Мастера Cartier научились совмещать прошлое и будущее

Интервью с Пьером Райнеро, директором по стилю и наследию Дома

Без участия Пьера Райнеро, который отвечает в Cartier за следование художественным традициям Дома вот уже 16 лет, не обходится процесс создания ни одного из направлений деятельности Cartier и дизайна часов в числе прочего. Директор по стилю и наследию Дома рассказал об особенностях новых моделей 2019 года и объяснил, какие идеи мастера Дома воплотили в дизайне этих часов.

Что за прошедший год, с момента салона SIHH 2018, изменилось в Доме Cartier? Каковы его главные часовые новости?

Пьер Райнеро Думаю, что больше, чем когда бы то ни было, мы усовершенствовали эволюцию существующих часовых коллекций в плане нашего представления о сильном, харизматичном дизайне. За последние два года мы преобразовали коллекцию Santos и Panthere de Cartier, сейчас обновили модели Tonneau и Baignoire – смею надеяться, что это образцы харизматичного часового дизайна.

Наша сильная сторона в том, что этот дизайн отдает должное своим корням и наследию, а с другой – открыт эволюции и переменам. И все три упомянутые мною модели часов тому доказательство. То, как мы работаем над новой формой, ее эволюцией, ее адаптацией к современности, – это всегда идея красоты объекта и того резонанса, который подействует на современных людей, вызовет или нет в них желание.

Какого рода резонанс это может быть, какую реакцию вы ожидаете?

П.Р. Резонанс разного толка, потому что люди должны прочувствовать этот дизайн, у них должно возникать ощущение, что эта форма, этот объем есть объект дня сегодняшнего и он резонирует с современным стилем жизни, напрямую связан с ним.

Но есть и другие виды резонанса. Идея происхождения добавляет ощущение, что эта вещь была создана много лет назад. Для многих людей подобный фактор весьма убедителен: раз объект существовал ранее, пережил десятилетия, то наверняка это стоящая вещь.

Однажды вы сказали, что ваша профессиональная задача – сделать идеи прошлого современными и постоянно эволюционирующими, стремящимися в будущее. Эта задача не стала для вас легче?

П.Р. Нет, она по-прежнему сложна по двум причинам. Что бы вы ни думали, когда работаете над новым проектом, нельзя быть уверенным в результате до конца. Конечно, вы обладаете опытом, у вас есть некие предпосылки и причины, но это всегда гадание. И схоже с вопросом: какую форму можно считать канонической? Никто не знает! И как люди будут реагировать на то, что вы создаете, как этот объект будет резонировать с настоящим?

Причем важен не только какой-то один период, должно пройти время, чтобы понять, действительно ли это знаковая форма или же просто ею увлеклись сиюминутно. Нужно, чтобы сменилось хотя бы поколение клиентов, как минимум, чтобы осознать, удалось ли вам создать нечто знаковое.

Помнится, что даже вы не были уверены в успехе часов Ballon Bleu, когда их только представляли. А они стали бестселлером...

П.Р. Кстати, я до сих пор считаю, что еще рано давать такую оценку! Эта модель и форма были придуманы в 2007 году, им уже 12 лет, но сколько они еще «проживут»? Мы не знаем.

Что особенного в новинках 2019 года, в часах Tonneau и Baignoire?

П.Р. Tonneau и Baignoire – возрожденные модели. Tonneau мы в последний раз переиздавали в конце 90-х, а Baignoire не так давно, но в другой, классической форме – не было столь продолговатого овала и не было изгиба формы с обратной стороны корпуса.

Интересно, что в прошлом часы не были представлены в разнообразных формах и материалах, только золото и платина. А нынешние вариации моделей делают их особенными, такими вы никогда их не видели.

Но успех измеряется разными критериями. Скажем, у новых моделей Santos мы ожидаем совершенно иной тип успеха, потому что в нашем предложении имеются более доступные модели из стали, именно они априори будут наиболее привлекательными для покупателя.

А женские изящные часы Tonneau и Baignoire мы сейчас представляем в дорогих материалах с драгоценными камнями, так что их успех будет измеряться иначе, он будет ощутимо уже.

Ваша позиция весьма многофункциональна: вы трудитесь на разных уровнях интеграции в новые часы и украшения. Как вы работаете в отделе производства часов с его креативной командой?

