Мастера Blancpain применили японские техники

Сякудо и бинчотан – теперь и на швейцарской мануфактуре

Как сякудо, древнее искусство декорирования катан, или длинных мечей, столь любимое самураями, и бинчотан, техника обработки древесного угля металлом, прошли путь из Японии в Швейцарию? Как они оказались в часовой долине Валле-де-Жу, в мастерской мануфактуры Blancpain, и как попали на циферблаты часов из коллекции Villeret Metiers d’Art, сделав каждый из них неповторимым произведением декоративно-прикладного искусства на запястье?

Этот «путь самурая» начался как долгий путь художественного познания одного человека – Кристофа Бернадо, который сегодня возглавляет в Ле-Брассю мастерскую художественных ремесел. По образованию художник, он окончил École régionale des Beaux-Arts в Безансоне, затем работал на Севрской фарфоровой мануфактуре и потому не понаслышке знаком с техникой двукратного обжига «севрского бисквита».

За опытом работы в качестве скульптора последовали годы занятий гравировкой – Бернадо вернулся в Безансон и там изготавливал художественные пробки для флаконов духов. Следом более десяти лет он посвятил обучению эмальерному искусству и создавал художественные миниатюры в технике перегородчатой эмали cloisonné и выемчатой эмали champlevé.

Так что в Blancpain, в организованную им на мануфактуре художественную мастерскую, Бернадо привнес уже богатый арсенал художественных ремесел. И не остановился на этом. Для начала он собрал под одной крышей талантливых мастеров разнообразных специальностей: эмальеров, гравировщиков мостов и роторов, скульпторов по металлу.

В своем стремлении добавить к традиционному списку (все-таки все вышеперечисленные техники используются для декора часов не первое столетие) нечто необычное, Кристоф сначала нашел мастера по дамаскинажу. Суть этого искусства такова: на металле высекаются бороздки будущего орнамента до получения рельефного контура ощутимой глубины, затем в этот контур заковываются нити из мягкого золота, они фиксируются вбиванием внутрь без дополнительного крепежа и финально полируются до получения глубокого благородного блеска. Теперь по названию этой существующей с XVI века ремесленной техники в коллекции Villeret Metiers d’Art представлена целая линия часов с кодом Damasquinéе.

Но Бернадо, который любит повторять своим подопечным, что «искусство не должно находиться в ловушке былых достижений», пошел еще дальше и на пару с мастером дамаскинажа освоил и стал применять при изготовлении циферблатов еще две более редкие техники – сякудо и бинчотан.

Технически сякудо – это метод преобразования цвета золотого или медного сплава из естественного желтого, оранжевого и бронзового в различные оттенки серого и черного. Обычно на часовых мануфактурах для придания глубины цвету циферблата его поверхность подвергают шлифовке, но она никогда не даст подобный оттенок. В случае же с сякудо диск будущего круглого циферблата погружают в теплую химическую ванну Rokusho и держат в ней до достижения желаемого оттенка. В ходе процесса нужно многократно извлекать диск из ванны, промывать его и проверять изменение цвета сплава. Когда мастер решит, что идеальный оттенок достигнут, процесс сякудо завершается, а цвет диска навсегда сохранится неизменным.

Каждый циферблат часов, выполненный в японской технике сякудо, уникален. И никогда не повторяется

И хотя сутью сякудо является сам химический процесс, исторически в Японии он всегда сопровождался еще и декорированием в техниках гравировки и дамаскинажа. Именно так сегодня происходит и в мастерских Blancpain. Да и сам процесс сякудо часто повторяется на разных этапах работы, чтобы придать интересные оттенки тому или иному фигуративному изображению. В итоге каждый циферблат часов Villeret Metiers d’Art, выполненный в технике сякудо, уникален.

Так, три года назад на мануфактуре изготовили несколько экземпляров часов Ganesh Shakudō с изображением бога всех начинаний в индуизме и буддизме Ганеши – и ни один циферблат не повторял другой. Процесс создания любого декоративного циферблата всегда начинается с эскиза божества и заднего плана, причем исполняют такие рисунки разные художники, чтобы и стиль в каждом случае был иным. Изображение Ганеши является тем, что называется appliqué, то есть накладным орнаментом: это золотая резьба, накладываемая на поверхность циферблата и закрепляемая в отверстиях с помощью очень тонких штифтов. Любое такое апплике еще и искусно гравировано вручную. И в зависимости от стиля каждого художника циферблат с накладным изображением Ганеши может подвергаться процессу сякудо различное количество раз для придания изделию тех или иных оттенков и глубокого цвета.

В 2018 году мануфактура представила свой первый циферблат, изготовленный с использованием бинчотана – древесного угля из дуба Убамегаши, произрастающего в регионе Кишу в Японии. Его замечательные качества связаны с плотностью, являющейся результатом процесса медленного сжигания Убамегаши в глиняной печи при температуре 1000–1300 градусов по Цельсию – метод, придуманный 400 лет назад. Стремительный процесс обжига, сопровождаемый быстрым охлаждением, превращает кору дерева в пепел, а древесина трансформируется в материал с ровной поверхностью, обладающий прочностью, сравнимой со сталью.

В мастерской Blancpain нашли новое применение этому естественному материалу: позаимствовали японскую технику XVII века для изготовления своих циферблатов. Диски полируют, чтобы подчеркнуть красоту естественной фактуры бинчотана и интенсивность его цвета, а потом тщательно обрабатывают пигментированным лаком. Затем мастера украшают циферблат золотым накладным орнаментом с ручной гравировкой и патиной, полученной после применения сякудо, и так эти две старинные японские декоративные техники встречаются на одном циферблате часов Blancpain.

И сякудо, и бинчотан придают скульптурным композициям из металла цвета и текстуры, до этого невиданные в декоре наручных часов. И сегодня мануфактура Blancpain, при всем культе métiers d’arts в часовой индустрии, является единственной, кто использует эти старинные техники да еще и владеет ими внутри собственных же стен. А все благодаря энтузиазму, пытливому уму, страсти к экспериментаторству и умелым рукам нескольких мастеров Blancpain.

Читайте также