Van Cleef & Arpels привез в Москву выставку своих винтажных творений

По случаю открытия нового бутика Дома в «Петровском Пассаже»

В Доме Van Cleef & Arpels холят и лелеют собственное наследие. Вот уже почти два десятилетия здесь собирают музейную коллекцию своих знаковых произведений и регулярно устраивают тематические выставки винтажных украшений и часов.

В частности, в связи с открытием нового флагманского бутика французского бренда в торговых галереях «Петровского пассажа» на его втором этаже проходит выставка «Шедевры из частной коллекции Van Cleef & Arpels». Более 60 творений, созданных в период с 1910 по 1980 год, демонстрируют эволюцию творческого стиля Дома в течение XX века – Дома, который активно откликался на события истории и различные художественные веяния. Интересно, что две трети экспонатов приобретены музеем совсем недавно и выставляются на публике впервые.

Завораживающая природа, утонченный мир высокой моды, геометрические абстракции, культуры разных стран мира – все эти темы укоренились в эстетическом репертуаре Van Cleef & Arpels, и их отражение можно видеть на московской выставке.

К тому же каждое десятилетие неизменно являло новые грани изобретательности и технических инноваций, которые тоже составляют славу французского бренда.

1910-е годы – время зарождения стиля Van Cleef & Arpels, основанного в Париже в 1906-м. Вкусы периода Belle Epoque отражают брошь Grappe de raisin 1915 года в виде виноградной лозы, усыпанной крошечными жемчужинами, и часы-подвеска 1912 года из гильошированной эмали, украшенные мотивом фонтана, – в их дизайне уже слышны отголоски ар-деко.

«Ревущие 20-е» – это время триумфа ар-деко с его лаконичными графическими линиями. На Международной выставке декоративных и промышленных искусств 1925 года Дом Van Cleef & Arpels получает «гран-при» за знаменитый браслет Roses, насчитывающий 463 бриллианта классической огранки, 293 рубина и 108 изумрудов огранки смешанного типа. Это знаковое творение, которое сочетает в себе натурализм и геометрические линии, всегда фигурировало во всех исторических книгах и альбомах марки, совсем недавно было приобретено в его музейную коллекцию и выставляется впервые именно в Москве!

1930-е годы отмечены первыми крупными заказами, и один из таких имеется на выставке: колье Collerette в стиле ар-деко с десятью великолепными колумбийскими изумрудами общим весом 165 карат когда-то принадлежало египетской принцессе Фаизе, дочери короля Фуада. Этот раритет был приобретен Домом на аукционе Christie’s в ноябре 2013 года за рекордные $4,5 млн.

Тогда же, в 30-х годах, в компании придумывают знаменитую невидимую закрепку Serti Mystérieux, или Mystery Setting, визитную карточку Van Cleef & Arpels. А в 1937 году создают часы Cadenas с оригинальной геометрической конструкцией корпуса на браслете-цепочке – образцы этих изобретений тоже есть на выставке.

В конце 1940-х в украшениях Дома появляются кутюрные мотивы: ювелиры превращают металл в кружево, сетку, тесьму, ленты и даже придумывают конструкции украшений из золотых блесток или пайеток. Отдельного внимания заслуживает мотив Corde из крученых золотых нитей – он предстает в виде браслета или колье в несколько рядов. Такое носила королева Ирана Сорайя Исфандияри-Бахтиари.

1950-е – это расцвет флористических мотивов в бренде: на выставке представлено сразу несколько брошей в виде букетов. Самые примечательные украшения с цветочным мотивом – серьги, брошь и браслет из бриллиантов и синих сапфиров, принадлежавшие Марджори Мерривезер Пост, богатой американской наследнице агропромышленной империи General Food Inc., преданной клиентки Van Cleef & Arpels.

Творческий подъем ювелиров в 60-х годах знаменуется взрывом цветов и пышных форм – его иллюстрирует гарнитур из крупных сияющих зеленых полудрагоценных перидотов, принадлежавший еще одной американской наследнице, Пегги Рокфеллер. Украшения совсем недавно, в июне 2018 года, были приобретены Van Cleef & Arpels на аукционе Christie’s за «скромные» $348 500.

В следующем десятилетии в изделиях Дома усиливаются влияние стиля хиппи-шик и восточные настроения. А после официального празднования 2500-летия основания Персидского государства в 1971 году особенно ощущаются персидские мотивы. Их пример – брошь в виде грифона, словно явившегося с барельефов дворца в Хорсабаде. Вместе с ней ювелиры открывают для себя целый бестиарий – очень яркие и динамичные украшения в виде мифологических животных.

Заканчивается выставка 80-ми годами прошлого столетия, когда создаются не только парадные сеты с крупными драгоценными камнями, но и вдруг, после масштабной выставки «Сокровища Тутанхамона» в Нью-Йорке в 1979 году, возрождается интерес к древнеегипетскому искусству. И Van Cleef & Arpels вновь, впервые после 20-х годов, возвращается к иероглифическим мотивам, выполненным из мозаики коралла, лазурита, малахита и хризопраза в сочетании с желтым золотом.

«Вся музейная коллекция Van Cleef & Arpels насчитывает около 750 предметов, из них порядка 400–450 – это непосредственно украшения ранга haute joaillerie и ювелирные украшения попроще в духе daily luxury, остальное же – это часы, предметы декоративного искусства, аксессуары и сумочки-минодьеры», – рассказывает Катрин Кариу, занимающая должность хранителя наследия Van Cleef & Arpels более 15 лет. «В моей работе очень важно приобретать вещи всех периодов истории Дома, чтобы в ней не было пробелов. Поэтому на любой выставке Van Cleef & Arpels вы увидите украшения разных эпох, разной стоимости и разного художественного уровня – и нынешняя выставка в Москве не исключение, – подчеркивает Кариу. – Она дает возможность представить творчество Дома в исторической перспективе».

Фото: Christie's / Van Cleef & Arpels

Читайте также