Дизайнеры придумали новый язык для Louis Vuitton

Эксперимент прошел при участии швейцарского Atelier Oi

Семь лет назад, в 2012 году, Louis Vuitton решил произнести веское слово в дизайне интерьера и пригласил для реализации этого амбициозного проекта Objets Nomades, или «Кочевые предметы», самых известных в мире архитекторов и дизайнеров. Одним из таких авторов стала швейцарская студия Atelier Oi, основанная в 1991 году Аурелем Эби, Арманом Луи и Патриком Реймондом.

Реймонд впервые приехал в Москву на открытие магазина Louis Vuitton в ТЦ «Времена года», где теперь представлена коллекция Objets Nomades, в том числе предметы Atelier Oi, и подробно рассказал о творческом союзе с французским Домом.

Как началось сотрудничество Atelier Oi с Louis Vuitton, как вы восприняли предложение от французского модного Дома?

Патрик Реймонд К сегодняшнему дню это уже довольно долгое сотрудничество, а семь лет назад, когда в Louis Vuitton решили реализовать проект

Objets Nomades, общая концепция была не очень четкой: то ли это будет всего несколько предметов в капсульной линии, то ли это выльется в полноценную коллекцию. Так или иначе, для реализации этой первоначальной идеи пригласили самых разных мировых дизайнеров с разным культурным багажом, и мы оказались среди них. Для Дома и для нас это был своего рода эксперимент, он был особенно интересен, и мы дали согласие.

Нас пригласили в Аньер, в исторические мастерские Дома. А надо понимать, что мы живем и работаем в маленьком городке Ла-Нёввиль, который находится «посередине ничего» в Швейцарии и в котором проживает всего 4000 человек, поэтому нам Louis Vuitton казался огромной корпорацией, производящей десятки тысяч прекрасных модных объектов и продающей их в бутиках по всему миру. Так оно и есть, но после того как мы посетили семейный Дом, услышали историю бренда, побывали в мастерских, то взглянули на Louis Vuitton совершенно иначе – это тот же ремесленный подход, который в Доме культивируют и преумножают до сих пор.

Мы работаем так же – у нас небольшая мастерская, неподалеку от домов наших семей, и в ней ежедневно трудится несколько ремесленников, выполняющих большинство операций вручную. Вот тогда, в Аньере, мы сразу поняли глубинный принцип существования Дома, и стало ясно, как с ним сотрудничать.

Как вы думаете, почему выбор пал на Atelier Oi?

П.Р. Я, кстати, до сих пор этого не знаю точно! Но думаю, что именно благодаря нашему принципу работы – мы очень многое выполняем вручную, используем натуральные материалы, из которых можем лепить форму, словно шеф-повар печь пирог. И мы действительно изучаем все возможности любого материала, прежде чем создать из него нечто. Это роднит нас и Louis Vuitton с похожими принципами кожевенной традиции.

От чего именно вы отталкивались при создании предметов для Objets Nomades, насколько на вас повлияло наследие Louis Vuitton или же вы хотели от него максимально дистанцироваться?

П.Р. В каждом из объектов по-разному. После возвращения из Аньера мы сразу решили, что хотим использовать кожу не в качестве отделки (а единственным условием Louis Vuitton в нашей работе было применение кожи), а как основной материал структуры будущего предмета интерьера. И начали со складного стула Oi, который был создан практически в технике оригами и сложносочиненных юбок Хуссейна Чалаяна, – прямоугольная папка на двух ремнях раскладывалась в стул.

В процессе реализации этого первого предмета мы, с одной стороны, воплощали свое видение, а с другой – весьма тесно сотрудничали со студией Louis Vuitton, у которой, несомненно, куда больше опыта в работе с кожей.

А вот вторым предметом был уже гамак, его идея шла как раз от студии – они спросили, интересно ли нам придумать оригинальный дизайн этого предмета. И процесс его создания был схожим: изначально мы создали несколько версий из разного текстиля, и, когда представили их на суд специалистам студии, те предложили использовать кожу вместо ткани – и вместе мы нашли комфортную трехмерную структуру.

