Самые яркие высокоювелирные коллекции 2018 года

Их авторов отличает не только мастерство и дерзость мысли, но и желание выйти за рамки возможного

Премьеры своих высокоювелирных коллекций большие, известные Дома традиционно дают в начале июля, во время недели haute couture в Париже, когда масштабная модная круговерть влечет сюда главных клиенток индустрии люкса со всего мира. Их визиты в бутики и ателье вокруг да около place Vendome, исторической площади ювелиров, которые те облюбовали еще в XIX веке, и уж тем более авиаполеты на премьеру коллекции Bvlgari в Риме или TIffany & Co. в Нью-Йорке похожи на длинное, незабываемое, увлекательное и разнообразное путешествие. Впечатления от которого можно, конечно, передать словами, но лучше один раз увидеть...

КОНТИНЕНТЫ И СТРАНЫ

Мастера Cartier задумали выразить в украшениях самые необычные для французского Дома комбинации цветных драгоценных камней за всю его историю. Но решили сделать это так, чтобы за каждой вещью угадывался конкретный национальный праздник. Ведь последний в любой стране мира априори традиционно весьма красочное явление. Так, коллекция c несколько музыкальным названием Coloratura – это одновременно и симфония цвета, и путешествие в Индию, Японию Африку с неизменным для Cartier фирменным налетом стиля ар-деко в каждой вещи. При минимальном знании национальных традиций в украшениях здесь запросто можно разглядеть праздник Цветения сакуры или праздник красок Холи.

Свое ювелирное путешествие по миру в другом французском Доме, Chaumet, начали еще два года назад, когда заявили масштабную коллекцию Les Mondes de Chaumet с продолжением. И тогда первым ювелирно-географическим направлением «миров Шомэ» стала Россия: в украшениях Promenades Impériales преобладали холодная гамма драгоценных камней и зимние сюжеты.

Следом мастера Дома направились в Японию – все предметы в коллекции Chant du Printemps («Весенняя песнь») созданы в виде изящных веточек неких абстрактных ягод из рубинов и родолитов. Они так деликатно прорастают сквозь конструкции из белого золота, бриллиантов и оникса, что ощущается благоговейное отношение японцев к возрождающейся природе.

А третья часть коллекции, посвященная Африке, – уже буйная, яркая, живая, наполненная характерными декоративными приемами и воспроизводящая формы украшений и оружия Черного континента. При взгляде на собрание Trésors d’Afrique слышны тамтамы и рев животных. Кстати, яркие броши в виде жирафа, слона, льва, обезьяны верхом на зебре и муравьев для Chaumet придумал кенийский художник Эванс Мбугуа, и они получились натуралистичными и ироничными одновременно.

Ежегодная коллекция высокого ювелирного искусства Red Carpet швейцарского Дома Chopard традиционно движется в двух направлениях стиля. Один – вечная классика, такая как колье с 17 крупными изумрудами огранки «подушка», перемежающимися с круг­лыми бриллиантами, заканчивающееся огромной каплей огранки «груша».

Другой стиль – фантазийный, и в нем встречается то флора, то фауна, а уже в нынешнем году это аллюзии к культурам Китая и Древней Персии. Все характерные элементы здесь – каскады бус, колье-нагрудники, огромные медальоны, где желтые бриллианты и золото загадочным образом имитируют чеканку; ажурный нефрит, завитки, как у пагод, или узоры облаков из перламутра Каролина Шойфеле, креативный директор Chopard, умело складывает в оригинальные композиции словно бы из ожившего эпоса.

В ГОСТЯХ У СКАЗКИ

Мир сказочных образов и приключенческих сюжетов всегда был невероятно близок ювелирам Van Cleef & Arpels. Стоит лишь вспомнить коллекции, вдохновленные сказкой «Ослиная шкура» Шарля Перо или романами Жюля Верна. И теперь новая масштабная коллекция Quatre contes de Grimm воспроизводит в формах украшений сюжеты из четырех сказок братьев Гримм. «Стоптанные туфельки» позволили создать сразу 12 брошей-принцесс – столько миниатюрных танцовщиц The Twelve Dancing Princesses в драгоценных облачениях не было раньше ни в одной коллекции!

