Бриллианты и аукционы: мнение эксперта

Интервью с Бенуа Репелленом, главой аукциона Magnificent Jewels Дома Sotheby's Geneva

В ноябре прошлого года бриллиант The Spirit of the Rose из России был продан с молотка за рекордные $26,6 млн. Бенуа Репеллен, глава аукциона Magnificent Jewels, женевского подразделения аукционного дома Sotheby's, рассказывает об этом рекорде и раскрывает некоторые секреты работы с ювелирными шедеврами.

К мнению профессионала такого уровня стоит прислушаться особо: обладатель степеней бакалавра и магистра по истории и истории искусства, а также юридической степени Лионского университета и диплома геммолога Gemologist at the Gemological Institute of America, свою карьеру в Sotheby's Бенуа Репеллен начал в 2012 году. В ноябре 2018 года именно Репеллен принимал активное участие в аукционе исторических драгоценностей королевской семьи Пармских Бурбонов, который поставил рекорд суммы общей продажи – $53,1 млн, а в 2020 году возглавил подразделение Magnificent Jewels.

Топовым лотом недавнего аукциона Magnificent Jewels and Noble Jewels, который прошел в Женеве в ноябре 2020 года, стал бриллиант The Spirit of the Rose из России – редкий драгоценный камень пурпурно-розового цвета весом 14,83 карата, добытый компанией «Алроса» в Якутии. Он ушел с молотка за $26,6 млн и таким образом поставил очередной мировой рекорд цены на подобный редкий экземпляр...

Бенуа Репеллен: Последние десять лет розовые бриллианты действительно стали одними из наиболее желанных лотов ювелирных торгов среди всех возможных видов и цветов этих драгоценных камней. Пять из десяти самых дорогих бриллиантов, когда-либо проданных на аукционе, прошли через руки Sotheby's. Предыдущий рекорд цены на розовый бриллиант под названием CTF Pink Star был поставлен в 2017 году – тогда драгоценный камень ярко-розового цвета весом 59,60 карата был продан за $71,2 миллиона.

Надо сказать, что The Spirit of the Rose поражал воображение каждого, кому довелось увидеть его вживую, и даже мое. Красивейший цвет бриллианта, его размер, идеальная овальная огранка – само по себе чудо природы и немного профессиональных рук. И все это глубоко связано с многовековой культурой работы с бриллиантами в России. Он абсолютно заслуживает достигнутой рекордной стоимости, в которую также включены растущее внимание, осознание невероятной редкости розовых бриллиантов во всем мире.


Каковы тенденции в приобретении и коллекционировании украшений последние 5–10 лет? Какой период в ювелирном искусстве сейчас пользуется наибольшим спросом?

Бенуа Репеллен: Коллекционеры украшений всегда ищут лучшее – будь то особенный драгоценный камень или ювелирное изделие. Весьма популярным среди знатоков и ценителей всегда был и остается период ар-деко 1920-х и 1930-х годов, но истинные собиратели стараюсь сформировать коллекцию, которая отражала бы все этапы эволюции того или иного художественного стиля и делала бы это в самых разных именах ювелиров. Коллекционеры также предпочитают предметы, за которыми стоит интересная история или благородное происхождение.

И, конечно же, всегда высоко ценились подписные вещи как больших брендов – Cartier, Van Cleef & Arpels, Boucheron, Chaumet, так и независимых ювелиров уровня JAR и Suzanne Belperron – вокруг них происходит необычайное оживление на торгах. Вот и на последнем аукционе Magnificent Jewels в Гонконге было представлено несколько подписных изделий благородного происхождения. Среди топ-лотов была колумбийская парюра из бриллиантов и изумрудов (ок. 1770 года), ранее входившая в коллекцию вице-короля Новой Гранады и Перу Мануэля де Гириора (1708–1788). Она была продана за $1,1 миллиона (лот 176, эстимейт: $700 000–1 000 000).

Работать с историческими вещами музейного уровня – невероятное удовольствие. Даже такой небольшой предмет может отражать вкус владельца, моду своего времени, память того или иного момента в истории

В последние годы в моду возвращается период с 1940-х по 1970-е годы, который был незаслуженно забыт долгое время, и в нем, безусловно, есть достойные самобытные образцы ювелирного искусства. Мы провели очень успешные торги 9 декабря в Нью-Йорке, где цена на произведенную в 1970-х годах пару серег Bvlgari из бриллиантов и изумрудов подскочила до $1,2 млн (лот 104, эстимейт: $350 000–550 000). На тех же торгах брошь 1965 года из сапфиров и бриллиантов в невидимой оправе от Van Cleef & Arpels была продана за $1,1 млн с превышением эстимейта $80 000–120 000 в 10 раз (лот 62).


Как у главы отделения торгов Magnificent Jewels sales of Sotheby's Geneva и специалиста, который трудится в области продажи исторических украшений уже восемь лет, есть ли вас любимые истории сенсационных открытий или рекордов продаж?

Бенуа Репеллен: Когда я только-только начал работать в Sotheby's, на мой рабочий стол легли два потрясающих объекта – невероятная тиара с одиннадцатью неограненными каплевидными изумрудами и бриллиант Le Beau Sancy. Изумруды из этой тиары некогда принадлежали французской императрице Евгении, затем она продала их, и головной убор с этими старинными камнями заказал уже граф Гвидо Хенкель фон Доннесмарк, прославившийся в широком свете сначала как муж одной из самых известных парижских куртизанок XIX века Паивы. Кстати, «grandes horizontales», как называли тогда прославленных куртизанок, обладали интереснейшими коллекциями украшений благодаря как раз драгоценным подаркам своих покровителей. Правда, тиару граф фон Доннесмарк заказал уже для своей второй жены княгини Катарины, и предполагается, что выполнили ее ювелиры Дома Chaumet – это настоящий ювелирный шедевр.

