Любимые ширмы Коко Шанель превратились в украшения

Они послужили темой для высокоювелирной коллекции Coromandel

Горные вершины в предрассветной дымке, медленно плывущие по небу облака, развесистые китайские сосны, поющие в садах птицы, пышные кусты камелий… Эти поэтические сюжеты с коромандельских ширм XVII и XVIII веков из парижской квартиры Коко Шанель уже не раз оживали на циферблатах часов Chanel Mademoiselle Prive Coromandel. Воплощались они на циферблатах благодаря самым разным декоративным техникам: через искусство миниатюрной «горячей» эмали, инкрустации, глиптики, гравировки и миниатюрной скульптуры. А теперь несколько сошедших с ширм сюжетов стали темой для высокоювелирной коллекции под емким названием Coromandel...

Габриэль Шанель начала коллекционировать коромандельские ширмы с начала 1920-х годов. Вкус к антиквариату, к стилю шинуазри и к старинным китайским артефактам ей привил ее возлюбленный Артур Кейпел по прозвищу Бой, безвременно погибший в 1919 году.

Коромандельскими называют ширмы, созданные в особой технике нанесения на них изображений и лака, которая была изобретена в Китае в конце правления династии Мин в период с 1368 по 1644 год

Надломленная этой трагедией, Шанель с еще большим рвением взялась за развитие своего модного Дома и стала окружать себя талантливыми людьми и красивыми предметами. Для интерьера своей квартиры на авеню Нью-Йорк, а затем и следующих апартаментов на улице Камбон, 31 Габриэль целенаправленно приобретала у парижских антикваров редкие ширмы XVII и XVIII веков.

Как вспоминала сама Шанель, «когда я впервые увидела коромандельские ширмы, то воскликнула: «Это так красиво!» Я никогда не произносила ничего подобного ни об одном предмете». К тому же на некоторых лаковых панелях были изображены камелии, символ ее Дома, так что ширмы стали для Коко своего рода символическим раритетом. Насколько искусство китайских лакировщиков и миниатюристов действительно произвело впечатление на Шанель, говорит тот факт, что она приобрела в общей сложности 32 ширмы, и множество из сохранившихся фотографий модельера сделано именно на их фоне.

Впрочем, поступила Шанель с раритетами в свойственной ей решительной и оригинальной манере: не стала использовать их по прямому назначению и перегораживать пространство своей квартиры на зоны, а вместо этого придумала декорировать ширмами стены гостиной, гардеробной и столовой, а также часть дверных панелей. И создала таким образом единственный в своем роде интерьер, который и сегодня производит завораживающее впечатление, стоит лишь попасть на экскурсию по апартаментам Коко Шанель.

Коромандельскими называют ширмы, созданные в особой технике нанесения на них изображений и лака, которая была изобретена в Китае в конце правления династии Мин в период с 1368 по 1644 год. Где-то в этом историческом отрезке изящный предмет интерьера получил свое название по берегу в Восточной Индии (на самом деле – Коламандаль), куда подобные предметы привозились торговцами из Китая и затем на кораблях отправлялись вдоль Африки в Европу. Позже европейская речь видоизменила этот термин на «Коромандель», и таковым он остался в истории искусства.

Для первой в истории Дома Chanel ювелирной интерпретации темы коромандельских ширм были выбраны три сюжета, которые по-английски названы Floral, Animal и Mineral, а в реальном воплощении это вариации на тему цветущих камелий, поющих птиц и горных вершин в облаках. Причем разнообразие ювелирных техник и приемов здесь немногим меньше, чем количество сюжетов на ширмах. Из 59 украшений и часов этого собрания 24 созданы в единственном экземпляре.

Миниатюрные птицы изображены так, словно вот-вот слетят с ветки или заливисто запоют

В линии украшений Floral пышные камелии воплощены в технике инкрустации и паве. Так, в одних предметах Impression Florale силуэт камелии выложен из россыпи бриллиантов на фоне желтого золота, в других – золотая основа украшения полностью покрыта бриллиантовым паве, через которое прекрасно читаются прорезанные в ней лепестки.

С помощью техники инкрустации белоснежные камелии из перламутра прорастают на основе из оникса, имитирующего лаковую поверхность, и дополнены листочками из бриллиантов и веточками из желтого золота. Такие композиции Fleur de Laque нанизаны на длинную нить жемчуга и превращаются в сотуар или становятся кольцом. Редкие вспышки ярких красок на ширмах – алый лепестков и зеленый листвы – превращаются в акценты крупных рубеллитов и рубинов в кольцах и во флористическую россыпь розовых сапфиров на длинных нитях бусин из цаворитов Evocation Florale.

Птицы из линии Animal – это объемная миниатюрная скульптура из белого золота в оперении из россыпи бриллиантов. С большим размахом крыльев и длинным хвостом, четко очерченными глазами и полуоткрытыми клювами, эти фигурки изображены в остановленном движении так, словно вот-вот слетят с ветки или заливисто запоют. В некоторых кольцах Precieux Envol птицы сворачиваются вокруг бес­цветных и желтых бриллиантов весом больше 10 карат.

Апогеем идеалистического воплощения пейзажа в линии Mineral выступают украшения Horizon Lointain – на конструкцию из желтого золота в них тонкими слоями наложены облака из белого и серого перламутра, кроны сосен из бриллиантов и резкие линии горных вершин из золота. В других украшениях, Vibration Minerale, горы по-авангардистски исполнены в геометрической манере из надломленных линий салатовой и голубой эмали – в сочетании с перламутровыми облаками, акцентами бриллиантов и жемчуга эти элементы дают объемную картину в стиле шинуазри.

В своих разговорах с Клод Делэ, одной из ее ближайших подруг, психоаналитиком по профессии, а позже и автором книги «Одинокая Шанель», Мадемуазель делилась: «Я, как улитка, везде тащу с собой свой «дом» – пару любимых ширм, книги... Не могу жить в открытом пространстве, мне всегда нужна ширма перед глазами». Эта зависимость от прекрасного предмета искусства китайских мастеров действительно прошла через всю жизнь Габриэль Шанель – из квартиры на улице Камбон она перевезла часть ширм в отель «Ритц», где жила долгое время, а затем, в 1968 году, и на свою виллу в Лозанне. Теперь, с появлением ювелирной коллекции Coromandel, частичку ширм из мира великой Шанель стало легко и просто повсюду брать с собой и украшать ею свой собственный мир.

Фото: Boris Lipnitzki / Roger-Viollet; Chanel

Читайте также