В украшениях из линий The Golden Bird и The Three Feathers очевидны восточные мотивы – индийских опахал, узоров ковров и китайских певчих птиц. Предметы из линии The Town Musicians of Bremen полны изящества и витиеватости европейских дворов XVIII–XIX веков, но зато в заглавной броши-медальоне на фоне ляпис-лазури уместились миниатюрные фигурки знаменитых бременских музыкантов – осла, собаки, кота и петуха, один на другом.

На этот раз классика перемежается с миром сказок, национальных праздников и дикой природы

Валери Мессика, основательница и креативный директор французского бренда Messika, вспомнила все сказки, что читает на ночь своим дочерям. И сочинила коллекцию Once Upon A Time. Впрочем, сказочные сюжеты не заставили Валери изменить своему фирменному стилю – все украшения из 22 гарнитуров по-прежнему сплетены из бес­цветных по большей части и желтых бриллиантов в минимальной золотой оправе. Только вот их конструкции, силуэты, формы и узоры имеют отголоски сюжетов определенных сказок. Так, в линии The Little Mermaid бахрома колье и серег действительно напоминает хвост Русалочки, а бриллианты грушевидной огранки вихрей-серег и изящных оков колец в линии The Snow Queen смотрятся как холодные льдинки Снежной королевы, одна из которых ранила Кая. Поистине талант Мессики-дизайнера заключается в том, что в геометрических абстрактных украшениях она действительно вызывает ассоциации с фигуративными сюжетами.

ПО ЗАКОНАМ КУТЮРА

Виктуар де Кастеллан по долгу службы, будучи креативным директором ювелирного подразделения Дома Dior, вот уже 20 лет совершенствует свое мастерство воплощения в драгоценных формах наследия Кристиана Диора. Уже не раз она вдохновлялась его кутюрным искусством и создавала в твердых материалах подобие складок, плиссировок, вьющихся лент. В коллекции Dior Dior Dior Виктуар пошла еще дальше и сотворила метаморфозу кружева, со всеми его переплетениями, рельефами и узорами. На ажурную золотую основу живописных украшений, подобных невесомым тканям, здесь нанизаны изумруды, синие и розовые сапфиры и гранаты-спессартины, шпинели, турмалины, рубеллиты... Эти драгоценные камни буквально вшиты в имитирующие тончайшие гипюр или тюль золотые конструкции, а бриллиантам при этом придана форма пайеток.

Таким образом, в каждой своей новой haute-joaillerie-коллекции Виктуар де Кастеллан с присущим ей изяществом раздвигает рамки возможных ювелирных приемов, и на этот раз ей удалось запечатлеть в украшениях ощущение эфирной легкости кружева.

НАЗАД, В БУДУЩЕЕ

Название коллекции Wild Pop говорит само за себя: в итальянском Доме Bvlgari решили почерпнуть вдохновение в стиле поп-арт со всеми его эстетическими кодами и склонностью к ярким экспериментам, а заодно приметами эпохи диско. Тема возникла неспроста: Энди Уорхол обожал Bvlgari, ему принадлежит знаменитая цитата «Посетить магазин Bvlgari для меня это все равно что увидеть первоклассную выставку современного искусства».

Так стиль римского Дома, и без того всегда яркий и насыщенный, встретился с эстетикой поп-арта, и случился драгоценный взрыв. В мозаике драгоценных и полудрагоценных камней появились молнии из перламутра, виниловые пластинки из оникса и силуэты фламинго из россыпи бриллиантов. Броши приняли форму микрофонов, колье-воротники раскрылись клавишами пианино и… даже листьями марихуаны. Лючия Сильвестри, креативный директор Bvlgari, с азартом отдалась преувеличениям 80-х, но не изменила ценности крупных цветных драгоценных камней и архитектонике Дома, разве что преподнесла их по-хулигански.

ИГРЫ В КЛАССИКУ

В швейцарском Доме Piaget уже не в первый раз черпают вдохновение в «солнечной» теме собственного ювелирного стиля 70-х, которая и на этот раз снова отражена в названии коллекции – Sunlight Escape. Яркая, жизнелюбивая стилистика вечного праздника в неком райском месте выражена в трех темах и стилях.

Лучистая мозаика из опалов, рубеллитов, спессартинов и турмалинов параиба в линии «Танец ночи» перекликается по насыщенности с узорами из крупных изумрудов в линии «Торжество огней» и органично соседствует с холодной гаммой аквамаринов, синих сапфиров и ляпис-лазури в линии «Ледяные просторы».

