Замок волков: в гостях у одной из самых древних итальянских семей

Мраморные львы на входе в замок Мели-Лупи охраняют историю и приглашают в гости

Князь Диофебо Мели-Лупи ди Соранья в самом деле является наследником одной из самых древних и благородных итальянских семей: семья Лупи, на гербе которых красуется поднявшийся на задние лапы волк (lupi в переводе с итальянского языка означает «волк») правила маленьким государством Соранья с XIII века. Признанные законными правителями императором Карлом IV в 1347 году и удостоенные в 1731 году императором Карлом VI звания князей Священной Римской империи, Мели-Лупи осуществляли абсолютный контроль над своей крошечной территорией из этого замка, построенного в 1385 году. Стоящий в самом центре маленького городка Соранья, он по-прежнему свидетельствует о мощи, авторитете и утонченном вкусе князей, которые в течение столетий подновляли, улучшали и достраивали свой дворец.

Соранья лежит в ласковой и плодородной долине неподалеку от Пармы, одного из самых благородных итальянских городов, известного своей музыкой, культурой и восхитительной едой; и, надо сказать, князь Диофебо идеально соответствует своей земле – он любит музыку, владеет библиотекой, содержащей более 6000 драгоценных книг, и каждый год в замке Мели-Лупи проводится специальная церемония, где эксперты, знатоки и утонченные гурманы выбирают «лучший сulatello». Для настоящих ценителей culatello является бриллиантом среди сырокопченых ветчин: в год производится всего несколько окороков, процесс их изготовления чрезвычайно сложен. Князь Диофебо – гроссмейстер «Высочайшей сверх-гильдии изучения превосходного сulatello».

Пока в погребах ферм, окружающих замок, медленно достигают пика вкуса драгоценная ветчина, благородный дворец открывает свои сокровища для гостей князя. С правой стороны квадратного двора, украшенного четырьмя статуями, открывается, словно шкатулка с драгоценностями, зал Бальоне, расписанный знаменитым художником Чезаре Бальоне в середине XVI века. В нем нашему взору предстает невероятная череда гротесков – фантастических образов мифических пещер и волшебных созданий. «Нужно остановиться перед фресками всего на миг, и они околдовывают своей магией, – говорит князь Диофебо. – Раковины, фонтаны, нимфы и животные, реальные и мифические, следуют друг за другом в стремительном потоке живописи. В детстве я часами рассматривал эти рисунки».

У каждого предмета мебели в замке – своя история

Комнаты, галереи, залы и потайные уголки следуют одни за другими, создавая анфиладу различных пространств, носящих примечательные названия. Галерея Поэтов, внушительный коридор длиной 60 метров, украшенный бюстами великих итальянских поэтов, приводит к семейной часовне, а также соединяет террасу с романтическим видом на пруд и Зал с барельефами, где аллегорические фигуры повествуют о славной истории рода Мели-Лупи. За огромным бильярдным столом наблюдают со стен гордые предки семьи, а в столовой царит более интимная атмосфера. Китайская комната хранит драгоценные блюда и вазы из Поднебесной, а в последнем коридоре (вновь выводящем нас во двор) выставлена княжеская коллекция старинных велосипедов, швейных машинок, атрибутов и принадлежностей начала XX века.

У каждого предмета мебели своя замечательная история, и каждый поражает посетителя своей элегантностью. Перламутровые гобелены постоянно отражают солнечные лучи, и фениксы с драконами словно оживают. В Китайской комнате, чуть дальше, коллекция из пяти ваз на резной подставке из позолоченного дерева стоит перед монументальным камином, а на стенах висят в роскошных золотых рамах картины Никколо дель Аббате или Джулио Кампи.

Многие режиссеры снимали сцены костюмированных фильмов в этих залах, привыкших видеть в своих стенах цвет европейской знати, президентов и звезд. Многие из них охотятся вместе с князем Диофебо, унаследовавшим эту страсть от своих предков и в особенности от родителей: даже княгиня Виолетта, мать Диофебо, была прекрасной охотницей. Ее портрет висит в бильярдной комнате: утонченная, изысканная благородная дама с ясными глазами и безупречным стилем. Люди в Соранье до сих пор помнят ее красоту.

Самые роскошные залы замка расположены на втором этаже: туда ведет величественная лестница, созданная по проекту архитектора Карло Вирджинио Драги в 1701 году, с нее посетители попадают в так называемую Галерею Гонзага с изумительными фресками и балюстрадой из розового мрамора.

Из галереи маленький коридор приводит в старинную библиотеку: здесь более шести тысяч томов по истории, науке, литературе и политике составляют так называемую «Историческую коллекцию», значительно пополненную графом Джузеппе Греппи ди Буссеро, братом княгини Антониетты Мели-Лупи в XIX веке. В библиотеке также хранятся и старинные документы, например, пергамент, датируемый 1033 годом, и все привилегии и указы, данные достопочтимому роду Мели-Лупи королями и императорами.

Но вернемся в галерею Гонзага. Анфилада барочных залов поразит посетителя пышностью убранства и богатством мебели. В Зале сильных женщин камин с фамильным гербом окружен фресками, изображающими героическую жизнь женщин, подобных библейской Юдифи. В Тронном зале до сих пор стоят кресла, на которых обычно сидели князья, давая аудиенцию своим подданным. В алькове брачной комнаты на постели XVIII века лежит покрывало, чья вышивка перекликается с фресками на потолке. От пространства комнаты, где под огромными зеркалами в золотых рамах стоят мраморные столики, инкрустированные перламутром, постель отделяет балюстрада из позолоченных резных столбиков с эмблемами Мели-Лупи (ребенок, обнимающий волка) и Империи (ребенок, обнимающий двуглавого орла). Прямо за спальней скрывается будуар: золото, дерево, зеркала и шелковые ковры красных и зеленых тонов покрывают все поверхности, а на полу в мраморе выложен герб Мели-Лупи.

Но самое загадочное влияние на все уголки дворца оказывают мотивы Бальоне, из зала, в который мы попали вначале: гости околдованы тем, что они видят, но больше всего их пленяет то, что остается недосказанным, скрытым от глаз. Но ведь, как говорил князь де Салина в романе Джузеппе Томази ди Лампедуза «Гепард», «дворец не был бы таким, если можно было бы узнать все его залы».

Из архива «Как потратить»

Читайте также