Курс на выживание: опыт Herno

Президент компании Клаудио Маренци – о трудностях и перспективах модного бизнеса в эпоху пандемии

Пандемия COVID-19 оставляет за собой разрушительный след и еще больше вопросов о будущем, на которые, увы, очень мало ответов. В этот период неопределенности все отрасли экономики переживают небывалый кризис, заставляющий их переосмыслить свою стратегию и начать новую жизнь, чтобы быть готовыми к любому повороту событий. 

Пострадала даже модная индустрия: в Италии, ведущем европейском производителе модных товаров и предметов роскоши, режим самоизоляции вынудил на два месяца приостановить работу всей производственной цепочки. В условиях, когда фабрики и магазины закрыты, склады забиты товаром, модные показы проходят в цифровом формате, а туризм, можно сказать, исчез, большинство брендов сталкиваются с существенным падением доходов. О том, как с чрезвычайной ситуацией справляется Herno, и о перспективах на ближайшее будущее рассказывает президент компании Клаудио Маренци.

Как ваша компания перенесла период самоизоляции? 

Клаудио Маренци: Мы на самом деле не закрывались – шили в этот период одноразовые медицинские халаты и маски, которые безвозмездно передавали в больницы нашего региона, расположенного на Лаго-Маджоре. Я узнал, что у одного из наших поставщиков есть медицинское подразделение, где производится бактерицидный материал, и закупил 70 000 м, из которых мы отшивали примерно 350 халатов в день, а из обрезков делали медицинские маски. Наша помощь пришлась на пик пандемического кризиса, и это было правильное решение.

А что делали лично вы? О чем думали в разгар пандемии?

К.М.: Я, можно сказать, испытывал чувство вины за то, что я не врач! Но я нашел способ быть полезным. Возможность чем-то занять ум и руки заполнила пустоту, которую, мне кажется, во время самоизоляции испытывал каждый, потому что все готовились к самому мрачному развитию событий. Работники, занятые на производстве, по тем же причинам были счастливы ходить на работу: во-первых, они могли приносить пользу обществу, во-вторых, были заняты делом. Самоизоляция позволила мне провести в моем доме на Лаго-Маджоре три месяца – такого не случалось за последние двадцать лет! Так что с личной точки зрения для меня это была возможность поразмыслить о будущем.

Когда вы начали думать о том, что будет после пандемии?

К.М.: В каком-то смысле сразу, потому что понял: она продлится долго и окажет влияние на весь мир, что, в сущности, и случилось. Так что для меня было ясно: все это займет время. А поскольку мода – явление циклическое, несколько месяцев самоизоляции повлияют на весь год. Сезон весна-лето 2020 «пропал», а значит, следствием будет то, что сезон весна-лето 2021 тоже будет погублен, ведь в магазинах осталось много нераспроданного товара; над сезоном осень-зима 2020/21 также нависла угроза.

В общем, сейчас понятно, что, если все пойдет нормально, свет забрезжит во второй половине 2021 года. В случае второй волны пандемии выход из кризиса будет перенесен на первую половину 2022-го. Я смотрю не только по своей компании, но и по всей отрасли, потому что у нас была возможность обсудить этот вопрос между собой. Поэтому мы немедленно начали думать о будущем, о том, как смягчить последствия пандемии и защитить компанию.

Каким образом?

К.М.: Мы много сделали для того, чтобы обезопасить компанию, понимая, что эта пандемия так скоро не пройдет. Обезопасить как в плане финансов, работая с банковской системой, чтобы обеспечить более спокойное будущее, так и со стороны покупателей и поставщиков. По всей цепочке поставок мы гарантировали поставщикам оплату и вывоз товара. Вместе с нашими покупателями мы подумали, как пережить срыв сезона, оказавшегося провальным, попытавшись что-то сделать с коллекцией весна-лето 2020 и решить что-то на будущее.

Сейчас много разговоров о том, что в мировом модном бизнесе грядет величайшая революция. Каково на этот счет ваше мнение как бывшего президента Всеобщей конфедерации итальянской модной индустрии (Confindustria Moda)?

К.М.: Я считаю, здесь не должно быть радикализма. Разговоры о том, что ничто уже не будет как раньше, – отголоски того образа мыслей, который существовал до пандемии COVID. В последние десятилетия мы стали думать все быстрее и быстрее, но сейчас, когда нам предстоит долгий путь, нам нужно начинать думать медленно – думать много, пусть даже ценой того, что это будет казаться нерешительностью. Мне ясно, что станет происходить в следующие полтора года, и нам нужно будет действовать энергично.

Но я знаю также, что через три года изменится не много, и вот тут мы должны все хорошо обдумать. Ведь что происходит в последние годы, особенно с крупными брендами: они возвращаются к политике, которая с самого начала была ошибочной, в том числе к увеличению числа коллекций, бесконечным промоакциям, бессистемным скидкам в цифровой среде и т. п. Все это, однако, не приносит реального экономического выигрыша. Я полагаю, кое-кто из нас, особенно более структурированные компании, воспользуется ситуацией, чтобы вернуться к «норме».

В этой новой современности роль компаний меняется?

К.М.: Ответ: да. Если вы хотите снизить расход электроэнергии и сырья и таким образом внести вклад в устойчивое развитие, понятно, что важен диалог с конечным потребителем. Более высокая степень кастомизации неизбежно приводит к снижению товарных запасов. По-моему, нас ожидает более активное взаимодействие между брендами и покупателями.

Herno готовится к новым сценариям?

К.М.: Могу с уверенностью сказать, что произойдет: продажи предстоящей зимой будут в основном на местах. Японцы станут делать покупки в Японии, китайцы – в Китае, итальянцы – в Италии. Значит, необходимо критически оценить ассортимент в разных странах. Это первое противоречие, потому что вам нужна коллекция, узнаваемая во всем мире, но приспособленная к разным рынкам. Следовательно, необходимо изменить подход. Мы в Herno всегда тонко чувствовали потребности рынков, поэтому внутри одной коллекции у нас всегда были мини-капсулы с учетом местных запросов, так что я уверен: для нас это будет проще. И те, кто пришел к таким же выводам, на первый взгляд тривиальным, окажутся в более выигрышном положении.  

(Перевела Елена Туева)

Читайте также