П.Р. Я работаю с креативным отделом в производстве часов так же, как со всеми другими студиями. У нас происходят общие дискуссии по поводу того, каким должен быть стиль Cartier в финальном объекте. Они мне показывают свои идеи, я высказываю мнение, что-то советую, от чего-то отговариваю, они мне объясняют свое видение. Изначально мы определяем, в каком направлении нам двигаться, и дальше начинается конкретная ежедневная работа. И основывается она на философии, культуре и контексте Cartier. Если спустя хотя бы год после появления новых часов мы видим, что они популярны, то считаем, что это уже хороший знак и есть шанс на продолжение.

Скажем, спустя год после обновления нашей женской часовой коллекции Panthere de Cartier к ней наблюдается устойчивый интерес, а следовательно, это не было просто нашей причудой, и в нынешнем году мы создали несколько новых вариаций в ее рамках.

Как вы относитесь к тому, что отношение к часам меняется в последние годы и у мужчин, и у женщин? Мы все больше понимаем, что по сути нам не нужны часы как инструмент демонстрации времени, потому что узнаем его на смартфонах, функция часов видоизменяется. Как удержать интерес публики к наручным часам?

П.Р. Об этом интересно рассуждать. Полагаю, на luxury-рынке всегда есть место для мощных объектов. Если вы представляете на нем нечто аутентичное и отличное от других, то у вас больше шансов вызвать желание у потенциального клиента. Если же вы представляете нечто безликое или просто банально подписанное, скажем, популярным актером, то просто смущаете людской разум и тратите внимание попусту.

Если вы посмотрите на четыре формы наших часовых коллекций – Santos, Panthere, Tonneau и Baignoire, они определенно особенные, ощутимо отличаются от всего того, что представлено на рынке, и моментально узнаются как Cartier.

Единственное следствие развития высоких технологий, с которой мы не пытаемся играть, – это толщина часов. Здесь мы не принимаем участие во всеобщем соревновании
Пьер Райнеро
Директор по стилю и наследию Дома Cartier

Потребители люкса хорошо образованы, им важны эстетика, дизайн, уровень работы, им не безынтересна и часовая механика. Скажем, для модели Tonneau XL Dual Time Zone мы создали особый, я бы сказал, дерзкий скелетонизированный калибр 9919, демонстрирующий время в двух часовых зонах на двух работающих в унисон циферблатах, да еще идеально следующий изгибу корпуса, – подобную работу нельзя не оценить. В данном случае мы виртуозно сбалансировали технику и эстетику, которая была придумана в 1906 году.

Если мы, к примеру, возьмем механизмы-скелетоны в часах Santos, то увидим, что структуру механизма с его мостами в виде римских цифр мы ставим на службу эстетике, что и делает наши скелетоны особенными, созданными в собственном стиле Cartier.

Нацеленность на эстетику присутствовала при разработке каждого из наших сложных механизмов. Единственное следствие развития высоких технологий, с которой мы не пытаемся играть, – это толщина часов. Здесь мы не принимаем участие во всеобщем соревновании.

А вот свой собственный способ создания дизайна сложных циферблатов, который отличается от аналогичных изобретений любого другого производителя часов, мы давно придумали и продолжаем фантазировать в этом направлении.

Особенно в этом ключе хороши усложнения из коллекции Panthere, где декоративные изображения диких кошек являются на циферблате частью механизма и его индикаторами...

П.Р. Это как раз результат того, что несколько лет назад мы окончательно решили быть верны приоритету эстетического видения, а затем уже обращаться к разработке механизма, который отражает задуманную нами идею. Другими словами, мы реально разрабатываем сложнейший калибр под определенную эстетику.

В прошлом году сенсацией стали женские часы Revelation d’Une Panthere с появляющейся и исчезающей на циферблате пантерой из золотых гранул. Вы не думаете, что этой «загадочной» техникой вы невероятно подняли планку своего мастерства и теперь все будут ждать от вас нового «чуда»?

П.Р. Люди должны понимать, что подобные «чудеса», а вернее, невероятно сложные и дорогостоящие декоративные техники не придумываются на регулярной основе. Способ падающих золотых гранул на циферблате, из которых образуется, а затем исчезает морда пантеры, мы разрабатывали три года. Так что не стоит ждать от нас чудес слишком часто.

Но так или иначе мы, конечно, стараемся представить новые вариации декоративных техник. Вот и среди новинок нынешнего года из серии Metier d’Art мы показали модель Ronde Louis Cartier Regard de Panthere в интересной декоративной технике мозаики из золотых сот, поделочных камней и перламутра, с россыпью бриллиантов, с глазами пантеры, расписанными эмалью, к которой мы деликатно добавили Superluminova, так что они светятся в ночи. Но исполнено все крайне элегантно, как мы это умеем в Cartier.

Читайте также