29 Женевский салон высокого часового искусства (SIHH): изучаем лучшее

Возвращение к истокам, эволюция лучших исторических идей и одна экстравагантная выходка

Женевский салон высокого часового искусства Salon International de la Haute Horlogerie (SIHH) 2019 – 29-й по счету. И стал во многом знаковым явлением. Хотя бы потому, что в то же время и в том же составе он прошел в последний раз.

В конце 2018 года руководство SIHH совместно с руководством другой, куда более масштабной часовой выставки – Baselworld сделали совместное заявление: в 2020 году две главные демонстрационные площадки часовых достижений в мире откроются одна за другой в апреле – мае. Уже даже известны даты: Женева покажет свои премьеры с 26 по 29 апреля, а Базель – с 30 апреля по 5 мая и этот порядок сохранится пока что до 2024 года.

По словам Фабьен Люпо, главы Женевского салона, «сближение дат служит общим интересам. Два салона всегда были взаимодополняющими, и этот факт только укрепит Швейцарию как лидера часового дела во всем мире». А вот приедет ли на выставки больше международных ритейлеров, будет видно в мае 2020 года.

В будущем году помимо времени проведения SIHH вновь изменится состав его участников. На нынешнем Салоне ценители недосчитались Van Cleef & Arpels – французский Дом еще в прошлом году объявил, что не видит необходимости выставлять свои часовые новинки в унисон с коллегами по Richemont Group. Но, по мнению многих специалистов, «поэтических усложнений» и ювелирных изысков Van Cleef & Arpels на этот раз явно недоставало.

В последний раз в Салоне участвует Audemars Piguet – этот семейный часовой бренд покидает Женеву, чтобы «пойти своим собственным путем», по словам его исполнительного директора Франсуа-Анри Беннамиаса. Да и по словам Ришара Милля, участие в Салоне больше «не соответствует стратегии выборочного распространения» созданного им бренда, а потому и Richard Mille с будущего года покинет Женеву.

Надо отметить, что напоследок оба бренда сделали все возможное, чтобы их новинки были самыми активно обсуждаемыми на SIHH. Кто придет на солидные освободившиеся выставочные площади, вопрос пока открытый. Возможно, стоит ждать неких новостей после весенней выставки Baselworld 2019 – Ulysse Nardin, Girard-Perregaux и Hermes в течение нескольких последних лет перебрались на более камерный и размеренный Женевский салон именно с базельской выставки.

А вот независимый бренд Bovet, напротив, вернулся сюда после долгого отсутствия и украсил экспозицию не только своими сложными часами, но и женскими моделями с красивейшими циферблатами в разнообразных техниках эмалей, которые для марки создает российский мастер Ильгиз Фазульзянов.

На привычном стенде Van Cleef & Arpels в нынешнем году функционировало новое пространство под единым названием LAB – несколько брендов из числа участников Салона демонстрировали здесь свои инновации, погружали вольнослушателей в этакое «будущее индустрии», и, судя по ежедневной очереди к рассказчикам, формат оказался востребованным. Точно так же в нынешнем году ежедневно устраивалось по нескольку publiс-talks и панельных дискуссий с первыми лицами компаний – пустых мест в зале практически не было. Словом, часовая индустрия в лице 35 имен – участников SIHH этого года показала себя активным игроком, открытым к диалогу.

Из 35 имен 17 были представлены в пространстве Carre des Horlogers – это маленькие независимые, но весьма интересные марки, иначе бы их не было в стенах SIHH. Но сегодня мы расскажем лишь о главных новинках 18 ключевых экспонентов, как их называют на самом Салоне, «исторических брендов».

