Вселенский потоп: как бизнес спасал Венецию

Дом Bottega Veneta выделил 30% месячной выручки на ремонт cобора Cвятого Марка

Венеция – город без стен. Ее всегда защищало море – так называемая лагуна, а вместе с ней грозный флот, на протяжении веков восхищавший весь мир и внушавший страх. Но, как говорил Ницше, «quod me nutrit me destruit» (лат.: «Что меня питает, то меня и убивает»): то, что нас поддерживает и обеспечивает, еще и несет разрушение. Вода, которая столетиями способствовала мощи и процветанию Венеции, сегодня служит для нее угрозой, и не только из-за постоянного повышения уровня моря, связанного с глобальным потеплением, но по причине участившихся наводнений, очень разрушительных, которые жители города окрестили acqua alta.

Acqua alta, так называемая высокая вода, возникает при определенных условиях. Ветер, дождь, температура воздуха, фазы Луны – все вносит свой вклад в неконтролируемый подъем уровня воды в лагуне и каналах Венеции, иногда настолько, что улицы и дома оказываются затопленными. Обычно acqua alta ограничивается немногими сантиметрами и уже через несколько часов спадает. Благодаря временным мосткам, возводимым в наиболее уязвимых районах, жители могут выходить из дома. Это повторяющееся явление венецианской жизни, и город научился с ним сосуществовать, пусть порой с наводнениями трудно справляться.

Но то, что случилось 12 ноября 2019 года, превзошло самые мрачные прогнозы. Это была не обычная acqua alta, а настоящий потоп, продолжавшийся несколько недель. Последний раз нечто похожее происходило в 1966 году. И хотя журнальная статья не место для личных воспоминаний, не могу не сказать: в тот вечер, когда начался этот кошмар, я оказался в Венеции и у меня даже мелькнула мысль, что это мой последний день на земле. Кое-кто там действительно погиб. Пытаясь добраться до гостиницы, я в темноте упал в ледяную воду. Vaporetto (ит.: катер) бились об ушедшие под воду причалы, а лодки врезались в мосты: вода стояла так высоко, что пройти под ними было практически невозможно.

Сделав лишь один шаг, можно было оказаться либо на улице, либо в канале

Я не представлял, куда идти, ведь, сделав лишь один шаг, можно было оказаться либо на улице, либо в канале. Было невозможно сориентироваться. Когда в конце концов я добрался до пьяцца Сан-Марко, мне явилась картина апокалипсиса: вместо площади было море, которое билось о собор. Вода была темной, холодной, зловещей. Промокший насквозь, я изо всех сил старался не выронить свой «мак» в морскую пучину и думал лишь об одном: «Господи, пожалуйста, только не это! Не дай исчезнуть этой красоте. Не дай разрушить этот город. Не дай пропасть этому бесценному наследию. Не дай ему погибнуть!»

Весь следующий день прилив нарастал, и больше недели вода стояла очень высоко. Десятки ремесленников, чьи мастерские ушли под воду, потеряли все свои инструменты, оборудование, товар. Жилые дома, рестораны, бутики и гостиницы – ничего не пощадила жестокая стихия. А повреждения, нанесенные памятникам культуры и архитектуры, пока невозможно оценить: то, что заметно сейчас (поврежденные фрески, уничтоженные книги, поцарапанные мозаики и т. д.), – лишь малая доля того, что откроется через несколько месяцев, когда воздух прогреется и на всем будут видны разрушительные следы морской соли. Ее невозможно было смыть целых две недели, потому что все поверхности были скрыты под водами лагуны.

Естественно, сразу после катаклизма разные итальянские организации стали саркастически вопрошать: в чем заключается польза проекта MOSE – монументальной, но пока не законченной системы защиты, призванной оградить Венецию от наводнений?

Но пока одни задавали вопросы, другие перешли к действиям. Вид Венеции, объекта Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, после воздействия стихии настолько потряс мир, что щедрые пожертвования частных благотворителей и целых организаций на устранение хотя бы самых серьезных последствий пошли буквально потоком. Среди тех, кто откликнулся сразу, запустив кампанию по сбору средств для восстановления наиболее значительных памятников, был Фонд венецианского наследия. Уже 20 лет он занимается сохранением и реставрацией достопримечательностей города и территорий, когда-то входивших в состав Светлейшей Республики Венеция. В числе его руководства и активистов – архитектор Питер Марино, актриса Тильда Суинтон, режиссер Джеймс Айвори.

От фонда «Микеланджело» со штаб-квартирой в Женеве, который основали Йохан Руперт и Франко Колоньи, Фонд венецианского наследия получил пожертвование для Фонда Джорджо Чини, что на острове Сан-Джорджо-Маджоре, который сильно пострадал от стихии. Кроме того, фонд вступил в партнерство с Bottega Veneta, брендом, принадлежащим группе Kering, чтобы принять неотложные меры по спасению главного символа Венеции – собора Святого Марка.

«Фонд венецианского наследия незамедлительно откликнулся на просьбу Карло Альберто Тессерина, управляющего делами собора Святого Марка, – заявил Тото Бергамо Росси, реставратор, гендиректор фонда. – Старинный пол базилики, выложенный из византийского и венецианского мрамора, сдвинулся в нескольких местах и требует срочного восстановления; необходимо также смыть соль. Благодаря щедрой поддержке Bottega Veneta Фонд венецианского наследия проведет реставрацию части мозаичных полов собора Святого Марка».

Итальянский бренд со штаб-квартирой в Виченце, что в нескольких километрах от Венеции, быстро отреагировал на нужды собора Святого Марка, признавая, что город в лагуне составляет центральную часть его собственных культуры и ДНК, о чем сообщили генеральный директор Bottega Veneta Лео Ронгон и креативный дирек­тор Дэниел Ли. Вклад бренда был очень достойным: для восстановления поврежденных мозаичных полов и мраморных стен Фонду венецианского наследия было передано 30% средств от продажи всех моделей сумочек BV Classic, Marie, BV Angle и Arco в магазинах марки по всей Италии и в официальном итальянском интернет-магазине с 29 ноября по 29 декабря.

В ходе кампании удалось собрать сумму, которая позволит незамедлительно приступить к работам на этом объекте Всемирного культурного наследия. Наследия очень ценного, хрупкого и постоянно нуждающегося в нашей защите.