Уже традиционно в коллекции блистательно демонстрируются редкие ремесленные техники: маркетри из перьев в браслетах-манжетах; маркетри из тонких полосок из плевела, европейского граба и сикомора в серьгах; техника гравировки Palace Décor, которая представляет собой ручное гильоширование золота асимметричными линиями и имитирует шелковую материю.

Еще одно прочтение парадной ювелирной классики – от XIX века – представили в Доме Louis Vuitton. Коллекция Conquêtes – Regalia вдохновлена стилем драгоценных парюр, которые создавались для королевских особ в позапрошлом столетии. Поэтому фирменные для Дома мотивы цветка-монограммы, четырехконечной звезды и литеры V, вокруг которых строились все предыдущие коллекции, здесь обросли волютами и геральдическими символами и сплелись в сложносочиненные орнаменты из белого золота и бриллиантов вокруг центральных драгоценных камней – шпинелей и рубинов, желтых и синих сапфиров и турмалинов параиба. В итоге коллекция сложена из семи парюр, или гарнитуров, в каждой из которых представлено строго по четыре украшения – серьги, колье, браслет и кольцо.

В нынешнем году Фаваз Груози отмечает 25-летие с момента начала высокоювелирных коллекций de Grisogono. И по этому поводу символически создал 25 единственных в своем роде украшений. Это классический ювелирный словарь бренда: крупные, экспрессивные, словно чуть разрывающиеся изнутри, сбалансированные даже при всей асимметрии, чувственные формы.

Эти характеристики имеют отношение и коктейльным кольцам с крупными драгоценными камнями на их вершине, и к орнаментальным завиткам серег, и к широким колье-чокерам. Разумеется, не обошлось и без фирменных черных бриллиантов: ими усыпан золотой силуэт анималистической броши под названием Chiaroscuro, геральдической фигурки пса, гордо стоящего на изумруде, – так Груози демонстрирует свой излюбленный контраст светлого и темного цветов и дает ему название из области живописи.

ПОДРАЖАЯ ПРИРОДЕ

В своей первой высокоювелирной коллекции для американского Дома Tiffany & Co. его креативный директор Рид Кракофф обратился к вечной теме четырех времен года и воплотил ее в разной тематической стилистике. Так, Blue Book 2018: The Four Seasons of Tiffany разворачивается от строгой геомет­рии ар-деко и холодной гаммы драгоценных камней в линии Winter до мотивов нежных букетиков цветов и порхающих бабочек в стилистке японского декоративного искусства в линиях Spring и Summer. За создание «осеннего» настроения в коллекции отвечают «голые» веточки из бриллиантов и кольца с парными камнями: бледно-розовым морганитом и насыщенно-розовым рубеллитом или желтым и оранжевым сапфирами.

Налицо разнообразие способов прочтения парадной ювелирной классики. И без сюрпризов не обошлось

Свой 160-летний юбилей в уходящем году французский Дом Boucheron отметил масштабной коллекцией Nature Triomphante, в которой креативный директор Клэр Шоан создала три разных главы, так или иначе напрямую связанных с наследием самого Фредерика Бушерона. В главе Boucheron Naturaliste встречаются заданные еще основателем знаковые мотивы Дома: колье в виде плюща, браслеты со змеями, броши-бабочки. Спокойную гамму россыпи бриллиантов и голубых танзанитов разряжает оперение из ярких сапфиров кольца и браслета в виде синичек. В главе Boucheron Surréaliste, с одной стороны, доминирует черно-белая графика ар-деко с акцентами изумрудов, малахита и ляпис-лазури, а с другой – во флористических украшениях мотивы с лепестками из перламутра и россыпи бриллиантов становятся все объемнее и сложнее.

Зато последнюю главу Boucheron Alchimiste можно без преувеличения назвать сенсацией в ювелиром мире и действительно триумфом артистической дерзости и искусного инновационного ремесла. Девять колец в виде конкретных сортов пиона, анютиных глазок, розы, анемона или гортензии – это и есть... самые настоящие цветы, чьи эфемерные лепестки стабилизированы в ювелирных формах благодаря особой технологии, в которой нет ни химических веществ, ни красящих пигментов.

Теперь это разработанное совместно с учеными ноу-хау позволит Boucheron являть растительные формы во всей их хрупкой природной красоте. Здесь лишь подчеркнутой основой из цветного титана и сердцевиной из сапфира падпараджа, спессартина или индиголита. И, возможно, сохранить их в столь блистательном ювелирном воплощении навечно.

Читайте также