У Jaeger-LeCoultre – очередной юбилей

Модели Reverso — 90 лет

Круглую дату в истории Reverso, культовой модели Jaeger-LeCoulte, в швейцарском часовом бренде чествуют двумя событиями. Во-первых, выходом новой книги британского журналиста, историка, писателя и специалиста по часовому искусству Николаса Фоулкса, которая красноречиво называется «Reverso». Архивные изображения и редкие фотографии, сопровожденные глубоким анализом социального и культурного фона, повествуют в этой монографии увлекательную историю одних из самых известных наручных часов в мире.

Помимо того, на страницах книги впервые десять владельцев Reverso делятся своими личными историями персонализации этих часов и рассказывают о сокровенных смыслах изображений на задней «защитной» крышке переворачивающегося корпуса. 

Во-вторых, выпуском лимитированной юбилейной модели – Reverso Tribute Duoface Fagliano создана в корпусе из розового золота, с циферблатом цвета бордо и ремешком, вручную выполненным Casa Fagliano, известным производителем обуви для верховой езды. Эти новые часы заключают в себе индикацию времени второго часового пояса Duoface: концепция была разработана на мануфактуре еще в 1994 году и позволила объединить в одних часах два циферблата – их синхронную работу обеспечивает калибр 854A/2 с ручным заводом.

Лаконичность прямых линий корпуса, продолговатые метки циферблата, стрелки «Дофин», рельефный гильошированный узор Clous de Paris, опаловая отделка центрального указателя времени и индикатора «день/ночь» – стиль коллекции Tribute выдержан в классической эстетике ар-деко, эпохи, когда и появились Reverso.

А импульсом к появлению прямоугольных часов с переворачивающимся и закрывающим циферблат корпусом послужила серьезная техническая проблема. В конце 1920-х годов увлеченные игрой в конное поло офицеры британской колониальной армии в Индии с печальной регулярностью разбивали свои наручные часы во время игры.

В 1930 году один из игроков-офицеров пожаловался на потерю швейцарскому бизнесмену Сезару де Трею. Джентльмены обсудили, как хорошо было бы придумать часы, циферблат которых был бы защищен от ударов. Вернувшись в Швейцарию, де Трей завел тот же разговор со своим другом, часовым мастером и директором мануфактуры Жак-Давидом Ле Культром. Того заинтересовала идея, и он придумал дизайн таких часов. После чего попросил своего давнего партнера, парижского часовщика Жеже изготовить корпус, который мог бы вращаться вокруг своей оси и переворачиваться на другую сторону так, чтобы скрыть циферблат.

Тут весьма кстати пришлось изобретение французского инженера Альфреда Шово, который уже получил патент на «часы, способные скользить в своей рамке и полностью в ней переворачиваться», – и в итоге в 1930 году появились революционные часы, получившие название Reverso от латинского «я поворачиваюсь». 

С этого момента началась долгая увлекательная сага Reverso, а вместе с ней и история бренда Jaeger-LeCoultre: выкупив в 1937 году у де Трея патент на Reverso, Ле Культр и Жеже объединили свои предприятия и стали работать вместе. Reverso сменили несколько сотен циферблатов и не меньше сюжетов на оборотной стороне корпуса – мастера мануфактуры украшали его гравировкой, горячей эмалью и декором из драгоценных камней.  

На протяжении многих лет Reverso приводились в действие классическими механизмами JLC, но в последние пару десятилетий их механизм пополнялся различными серьезными усложнениями – всего за 90-летнюю историю в прямоугольном корпусе работали более 50 видов мануфактурных калибров.

Читайте также