Сильная сторона

Одним из главных «ньюсмейкеров» Салона стала мануфактура Jaeger-LeCoultre, которая в последние несколько лет переживала не лучшие времена из-за перемен в руководстве Richemont Group. Но как только определявший дальнейшее развитие марки и успевший свернуть в ней разработку новых усложнений cогендиректор Жорж Керн покинул стены группы ради Breitling, в Jaeger-LeCoultre расправили крылья и вернулись к истокам. Master Grande Tradition Gyrotourbillon Westminster Perpetual – это первая модель мануфактуры, оснащенная одновременно многоосным турбийоном (пятой по счету его версией) с модулем постоянной силы, вестминстерским карильоном, воспроизводящим звон лондонского Биг-Бена, и вечным календарем. Этот без преувеличения шедевр высокого часового искусства гордо демонстрировали среди настоящих сосен, привезенных из долины Жу, где бренд был основан в 1833 году, – чтобы разместить великанов в павильоне, с него пришлось снять крышу! Но метафора «возвращение к истокам» была отыграна триумфально.

Еще одной самой обсуждаемой – даже не моделью, а целой коллекцией – стала Code 11.59. Впервые за несколько десятилетий в Audemars Piguet создали часы в круглом 41-мм корпусе, предназначенные и мужчинам, и женщинам одновременно. Поклонники бренда настолько привыкли к харизматичным корпусам Royal Oak и Royal Oak Offshore, что идеальный круг был воспринят бурно, а ведь бренд тоже вернулся к истокам: в его 144-летней истории было немало круглых часов. Впрочем, Code 11.59 – это мастерски выверенные до мельчайших деталей часы модернистского дизайна.

Более того, в Audemars Piguet сделали еще один смелый и умный ход: представили в новом облике 13 разных моделей и сразу шесть разнообразных калибров последнего поколения – в том числе хронограф, вечный календарь, парящий и скелетонизированный турбийон, минутный репетир. Это впечатляющее разнообразие под условным девизом «Code 11.59 здесь навсегда» примирило с новой формой корпуса даже тех, кто неоднозначно принял ее в первый момент.

Новостью номер один немецкой мануфактуры Lange & Sohne стал 25-летний юбилей коллекции Lange 1 и посвященная ему же лимитированная серия из 250 экземпляров из белого золота. Постоянство облика Lange 1 было немного «нарушено» рельефным посеребренным циферблатом со слегка углубленными зонами, темно-синей печатью разметки циферблата, синими цифрами указателя даты, дополнительно открывающейся задней крышкой корпуса с гравированным изображением штаб-квартиры Lange & Sohne и вручную гравированным мостом баланса с синей отделкой.

Но едва ли не большее впечатление производил Datograph Perpetual Tourbillon – новая, после 2016 года, версия возвратного хронографа, вечного календаря, указателя фазы Луны, турбийона с устройством остановки секундной стрелки и индикатора запаса хода, впервые созданная в корпусе из белого золота с циферблатом из золота розового.

SIHH в лице 35 имен-участников показала себя активным игроком, открытым к диалогу

Известные изобретатели сложной часовой механики Роберт Грейбель и Стивен Форси показали четвертое по счету «наивысшее воплощение авангардной эстетической концепции» Greubel Forsey в начатой ими в 2013 году серии Art Piece. Высокотехнологичные Art Piece Edition Historique имеют максимально открытую конструкцию механизма, трехмерную компоновку и необычную архитектуру внутреннего пространства того, что видно на циферблате, – в первую очередь переосмысленную версию двойного турбийона марки с углом наклона 30° и индикатор запаса хода, испещренный крупными арабскими цифрами. 11 из 33 экземпляров Art Piece Edition Historique будут выпущены в корпусе из платины.

В коллекции Overseas появился не просто первый турбийон: на этот раз мастера мануфактуры Vacheron Constantin еще поместили усложнение в корпус из стали, таким образом гармонично объединив высокое часовое искусство и спортивный дух этих часов. Внутри привычно брутального шестигранного корпуса работает ультратонкий калибр 2060 толщиной 5,65 мм с периферийным ротором из 22-каратного золота и запасом хода 80 часов.

На фирменные темы

В Cartier решили возродить часы в корпусе «бочонок», появившемся в словаре Дома в эпоху ар-деко, и представили на Салоне обновленную коллекцию Prive Tonneau. В корпус одной из моделей с кодировкой Tonneau XL Skeleton Dual Time Zone помещен скелетонизированный калибр 9919 МС, демонстрирующий время в двух часовых зонах на двух работающих в унисон циферблатах – в ранней версии этой модели за их работу отвечали два разных механизма.