А знаете как? Мой партнер Арно вернулся с обеда и произнес: я сейчас съел пасту фарфалле, она такая мягкая и податливая, когда хорошо сварена, почему бы не использовать эту завитую форму? Вот так иногда возникают мысли в дизайне предметов. И уже студия, в свою очередь, разработала специальную технику, с помощью которой закрученную мягкую кожу можно было зафиксировать во избежание лишних движений.

Кстати, эту же идею витой ленты мы использовали и в другом предмете – в высокой вертикальной лампе Spiral, «абажур» которой также был создан из полосок кожи. Но выглядел совершенно иначе, так как в разных гранях кожи по-разному отражался идущий изнутри электрический свет. Вдохновением для формы подвесного дивана Swing Boat и вовсе стала надувная лодка, а для стула Belt – одна из сумок Louis Vuitton.

Вообще надо сказать, что, несмот­ря на собственное видение каждого из дизайнеров, кто принимает участие в проекте, в Objets Nomades характерно использование техник или деталей из творческого багажа Louis Vuitton. Всегда должна прослеживаться та или иная связь с брендом, для которого мы работаем.

В прошлом году ту же команду мировых дизайнеров пригласили создать миниатюрные декоративные предметы интерьера в Les Petits Nomades – отличался ли этот проект чем-то от Objets Nomades?

П.Р. В первую очередь своей функциональностью и, соответственно, несколько иным подходом. Это должны были быть небольшие и недорогие предметы, которые люди могли бы купить в качестве оригинального подарка. Поэтому нам сразу в голову пришла идея цветка – это самый универсальный подарок. Только наш создан из кожи яркого цвета и все в той же любимой нами объемной технике оригами.

Кстати, скреплены изделия специальными металлическими кнопками с монограммой Дома. И уже отталкиваясь от этого кожаного цветка на длинной ножке, мы развили идею его силуэта и структуры в других предметах. Контур цветка вы можете видеть в подставках из кожи, из его лепестков сложена многослойная ваза.

Надо подчеркнуть, что за все семь лет сотрудничества с Louis Vuitton нам ни на секунду не было скучно и на данный момент это самая обширная коллекция предметов от Atelier Oi, созданная нами для одного бренда.

И, насколько я знаю, вы не собираетесь приостанавливать это сотрудничество с Louis Vuitton?

П.Р. Нет! Для этого нет никаких причин, оно вполне успешно, и нам все еще есть что сказать. Как раз в настоящий момент мы трудимся над новым проектом все по той же привычной схеме. Мы получаем из мастерских Louis Vuitton достаточное количество кожи, формируем из нее первые макеты разных предметов, отправляем эти прототипы обратно в парижскую студию, чтобы там оценили нашу идею во плоти, а не на бумаге. И чтобы привнесли в нее какие-то технические решения, может быть, подсказали нам некую идею оптимизации конструкции. Теперь мы понимаем друг друга практически с полуслова, это настоящая командная работа.

Последняя наша премьера – обеденный стол Serpentine с овальной стеклянной столешницей и разветвленными ножками из дерева и кожи с такими же стуль­ями вокруг. Так что мы постепенно реализуем в союзе с компанией Louis Vuitton и более масштабные формы. Этот творческий проект тем и хорош, что невероятно разнообразен.

В какой-то степени Louis Vuitton повлияла и на нас самих: Atelier Oi теперь интереснее сотрудничать с брендами, у которых за плечами многовековая экспертиза и ноу-хау. К тому же участие других замечательных дизайнеров (авторами проекта являются звезды мирового дизайна Патрисия Уркиола, Марсель Вандерс, братья Фернандо и Умберто Кампана, Мартен Баас, ателье Barber & Osgerby и Nendo и многие другие. – Прим. ред.) только подстегивает нас быть максимально изобретательными. И нам, в Atelier Oi, конечно, приятно чувствовать себя соавторами нового языка такого большого исторического Дома на поприще интерьерного дизайна.

Читайте также