Почему творение Dior 1947 года не выходит из моды

Эмблема стиля, вечная классика, легенда Дома — все о жакете Bar

Эмблема стиля, вечная классика, знаковый объект, легендарное творение – какими только эпитетами и клише не награждали жакет Bar за его долгую историю! И ни один из них не был преувеличением. Действительно, за прошедшие с момента его создания 73 года этот предмет одежды появляется в каждой новой коллекции Christian Dior и всегда узнаваем в своей основе, какие бы внешние метаморфозы облика он ни претерпевал. И, надо отметить, ничуть не устарел и на восьмом десятке, несмотря на все потрясения в мире моды.

Узнать с первого взгляда Bar довольно просто по его экстремальному, особенно в оригинальном исполнении, силуэту – мягкие плечи, в меру открытая шея, высокая грудь, тончайшая талия и баска, акцентирующая (или имитирующая) крутой изгиб бедер. Как писал в автобиографии «Диор о Dior» сам автор этой неустаревающей конструкции, «грудь нимфы, талия сильфиды, юбка из тысячи складок»…

Представленный в дебютной коллекции Christian Dior 1947 года жакет Bar был и остается неотъемлемой образцовой частью New Look, как назвала представленный Диором революционный силуэт Кармел Сноу, главный редактор американского журнала Harper’s Bazaar.

Линейной графике ар-деко 30-х годов и аскетичным силуэтам военного времени Диор противопоставил идею вызывающей женственности. Он максимально подчеркнул соблазнительные формы и, словно скульптор, смоделировал идеальное женское тело из ткани, дал ему новую жизнь сначала на подиуме, а затем и в реальности.

Скульптурность в этом предмете одежды сильна настолько, что если поставить манекен в жакете рядом с античной статуей, то между ними будет определенное сходство. Это стало очевидно, когда в 2017-м, в год 70-летия Дома, на масштабной ретроспективе «Кристиан Диор, кутюрье мечты» оригинальный Bar попал в экспозицию парижского Лувра и оказался неподалеку от выточенных из мрамора прекрасных античных тел.

Моделирование этого силуэта далось кутюрье не так уж легко: по вполне подтвержденной легенде, закалывая ткань на манекене на одной из примерок, Диор никак не мог добиться крутого изгиба талии и, выйдя из себя, потребовал молоток – и попросту «высек» искомую линию на деревянном манекене. Более того, после триумфа дебютной коллекции под названием «Венчик цветка» 12 февраля 1947 года фирма-производитель Stockman взяла за стандарт своих манекенов диоровский силуэт New Look!

Идеально выверенный смелый силуэт и безупречное исполнение с кутюрной точки зрения наградили сей предмет одежды элегантностью, изысканностью, аристократичностью, соблазнительностью – эта комбинация качеств и обеспечила Bar cтоль долгую разнообразную жизнь в стенах Dior. Кстати, свое название жакет получил в честь реального бара, того, что и сейчас находится по соседству со штаб-квартирой Dior на авеню Монтень, 30, в гранд-отеле Plaza Athenee. Кутюрье сам подчас неспешно проводил там время в компании друзей, и ему представлялось, что именно в таком облачении – в жакете из шелковой чесучи цвета слоновой кости в ансамбле с пышной черной юбкой из шерстяного крепа – идеально приходить вечером в «счастливые часы» в шикарный бар и пить коктейли за разговорами. Надо отметить, что с 1947 года мало что изменилось: в любой современной версии жакета Bar уместно выйти на коктейль и на ужин, деловой или романтический, что еще раз доказывает долговечность идеи Кристиана Диора.

Кстати, в той же автобиографии маэстро признавался, что «намеревался работать только с традиционно элегантными женщинами, искушенными и опытными в выборе и покупке туалетов. Чарующей неожиданностью было для меня желание молодежи одеться по новой моде».

В другой книге «Диор. Многоликий гений», уже посвященной биографии маэстро, ее автор Изабель Рабино приводит воспоминания Кармен Колль, близкого друга кутюрье, а затем и руководителя бутика на авеню Монтень: «Каждая уважающая себя модница приобретает ансамбль «Бар»... И тут же поясняет, почему с таким энтузиазмом был воспринят New Look: «С философской точки зрения замысел Диора заключался в том, чтобы вернуть женщину на пьедестал, откуда ей пришлось спуститься».

Но главное достоинство Bar в том, что женщина в этом наряде не застыла на пьедестале, а жила новой полноценной жизнью. Да и сам Bar не стал музейным достоянием, напротив, каждый последующий креативный директор Дома непременно включал жакет в свои коллекции, переосмысляя классику в соответствии с духом времени, требованием моды или своей художественной фантазией.

Прослуживший в Доме всего три года, с 1957 по 1960 год, Ив Сен-Лоран слегка ослабил жесткие диоровские конструкции и добавил закругленные баски жакета даже в вечерние платья. Остававшийся в своей должности целых тридцать лет Марк Боан также смягчил канонический силуэт New Look и расслабил его архитектурные формы. Потому жакет Bar при нем потерял характерную утрированную талию и крутую баску и впервые стал еще и двубортным, как того требовали сначала свингующие 60-е, а затем хиппующие 70-е. Джанфранко Ферре, архитектор по образованию, играл на контрасте форм, объемов и рельефов с 1989 по 1996 год, но добавил в «Бар» легкости конструкции. Причем и в прямом смысле слова – «Бар» был впервые создан в версии блузы с пышными рукавами. За пятнадцать лет, с 1996 по 2011 год, Джон Гальяно обострил и без того резкие линии Bar и создал его бесконечные театральные интерпретации даже с элементами японского кимоно или африканских этнических нарядов. При минималисте Рафе Симонсе декоративизм вновь уступил место конструкции и строгому, хоть и заметно ослабленному силуэту. И Симонс же впервые представил Bar в обличье смокинга.

Так что в наследство Марии Грации Кьюри, первой женщине на посту креативного директора Dior, достались уже сотни версий жакета-«бара». И всего за четыре года она сумела наградить этот каноничес-кий в своей основе предмет одежды повседневной функциональностью и непринужденностью. В интерпретации Кьюри Bar может быть создан как из жаккарда с эффектом камуфляжа (и немного напоминать военную униформу), так и в роскошной вечерней версии из золотого ламе. При том что в любой его вариации жакет Bar был, есть и будет образцом виртуозного мастерства кутюрного ателье Dior и создается по строгим правилам кройки и шитья, собственным ноу-хау Дома.

«Жакет «Бар» навсегда останется знаковым элементом для Дома Dior, и мой подход к этому предмету с богатой историей заключается в том, чтобы, используя все стилистические коды, сделать жакет более приемлемым для образа жизни современной женщины, – рассуждает Мария Грация. – Но я не ассоциирую «Бар» с какой-то определенной женщиной или с конкретным женским типажом, я представляю его как универсальный объект желания, каким и задумывал его сам Кристиан Диор».

Читайте также