Корсет – оружие обольщения 21 века

О плюсах тонкой талии рассказывает дизайнер Сергей Левин

У дизайнера Сергея Левина есть не только своя собственная линия женской одежды Sergei Levin, но и весьма необычная специализация: он создает корсеты. Творения Левина можно увидеть и на светских раутах, и в театральных постановках. Сергей делал корсеты для показов Thierry Mugler, Jean-Paul Gaultier и других домов, работал над костюмами для для показов Wella и Londa, а также воплощал сценические образы для Диты фон Тиз и других американских знаменитостей. В 2009 году Левин создал корсет для Miss Universe Сони Рудьевой.

Сегодня среди муз Левина актрисы Юлия Снигирь, Ирина Апексимова, Оксана Акиньшина, Анна Чурина, Екатерина Волкова. Стоит ли удивляться, что в настоящее время Левин пишет книгу по истории корсета?

Любовь к моде возникла у Сергея в «советском» детстве и напрямую связана с любовью к истории и искусству. «Отец, прекрасный рисовальщик, каждые выходные устраивал мне экскурсии в Пушкинский в Москве, в Эрмитаж в Питере. Рассматривая картины и статуи, я не переставал удивляться, насколько похожи друг на друга люди обнаженные и как отличаются персонажи одетые. Костюмы будоражили воображение, хотелось фантазировать о характере изображенных, об их прошлом, их быте, их судьбе, – вспоминает Сергей Левин. – Я стал сам пробовать рисовать эскизы. В школе к моему увлечению относились с симпатией, ведь школа была необычная – знаменитая 1113, что в Дегтярном переулке, – для творчески одаренных детей. Здесь учились многие замечательные актеры, танцовщики, художники».

После школы Левин поступил на факультет дизайна Академии легкой промышленности (сегодня академия входит в состав Текстильного университета. – Прим. ред.). Регулярно участвовал в конкурсах молодых дизайнеров и после победы в одном из них – New Soul and Style в 1998 году, – будучи на третьем курсе, получил приглашение стать арт-директором Российской ассоциации домов моды.

Корсеты в творчестве Сергея Левина – тоже еще со студенческих времен. «Меня всегда интересовала архитектурная связь человеческого тела и одежды. Изучая исторический костюм, я вдруг осознал, что именно корсет в большой мере определял восприятие женской фигуры. Набравшись ко второму курсу института всевозможных знаний в области конструирования одежды, я решил, что должен создать ансамбль с корсетом для курсового проекта. О, наивная юность! Оказалось, что, кроме картинок, никакой технической информации о том, как, из чего делаются корсеты, попросту нет», – говорит Сергей. 

Левин остался один на один со своей идеей: ни преподаватели, ни музейные работники ничем помочь не могли. «Только художник Большого театра надоумил меня поискать в театральной библиотеке что-нибудь иностранное по теме. Измучив библиотекарей, я откопал старую английскую книгу с выкройками корсетов. Выкройки были снабжены масштабными шкалами, позволяющими получить детали в натуральную величину. Но о том, какого размера были корсеты, на какую фигуру рассчитаны, не было ни слова», – вспоминает дизайнер. 

После многочисленных экспериментов Левину удалось сшить наконец первый корсет. Он был из роскошного охристо-золотистого атласа. Надо сказать, что раздобыть материалы было отдельной проблемой, например корсетные кости пришлось искать в Большом театре и вытаскивать их из антикварной балетной пачки. А в 1998 году актрисе Любови Полищук потребовалось создать образ кинодивы для церемонии ТЭФИ. Это было платье с корсетом из алого бархата, с перьями и стразами, в котором Полищук не только танцевала канкан, но и садилась на шпагат. Сейчас оно находится в коллекции историка моды Александра Васильева. 