В обширной коллекции часов для пилотов мануфактуры IWC Schauffhausen появилась линейка Spitfire, названная так в честь легендарных британских истребителей – один из них украшал стенд бренда. Прототипом часов послужила историческая навигационная модель Mark 11, созданная в 1948 году как раз для Королевских ВВС. Здесь часовщики впервые поместили в 41-мм корпус часов свои самые продвинутые мануфактурные механизмы: калибр хронографа IWC 69380; новый калибр IWC 82760 с запатентованным механизмом Timezoner; новый калибр IWC 82710 с функцией UTC; калибр 52615 с вечным календарем и с наличием системы подзавода Пеллатона. Облик линейки вполне выдержан в духе авиационных часов IWC Schauffhausen, но его детали больше отсылают к эстетике оформления кабин Spitfire – истребитель выгравирован и на задней крышке корпуса.

Нынешняя коллекция Panerai, по сути, совсем не нова: под общим названием Submersible теперь объединены модели, которые раньше именовались Luminor Submersible или Luminor 1950 Submersible. Новый президент бренда Жан-Марк Понтруэ принял волевое решение вычленить все профессиональные дайверские часы в отдельную, четвертую коллекцию для ясности в структуре модельного ряда, и это решение представляется рациональным. В Submersible представлено сразу несколько интересных новинок, в том числе и две модели 42 и 47 мм из ультралегкого прочнейшего волокна Carbotech – из него выполнены не только корпус, но и вращающийся безель и защитное устройство заводной головки в том числе.

Freak, едва ли не самая знаменитая модель Ulysse Nardin и уж точно самая новаторская, получила новые интерпретации. Самая интересная внешне – Freak X Carbonium, ее уменьшенный до 43 мм корпус создан из легкого и устойчивого к воздействию температур карбона. Композитная структура этого активно применяемого в аэронавтике материала имеет светоотражающие характеристики и красивый эффект появления прожилок. А вот технические данные часов остались прежними: в часах отсутствуют стрелки и циферблат в привычном понимании, а механизм показывает время, вращаясь вокруг своей оси.

В Roger Dubuis продолжают упрочивать свой союз с производителем спортивных автомобилей Lamborghini и в его рамках представили сразу несколько новинок в коллекции Excalibur. Но если модель Excalibur One-Off, вдохновленная обликом суперкара Lamborghini SC18 Alston, с двойным парящим турбийоном под углом 90° создана в единственном экземпляре, то еще одна – новинка Excalibur Huracan может оказаться куда доступнее. Ее скелетонизированная структура имитирует двигатель V10 другого суперкара – Lamborghini Huracan: мост имеет вид распорок стоек его подвески, ротор с вращением на 360° напоминает колесный обод. А благодаря повернутому на 12° балансу и типичному для радиаторов узору «пчелиные соты» калибр RD630 ассоциируется с конфигурацией автомобилей Lamborghini Squadra Corse.

Благодаря использованию хайтек-материала спортивный характер приобрела и новинка Parmigiani Fleurier из, казалось бы, исключительно элегантной коллекции Kalpa: впервые после премьеры 2001 года ее бочкообразный корпус исполнен из титана черно-серого цвета. Kalpagraphe Chronometre Titanium оснащена передовым механизмом интегрированного хронографа с функциями указателей часов, минут, секунд и даты с 65-часовым запасом хода (автоматический калибр PF362 – это новшество еще 2018 года) и вкупе с титаном и ажурированным циферблатом имеет сдержанно-футуристический облик.

В премьере прошлого года, коллекции элегантных современных Clifton Baumаtic, часовщики Baume & Mercier пообещали представлять свои самые последние технологии и слово сдержали: теперь в этом собрании имеется модель Clifton Baumаtic Perpetual Calendar в 42-мм корпусе из розового золота – версия калибра BM 13-1975AC-1 с точностью COSC соединена с модулем вечного календаря, который не требует коррекции до 1 марта 2100 года. Президент бренда Жофруа Лефебр возлагает на этот «вечник» большие надежды и, учитывая весьма конкурентную цену на усложнение, имеет на это все основания.