Исторический бриллиант Le Beau Sancy весом 35 карат грушевидной формы с двойной огранкой «роза» происходит из легендарных копей Голконды. Он был приобретен королем Франции Генрихом IV и помещен в корону его жены Марии Медичи по случаю ее коронации в 1610 году. Затем этот уникальный камень попал в королевскую коллекцию Великобритании, оттуда – в княжество Орания – им скрепили помолвку Вильгельма II Оранского и Марии Стюарт, а следом он оказался в Пруссии и стал украшением короны Фридриха I. И этот «свидетель» четырех веков европейской истории в итоге был продан на Sotheby's.

Работать с подобными историческими вещами музейного уровня – невероятное удовольствие. Даже такой небольшой предмет может отражать и вкус владельца, и моду своего времени, и память того или иного момента в истории. В большинстве случаев, когда мы оцениваем то или иное украшение, его последние владельцы раскрывают многие стоящие за ним «факты биографии», и они тоже составляют его историческую ценность.

Два года назад вы готовили и поводили важные торги королевских драгоценностей, принадлежавших династии Пармских Бурбонов, которые включали в себя украшения французской императрицы Марии-Антуанетты, – этот аукцион поставил рекорд по продаже исторических ювелирных предметов, и сумма его общих продаж дошла до 53,1 млн долларов...

Бенуа Репеллен: Я рад, что вы спрашиваете именно об этом аукционе Royal Jewels, который прошел в ноябре 2018 года: это одни из самых запоминающихся торгов, к которым мне посчастливилось иметь отношение. И также идеальный пример того, что такое семейная коллекция драгоценностей! Сотня великолепных украшений, датируемых от XVIII века до середины XX столетия, – это эволюция вкуса и моды, семейных преданий и счастливых моментов, свадебных подарков и «сувениров» от предков. Драгоценности, которые принадлежали таким видным персонам, как императрица Мария-Антуанетта; ее дочь Мария-Тереза по прозвищу Мадам Рояль, она же герцогиня Ангулемская; эрцгерцог Франц Фердинанд и император Австрии Франц Иосиф; королева Испании Мария Кристина, – известных исторических персон, которые обладали значимыми драгоценностями, не так уж много, и все они наперечет. Поэтому коллекционеры очень хорошо осознают ценность предметов из подобных частных коллекций. И оттого наши предаукционные выставки, которые путешествуют по миру в преддверии торгов, пользуются вниманием огромного количества ценителей, жаждущих увидеть и восхититься этими раритетами.


Три года назад ваше женевское подразделение Sotheby's организовывало выставку фотографий Сесила Битона «Портреты женщин в ювелирных украшениях» – подобного рода исключительно культурные события вы проводите не так часто. Какую цель преследуют эти скорее просветительские мероприятия?

Бенуа Репеллен: Ювелирные украшения создаются для того, чтобы их носили! И организация той выставки известных женщин эпохи помогла нам продемонстрировать, насколько хороши эти драгоценности, когда они украшают прекрасных дам. В первой половине XX столетия богатые представительницы высшего света – герцогиня Виндзорская, наследницы огромных состояний Дейзи Феллоус и Барбра Хаттон обладали невероятными драгоценностями, которые они заказывали у французских домов Cartier, Van Cleef & Arpels или приобретали у талантливой женщины – ювелирного дизайнера Сюзанн Бельперрон.

Меня всегда приводили в восхищение и священный трепет тиары. На мой взгляд, это ювелирное украшение для прически идеально воплощает в себе представление о роскоши и стиле

Все они, а также графиня Вивиана Креспи, герцогиня Мальборо и а позже Марелла Аньелли попали в объектив Сесила Битона. Уже после Второй мировой войны такими страстными коллекционерами стали кинозвезды – Элизабет Тейлор, Мария Феликс и Джина Лоллобриджида. На их украшения также смотрели сотни восхищенных глаз. И Сесил Битон, аристократ и по совместительству фотограф, декоратор и художник по костюмам, сам большой бонвиван и франт, блестяще показал в остановленном кадре, как великолепны женщины в драгоценностях и как они умели их носить.

Каким из ювелирных раритетов, прошедших через ваши руки за все годы работы в Sotheby's Geneva, вы желали бы обладать сами?

Бенуа Репеллен: Меня всегда приводили в восхищение и священный трепет тиары. На мой взгляд, это ювелирное украшение идеально воплощает в себе представление о роскоши и стиле. Именно тиары, созданные для прически королевских особ и аристократок, были свидетелями стольких замечательных исторических событий! К тому же мне всегда нравились многофункциональные украшения, как сегодня мы их называем «трансформеры», а тиары, как правило, можно носить как колье, браслеты или броши. Так что я остановил бы свой выбор на одной или даже нескольких знаменитых тиарах, которые служили еще и эволюцией ювелирного стиля. У меня даже есть список тиар, которыми я хотел бы обладать в своем воображении! И среди них вышеупомянутая тиара The Donnersmarck и неординарная тиара Cartier из стали и бриллиантов 1912 года.

Читайте также