Во власти женщины: чем Blancpain обязан Бетти Фихтер

Пройдя путь от ассистента до директора фабрики, она положила начало истории изящных моделей бренда

Осенью минувшего года в бутике Blancpain в Нью-Йорке все желающие могли посетить небольшую выставку, главным экспонатом которой стали ювелирные часы, некогда принадлежавшие Мэрилин Монро. Эта исполненная в стиле ар-деко модель 1930-х годов была выкуплена часовым брендом на торгах американского аукционного Дома Julien’s Auctions в Лос-Анджелесе в ноябре 2016 года. Правда, тогда владелец часов, ушедших с молотка за $225 000 – сумму вдвое превысившую эстимейт, – не был назван: в Blancpain сначала хотели максимально проверить провенанс лота и привести собственную винтажную модель в близкое к оригинальному состояние – отрегулировать механизм, отреставрировать внешний декор, – а затем уже объявить о своем громком приобретении.

По сути таким заявлением и стала выставка «Вечная элегантность» – часы Blancpain экспонировалась на 5-й авеню вместе с личными вещами Монро, которые так или иначе отражали ее сложную личность и экстраординарную жизнь: наряды, книги, съемочное актерское кресло, пропуск члена Гильдии киноактеров, канцелярские принадлежности и квитанции из ее нью-йоркского периода жизни. Дух самой кинозвезды витал над этими историями благодаря фотографиям Лоуренса Шиллера, который много работал с актрисой при ее жизни.

Впервые представленные публике часы Монро, скорее всего, были подарком ее третьего мужа, писателя Артура Миллера. Правда, пара рассталась так драматично, что тот никогда больше не комментировал свой брак с кинозвездой и не оставил мемуаров. К сожалению, не сохранилось ни одной фотографии, где бы Монро была запечатлена в этих изящных часах. Но актриса была известна своими вечными опозданиями на съемки, время для нее было величиной относительной, и, может быть, потому она не нуждалась в наручных часах? Этот факт, кстати, решительно опровергает ту версию, что кинозвезда могла купить эти часы себе сама.

Существует, правда, еще одна версия происхождения часов – их мог подарить Монро близкий друг Фрэнк Синатра, с которым ей приписывают роман. Но даже если такового не было, знаменитый певец славился своей щедростью к друзьям любого пола и осыпал их подарками.

...Итак, корпус этих часов изготовлен из платины, изящный узор инкрустирован 71 бриллиантом круглой огранки и двумя бриллиантами огранки «маркиз», на прямоугольном циферблате с позолоченными часовыми метками отлично читается надпись «Blancpain», а на миниатюрном механическом калибре FHF 59 – гравировка Blancpain и «Rayville Watch Co. 17 Jewels».

Неудивительно, что долгое время часы были забыты: блистательная голливудская кинозвезда, спевшая бессмертное «Бриллианты – лучшие друзья девушек» и подарившая этот девиз едва ли не всей ювелирной индустрии, сама не обладала впечатляющими драгоценностями. После ее ухода из жизни осталось лишь колье Mikimoto из жемчуга акойя, подаренное ей в 1954 году вторым мужем бейсболистом Джо Ди Маджо, – теперь оно является частью музейной коллекции жемчужного бренда. А вот судьба еще одного подарка от Ди Маджо – платинового браслета Eternity с 35 бриллиантами огранки «багет», проданного на аукционе Christie’s в 1999 году, – сегодня неизвестна. Собственно, других стоящих украшений у Монро не было, да и носила она их крайне редко. Бриллиантовые часы Blancpain тогда не были представлены на аукционе и «всплыли» на рынке раритетов только теперь. А вот их бывший владелец, очевидно, доказавший и Julien’s Auctions, и Blancpain принадлежность часов легендарной кинозвезде, пожелал остаться неизвестным…

Для Blancpain приобретенные в музейную коллекцию часы актрисы, считавшейся символом чувственности на экране, стали поводом вспомнить собственную историю создания женственных моделей, потому параллельно в бутике была представлена и часовая ретроспектива от винтажных до современных образцов. Поворотным в истории создания женских часов Blancpain стал 1932 год, когда внезапно скончался Фредерик-Эмиль Бланкпэн, правнук основателя швейцарской часовой мануфактуры. Единственной его логичной преемницей, представительницей пятого поколения семейства Бланкпэн, была бы дочь Берт-Нелли, но она никогда не интересовалась семейным предприятием, и в итоге на 197-м году его существования преемственность поколений прервалась.

Но где одна женщина отказалась строить бизнес и развивать заложенные ее предками-мужчинами идеи, за дело взялась другая. Через год мануфактуру выкупили Бетти Фихтер и Андре Леаль, ближайшие соратники Фредерик-Эмиля. Предприимчивую Фихтер последний заприметил еще в 1915 году, когда она стала его ассистентом и помогала вести бизнес, а вскоре уже числилась директором фабрики и заведовала производством Blancpain, так что Бетти вполне логично могла быть преемницей своего патрона.

В итоге Фихтер заняла должность генерального директора и стала первой женщиной на подобном посту в часовой индустрии. Оставалась она на данной позиции последующие сорок лет и только в 1950 году пригласила к руководству компанией своего племянника Жан-Жака Фихтера.

И именно Бетти решила развивать под именем Blancpain не только высокоточные мужские механизмы, но и женские изящные часы. Еще в 1926 году Фредерик-Эмиль вместе с приглашенным на работу британским часовщиком Джоном Гарвудом создал первые наручные часы с автоподзаводом. Спустя четыре года эта новая система подзавода была адаптирована под модели миниатюрного размера – так появились первые женские часы Blancpain с механизмом багетной формы. Их прямоугольный корпус со строгой геометрией ар-деко был разработан тогда в союзе с компанией Leon Hatot. Часы получили название Rolls и стали еще и первыми в мире женскими часами с автоподзаводом. На основе данной модели по инициативе Фихтер мастера компании начали создавать и более женственные часы в царившем тогда стиле ар-деко.

Правда, период, последовавший за вступлением Фихтер в должность, был весьма непростым и с экономической, и с политической точек зрения: Европе было не до ювелирных часов, Америка страдала от последствий Великой депрессии. Тем не менее рынок за океаном оказался более перспективным, к тому же Леаль, директор по продажам бренда с 1920-х годов, наладил на нем крепкие связи. И даже несмотря на то что в США ввели запрет на импорт готовых часов, Фихтер решила поставлять туда новаторские механизмы Blancpain и отдельные элементы конструкции часов. Уже на месте заключенные в элементарный корпус механизмы дополнялись внешними корпусами из золота и платины, циферблатами, стрелками и драгоценным декором. Скорее всего, часы Монро был собраны именно так.

Следующие новые женские часы появились уже в период послевоенной стабильности: в 1956 году в Blancpain изготовили модель Ladybird, оснащенную самым маленьким в мире круглым часовым механизмом того времени. Эту коллекцию бренд развивает и сегодня, и она сохраняет миниатюрный диаметр корпуса 21,5 мм.

С 2006 года в марке создают женские часы с указателем фаз Луны – это самое романтическое усложнение имеет свою отличительную черту: улыбающийся лик ночного светила с пикантной мушкой в виде звездочки на щеке. После приобретения в музейную коллекцию часов Мэрилин Монро в штаб-квартире стали иронизировать, что именно такая была у кинозвезды. А вот облик лимитированной модели начала 2020 года с прямо-угольным корпусом и бриллиантовым декором в стиле ар-деко, посвященной Дню святого Валентина, действительно во многом вдохновлен как раз часами Монро – и является своего рода образом преемственности традиций и эстетики женских часов Blancpain.