Новый человек в Panerai: история длиной в год

«Мне нужно было усовершенствовать всего несколько моментов», – признается Жан-Марк Понтруэ, нынешний глава часовой марки

В апреле 2018-го Officine Panerai возглавил Жан-Марк Понтруэ, до этого руководивший Roger Dubuis, еще одной часовой маркой в составе Richemont Group. На новом посту Понтруэ сменил Анжело Бонати, который с 1997 года фактически и создал из некогда нишевого производителя часовых инструментов для военно-морских сил Италии полноценную часовую марку с историей и перспективой. Теперь, после выхода Бонати на пенсию, развитие бренда надлежит определять Понтруэ, тоже не новичку в индустрии. С 2012 года он возглавлял Roger Dubuis и вывел этот небольшой бренд на новый уровень. А с 2000 года являлся исполнительным вице-президентом по вопросам стратегии и развития Montblanc. В интервью «Как потратить» Понтруэ рассказывает, что изменилось в Officine Panerai за прошедший год.

Вы возглавляете Panerai уже год – как прошли эти месяцы и как прошло ваше знакомство с брендом?

Жан-Марк Понтруэ Мне действительно нужно было войти в бренд, вникнуть во все стороны его жизни. А это мануфактура, на которой трудятся 240 человек, магазины, проекты, проб­лемы. И, если угодно, привыкнуть жить в этой новой семье, в которой уже выпускались определенные часы, шли конкретные процессы, укоренилось партнерство итальянцев и швейцарцев.

Несмотря на то что это та же Richemont Group, в которой я давно работаю, и те же luxury-часы, для меня это полностью новые вводные данные. Но процесс познания произошел довольно быстро. Конечно, мне нужно быть весьма гибким и открытым, чтобы все впитать, но это не сложно, поскольку Panerai – легкий бренд.

В том смысле, что развитие Panerai всегда шло стабильно и у бренда всегда была сильная концепция?

Ж.-М.П. Да, именно, Panerai всегда был стабильным брендом, без какого-либо «замусоривания», здесь не происходило лишних экспериментов, не выпускалось экзотических часов и не велось сомнительных разработок. Мне не нужно было ничего подчищать, ни с чем разбираться, решать запущенные проблемы, нужно было слегка видоизменить и усовершенствовать лишь несколько моментов.

У Panerai всегда были две основные линейки продукта – Radiomir и Luminor. Теперь же у нас будет четыре самостоятельных часовых линейки. Radiomir станет ассоциироваться лишь с историческими изданиями – это наше славное прошлое, наши традиции, это переиздание винтажных циферблатов, это Флоренция, колыбель бренда, и ее дух. В этой линии больше не будет никакой керамики, здесь будут только сталь, розовое золото или платина. Это наше возвращение к истокам.

Наша вторая линия Luminor – это современные итальянские канонические часы. Это как период Ренессанса, как сумка Bottega Veneta, как парфюм Aсqua Di Parma, как костюм Zegna, это икона, такие часы нельзя трогать! Они – основа основ бренда. И часовая семья, которая является идеальным способом знакомства с маркой для 80% наших клиентов. Тех, кто пришел в бутик впервые и не всегда хочет покупать большие спортивные часы. Для таких людей окно в мир Panerai – это как раз линейка Luminor, это выбор 95% «новичков». В меньшей степени они выбирают линейку Luminor Due, поскольку сегодня часы в золотом корпусе довольно дороги.

Но главная новость года, которую мы представили еще в январе на салоне SIHH 2019 в Женеве, – тот факт, что теперь мы вычленили модели Submersible в отдельную линейку. Теперь это не часть Luminor, а просто Panerai Submersible. И моя задача, чтобы в будущем вы могли идентифицировать четыре часовых семьи, включая и Luminor Due, без каких-либо объяснений.

Красота Panerai в том, что это бренд, про который можно ничего не объяснять. Если мы начали объяснять, значит, мы не уверены в том, что мы делаем. Раньше нам так и приходилось поступать: это Radiomir, а это Radiomir 1950, это Luminor, а это Luminor 1940... Именно так прошла моя первая рабочая неделя в Panerai: передо мной на столе лежала полная коллекция всех наших линий, и я уточнял, в чем именно разница между этими моделями. Мне объясняли, вдавались в мельчайшие детали, а на следующий день я уже забывал эти нюансы и мне приходилось переспрашивать. Спустя неделю я сказал: знаете что, мы уберем эти различия, не будет больше 1940, 1950, будет отдельная линия Submersible.

А как быть с истовыми фанатами этих деталей, знатоками бренда, знаменитым клубом «панерисити» — вы не боялись вызвать их недовольство?

Ж.-М.П. Да, у бренда огромное сообщество «панерисити» в США, Италии, Швейцарии и в России. Но на сегодняшний день реакция на эти перемены, которую я вижу в социальных сетях и на форумах, на 80% положительная. И только 20% негативных комментариев в духе «это худший руководитель бренда, которого я видел», «он вообще не итальянец» и «костюм у него ужасный», но на подобные вещи просто надо научиться не реагировать.