Талант Левина заслуженно заметили представители европейских домов. «С Тьерри Мюглером и с Жан-Полем Готье меня познакомил выдающийся дизайнер корсетов современности Мистер Перл, а точнее, Марк Эрскин-Пуллин. Он является создателем корсетов из коллекций Mugler, Gaultier, Dior, Givenchy, Alexander McQueen, Vivienne Westwood, Christian Lacroix, John Galliano. Еще со времен студенчества я считал его своим гуру», – делится Сергей.

С Мистером Перлом Сергей познакомился случайно – встретился в одном парижском клубе, дизайнеры разговорились, и беседа вылилась в намерение работать вместе. «Шел 2013 год, Тьерри Мюглер как раз запускал свое шоу Mugler Follies. Это был микс кабаре, показа haute couture и циркового представления. Костюмы для Mugler Follies мы создавали вместе, в ателье Мистера Перла». 

Вскоре после этого пришел заказ от Жан-Поля Готье. Он попросил Левина и Мистера Перла создать финальный наряд коллекции haute couture для Диты фон Тиз. «Для каждого выхода haute couture сначала делается макет – пробная модель. Макет был отправлен Дите в Лос-Анджелес, а на финальную примерку она приехала в Париж. Какая же она миниатюрная!» – вспоминает Сергей Левин. 

При создании корсетов дизайнер придерживается нескольких принципов. Главное в корсете – не его внешняя роскошная сущность, а конструкция. Корсет в первую очередь это инженерное сооружение вроде моста или небоскреба, а не просто одежда, убежден Левин.

При этом при создании корсета используется множество изысканных деликатных материалов: кружево шантильи, валансьен, драгоценные камни, металлы, вышивки, мех, кожа, резина, светодиоды. «Да, пожалуй, самое важное в корсете – его форма, крой. Ведь корсет не просто надевается на тело, он формирует его. Корсет изменяет анатомию, а это нужно делать с большой осторожностью. Мне потребовалось 20 лет, чтобы разработать собственный способ получения лекал корсета максимально эффектного при минимуме дискомфорта».

По мнению Левина, секрет идеального корсета таков: из какой бы ткани – атласа, парчи, твида – ни был выполнен корсет, основа должна быть из кутиля – хлопковой, плотной и тонкой ткани. «Производят такую ткань сейчас только в Англии и Германии. Никакой другой материал не может выдержать нагрузок, которые испытывает затянутый корсет, и обеспечить комфорт обладателя корсета. Исключение составляют прозрачные модели, которые делаются из особой корсетной сетки».

Материал костей тоже очень важен. «Поскольку китовый ус – исторически идеальная субстанция – нынче недоступен, я использую планшетные и спиральные кости из пружинной стали», – говорит мастер. 

Вау-эффект корсета объясняется математически: тонкая талия делит фигуру в пропорции «золотого сечения», названной также божественной

Большая часть работы над корсетом – наметка, прокладывание конструктивных линий, закрепление костей (флоссинг), вышивка – все это делается руками, как и 300 лет назад. 

В контексте истории моды принято считать, что, когда женские платья избавились от корсета, наступила эра свободы, моральной и эстетической. Левин не согласен с таким мнением. «Ношение корсета стало очередным этапом достижения равенства с мужчинами. Ведь корсет возник в женском гардеробе именно благодаря стремлению женщин походить на мужчин – стройная осанка, плоский живот, тонкая талия. Женщины желали властвовать, а не только воспроизводить род человеческий». 

По словам Левина, корсет, появившийся в конце XV века, ведет свое происхождение от мужского доспеха. Под металлические латы воины надевали куртки, простеганные со льном и укрепленные китовым усом. «Так что изначально корсет был символом равноправия полов, – объясняет Сергей. – Сегодня же корсет связан с понятием красоты. А вау-эффект корсета объясняется математически: тонкая талия делит фигуру в пропорции «золотого сечения», названной также божественной. Это соотношение присутствует повсеместно, начиная с космических туманностей и заканчивая ресничками на амебе. Поэтому корсет вне моды!»  

Читайте также