей модели следующий этап в этой командной работе (в которую иногда может вклиниться и отдел маркетинга со своими пожеланиями) – ее печать на 3D-принтере (это новшество уже имеется в Ле-Локле, и оно существенно ускорило этап производства). Такой прототип отправляется в технический отдел, где на его основе два конструктора (один из которых работает исключительно над корпусом, циферблатом и стрелками) создадут прототип уже из реальных материалов, из стали или бронзы, чтобы понять, насколько хороша и окончательно оформлена идея дизайнеров. На этом этапе еще можно внести изменения в облик часов без особых проблем, и здесь же решается, как украшать механизм и прочие части часов и циферблат. Следом специальный часовщик технического отдела делает уже прототип, работающий как реальные часы, потом утверждается его облик и создаются первые тесты контроля качества (на любом этапе производства – каждые две недели) и выносится вердикт, что требует доработки и готовы ли часы к производству.

Кстати, команда дизайнеров и технических разработчиков также каждые две недели демонстрирует результаты своей деятельности Николя Барецки, президенту Montblanc. Параллельно он обсуждает с инженерами и часовщиками работу над новыми калибрами.

Затем утвержденный прототип переходит в отдел производства, находящийся уже на Minerva, к одному из трех менеджеров проектов, команда каждого из которых в данный момент работает исключительно над одной коллекцией. Эта команда финально «раскладывает» будущие часы на составляющие и делает технические чертежи – какие компоненты к ним необходимо произвести (кстати, даже специальные инструменты для сборки часов производят на Minerva), а только на создание одного корпуса требуется от 20 до 35 компонентов. При самом высоком уровне ручного часового производства Minerva, разумеется, оборудована всеми современными станками CNC, что сегодня также обеспечивает очень высокое качество продукта на любой мануфактуре.

Кстати, на Montblanc cобственное мануфактурное производство называют «Центр совершенства механизмов и инноваций», и, пожалуй, это не слишком громкие слова. Не на каждой современной мануфактуре калибры разрабатываются и собираются исключительно своими силами: от небольших механизмов с практичными функциями до сложных и даже инновационных. Не на каждой мануфактуре изготавливают и пружину баланса, и мост турбийона.

В финале работы этого «центра» на столе часовщика Minerva должен оказаться идеальный готовый продукт. Его состоятельность проверят в Ле-Локле, где проводится финальный тест Montblanc Laboratory Test 500 (более 500 часов ежедневного износа всех функций) и контроль качества законченных часов. Таким образом на обоих производствах совершается полный цикл создания часов Montblanc от эскиза до изготовления всех компонентов, чтобы получить в итоге эстетически и технически самодостаточный аксессуар Montblanc, демонстрирующий время.

Кстати, на верхнем этаже Minerva создали подобие музея мануфактуры, где хранятся исторические документы, фотографии, учетные книги и выставлены лучшие механизмы и их компоненты. Именно здесь становится очевидной преемственность двух мануфактур: современные лимитированные карманные часы Montblanc напоминают творения Minerva.

На обоих производствах трудится 150 человек, при этом 120 из них находятся в Ле-Локле (среди них 20 часовщиков) и 30 человек работают в Виллере (среди них 15 часовщиков) – при необходимости они курсируют между двумя частями единого целого.

Сегодня часовое производство занимает 20% от объема общей продукции Montblanc и стоит на третьем месте после создания пишущих инструментов и изделий из кожи.

Читайте также