В Montblanc логичным образом довершили две новые успешные коллекции прошлого года. В Montblanc 1858 появилось два новых калибра – 1858 Chronograph и 1858 Geosphere, оба внутри корпуса из бронзы с циферблатом модного ныне цвета хаки. А в коллекции Heritage управляемый одной кнопкой хронограф Heritage Pulsograph Limited Edition 100 в 40-мм корпусе представлен с циферблатом лососевого оттенка – в Montblanc предрекают такое же заметное им увлечение в ближайшем будущем.

Сигналы в космос и десерт

Небесные светила и падающие на Землю метеориты давно стали частью высокого часового искусства, и новинки SIHH 2019 не обошли эту тенденцию стороной. Кстати, одним из первых организаторов космоса на циферблате была марка Bovet, и теперь она демонстрирует свои астрономические усложнения в стенах SIHH.

Впрочем, обошлось без крупных сферических изображений небесных светил, но не без новаторства. На открытом скелетонизированном циферблате Recital 26 Brainstorm Chapter One уместились трехмерный парящий турбийон, трехмерный купол индикатора фаз Луны, крупное окошко даты – управляющий этими функциями калибр с единственным заводным барабаном обеспечивает 10-дневный запас хода. Но главное – что вся красивейшая архитектура механики видна как на ладони: корпус часов создан полностью из прозрачного сапфирового стекла.

Главной новинкой Girard-Perregaux в категории haute horlogerie стала Bridges Cosmos – часы с соседствующими окружностями земного глобуса (он же указатель времени суток) и картой звездного неба в виде сферы, между которыми расположен турбийон из семейства Neo, за его работу и за функцию всемирного времени отвечает новый мануфактурный механизм калибра GP09320-1098. При этом заводная головка у часов отсутствует, а настройка времени и указателей осуществляется с задней стороны корпуса. А покрытое люминесцентными гидрокерамическими частицами и прозрачное в дневное время сапфировое стекло ночью создает на циферблате эффект созерцания неба в замедленной съемке.

И вновь мастера не обошли стороной тему небесных светил и падающих метеоритов

В модели Arceau L’Heure de la Lune часовщики Hermes продемонстрировали спутник Земли в весьма необычной перспективе – с одновременной индикацией фаз Луны в Cеверном и Южном полушариях. На циферблате из метеорита (или авантюрина в другой версии, 100 экземпляров каждая) парят два подвижных указателя, работой которых управляет новый мануфактурный калибр H1837 со специально разработанным и запатентованным модулем. Кстати, Луну в положении «12 часов» украшает еще и изображение Пегаса в технике декалькомании, выполненное художником с русскими корнями Дмитрием Рыбальченко.

Новых рекордов в тонкости механизмов в Piaget в этом году не ставили, но зато создали несколько элегантнейших моделей Altiplano с циферблатами из метеорита и с ультратонким калибром 1203P толщиной 3 мм, представленным еще в 2017 году по случаю 60-летия коллекции Altiplano. Часы Piaget Altiplano Tourbillon с циферблатом из метеорита синего цвета, открытым турбийоном на отметке «2 часа» и смещенным циферблатом на отметке «8 часов» оснащены другим ультратонким калибром 670P толщиной 4,6 мм и выпущены всего в 28 экземплярах.

Марка Richard Mille буквально оставила «на сладкое» свои, наверное, самые противоречивые часы. Под потолком павильона витали гигантские конфеты, за стойкой угощали маршмеллоу, лимонными дольками, леденцами на палочках – и их же миниатюрные изображения украшало циферблаты 10 моделей из коллекции Bonbon. Этот факт вызвал горячие дебаты: может ли подобный сюжет расцениваться столь же высоко, как и прочая сложная механика от Милля? Ответом на этот вопрос в ближайшее время станет, как водится, реакция потенциального покупателя на эти дорогостоящие «десерты» на запястье. Но последнее участие Richard Mille на SIHH теперь запомнят надолго.

Читайте также