Да, когда вы начинаете затрагивать людские эмоции, вы должны быть готовы к цене, которую за это придется заплатить. Но это необходимо для того, чтобы сделать все понятным для наших клиентов и чтобы мы могли и дальше легко работать над новыми проектами бренда.

У фанатов Panerai происходит ежегодная встреча – это 250 людей, которые сами платят за билеты, отели, рестораны, чтобы вместе обсудить все новости компании. И в прошлом году я немного нарушил наши внутренние принципы, лично прибыл на встречу в Гонконг и устроил совместный ужин, на котором познакомил «панерисити» с новинками предстоящего салона SIHH 2019. Это произошло впервые, раньше подобного не бывало. В следующем октябре в Амстердаме мы сделаем это снова. Такие встречи создают между маркой и ее поклонниками ощущение близости, вовлеченности, значимости. Если бы они мне сказали: нам не нравится то, что вы делаете, – я бы понял, невозможно удовлетворить все вкусы. Но по крайней мере я прислушиваюсь к тому, что мне говорят «панерисити», у них есть множество интересных замечаний. Ведь это люди, которые знают бренд намного лучше меня, потому что следят за нами уже не первое десятилетие, я смогу узнать столько же, если прочту все выпущенные про Panerai книги, на что у меня никогда не будет времени. Реализую ли я все, что они предлагают? Нет. Но выводы на будущее делаю.

Получается, что инновации и новые материалы от «старой» бронзы до карбона теперь остаются в Submersible?

Ж.-М.П. Возвращение бронзы в корпуса часов и мода на нее началась именно с Submersible. Исторически мы никогда не были часовым брендом, мы создавали профессиональные инструменты для военных, еще и демонстрирующие время. Они задумывались как приборы для военных подводников, бесконечно далекие от гражданских часов – согласитесь, 60 мм в диаметре совсем не подходящий для суши размер!

Но Submersible – уже абсолютно адаптированный гражданский продукт: 47 мм в диаметре, прекрасно читаемое время. Luminor гораздо больше маркетинговая история, созданная для поклонников часов в целом, но настоящий продукт Panerai – это Submersible. Для дайверов, для яхтсменов, для спортсменов. С каждой часовой линейкой у нас теперь ассоциируется тот или иной цвет: Submersible – это электрический синий, Radiomir – коричневый, Luminor – наш «панераевский» зеленый, Luminor Due – темно-желтый. Я хочу, чтобы наши клиенты понимали только одно: Panerai – это «лаборатория идей», все остальное узнавали с первого взгляда.

Такова ваша далеко идущая стратегия?

Ж.-М.П. Она схожа с игрой в большой теннис. У нас есть корт, на котором можно делать все что угодно, пока он существует. Мы можем здесь играть с любыми материалами, с любыми механизмами, с любыми инновациями. Но Panerai всегда останется мужественным механическим инструментом. Не я построил этот корт, одним из тех, кто это сделал, был Анжело Бонати, я лишь обновил площадку. Разделил две коллекции на четыре для ясности, но не меняю формы, на их основе мы просто создаем новый продукт.

Продолжается ли ваша яхтенная активность?

Ж.-М.П. Да, у Panerai есть собственная винтажная яхта Eilean, на которой теперь клиенты бренда могут провести выходные. И недавно мы подписали партнерское соглашение с итальянской командой Luna Rossa, которая участвует в Кубке «Америки» в 2020 и 2021 годах, и будем ее в этом поддерживать наравне с Prada Group. Ра­зумеется, выпустили по этому случаю совершенно новые часы с корпусом из углеводородного волокна Carbotech, которое используют и в корпусе яхты Luna Rossa AC75, с элементами парусины на циферблате.

У Panerai сегодня существует еще несколько интересных партнерских проектов...

Ж.-М.П. Все наши партнерства ассоциируются с водным миром, и только с ним. Я ежедневно получаю предложения о проектах в мире футбола, регби, бобслея, но всегда отвечаю «нет», если там нет ни капли воды. Мы из нее вышли, мы с ней и останемся. И, конечно, все эти проекты выливаются в лимитированные часы.

Submersible Chrono Guillaume Nery Edition – это часы в союзе с Гийомом Нери, дважды чемпионом мира по фридайвингу, он на личном примере доказывает, какой это отличный инструмент для подводного плавания.

Модель Submersible Chrono Mike Horn Edition вдохновлена личностью Майка Хорна, известнейшего путешественника и исследователя, который борется за сохранение планеты. Корпус часов создан из материала Eco Titanium, полученного в результате 100%-ной переработки титана, ремешки изготовлены из утилизированного термопластичного полимера и даже коробки для часов полностью сделаны из переработанных материалов. И для нас такой подход к производству совершенно логичен – если завтра не будет океана, то что мы в Panerai тогда будем делать?

Читайте также