Cartier пригласил всех в Эрмитаж

Выставка «Cartier: продолжая историю» – в Санкт-Петербурге

Пять лет назад французский Дом Cartier сделал российскому музею Государственный Эрмитаж предложение, от которого невозможно было отказаться, – оказать финансовую поддержку в реставрации уникальных произведений искусства из музейных запасников и вернуть эти артефакты к полноценной выставочной жизни. Разумеется, этот щедрый жест мецената был продиктован долгой и богатой на события культурной традицией, которая связывает Cartier с Россией, с Санкт-Петербургом и с Эрмитажем уже более ста лет. 

Точкой отсчета этой взаимосвязи можно считать Всемирную выставку в Париже в 1900 году, когда в русском павильоне Луи Картье увидел творения Карла Фаберже и под их впечатлением стал использовать те же декоративные техники, гармонично вписав их в стиль Дома. Спустя четыре года Пьер, еще один из трех братьев Картье, лично отправился в далекую Россию, и благодаря покровительству вдовствующей императрицы Марии Федоровны Cartier получил из рук ее сына императора Николая II почетный титул поставщика российского двора.

С этого момента русские мотивы постоянно трактовались в произведениях Дома, однако взаимное проникновение культур было прервано революцией 1917 года. Но как только на витке современной истории стало возможным вернуться в Россию, французский Дом сделал это именно в стенах Эрмитажа.

Часть из созданных для русских клиентов драгоценностей, теперь хранящаяся в музейной коллекции Дома, была показана в 1992 году на первой в России выставке «Искусство Cartier». Да, после этого в 2007-м прошла даже более масштабная ретроспектива в Московском Кремле, а спустя десять лет Cartier стал партнером подмосковного музея «Архангельское», бывшей усадьбы князей Юсуповых. Но все же к Эрмитажу, то есть к Зимнему дворцу, в котором когда-то царская семья и ее окружение собирались по торжественным поводам в созданных для них драгоценностях Cartier, в Доме испытывают особые чувства – отсюда и предложение о финансировании реставрации музейных артефактов. 

Испытывая профессиональное уважение к специалистам Эрмитажа, их коллеги из Cartier высказали всего лишь одно пожелание – хорошо бы в этих предметах был силен аспект ювелирного искусства. В Эрмитаже к этому пожеланию прислушались и в итоге сложных и кропотливых работ отреставрировали пять объектов декоративно-прикладного уровня «шедевры», в которых действительно доминируют применяемые в ювелирном искусстве техники. Реставрационные работы выполняли специалисты Эрмитажа под руководством Игоря Малкиеля, деликатно воссоздавая поврежденные элементы. 

Первоначально ни одна из сторон не предполагала, что инициатива по финансированию реставрации может закончиться совместной выставкой, но уже на четвертом обновленном артефакте стало очевидно, что между шедеврами Эрмитажа и образцами ювелирного и часового искусства из Cartier Collection много общего в стиле, эстетике, декоративных техниках исполнения. Так родилась идея выставки «Cartier: продолжая историю. Шедевры декоративно-прикладного искусства Эрмитажа и ювелирное наследие дома Cartier», которую приурочили к первой «пятилетке» совместного проекта. 

Куратором расположенной в Пикетном зале экспозиции логичным образом выступила Ольга Костюк, хранитель коллекции драгоценностей музея, – именно она готовила выставку Cartier в 1992 году, работала тогда в тандеме с ныне покойным Эриком Нуссбаумом, инициатором создания и первым хранителем музея Дома, побывала на самой первой в истории ретроспективе Дома в Le Grand Palais в Париже и является в Эрмитаже единственным специалистом, который прекрасно знаком с этим собранием. «Каждый год начиная с 2016-го при поддержке Cartier мы реставрировали по одному предмету из коллекции драгоценностей Эрмитажа. А затем наши коллеги предложили дополнить их творениями из своего собрания, объединяя объекты художественной идеей, драгоценным материалом или ювелирной техникой», – рассказала Костюк. 

«Мы подобрали 35 предметов из Cartier Collection, глядя лишь на фотографии шедевров Эрмитажа, и когда сами впервые вживую увидели в готовой экспозиции старинные объекты и творения Cartier, то были поражены сильной художественной взаимосвязью между ними и даже испытали гордость за нашу коллекцию», – рассказала ее коллега Паскаль Лепё, хранительница исторического собрания Cartier. 

Самый древний из отреставрированных шедевров Эрмитажа на выставке – это созданная в Египте в X веке лампа из горного хрусталя. В XVI веке итальянские мастера дополнили ее декором из золота и эмали, а в советское время в музее эти составляющие размонтировали.

Теперь же реставраторы выставили ее в одной витрине с семью украшениями, настольными часами Mystery Clock, наручными часами и портсигаром Cartier, также изготовленными из горного хрусталя, звенящая выразительность которого стала популярна в эпоху ар-деко. 

Все арт-объекты объединяют те же резьба по природному материалу, обрамление из золота и декор из эмали, пусть и выполненные в разной стилистике. Драгоценный сосуд-ароматник для розовой воды XVII века работы мастеров северной Индии, некогда подаренный императрице Анне Иоанновне посольством Надир-шаха, выполнен из серебра и золота с инкрустацией рубинов, изумрудов, жемчуга и алмазов в технике кундан. Подобрать к этому артефакту предметы из коллекции Cartier было также несложно: в начале XX века клиентами Дома были индийские махараджи, и для них создавались изделия в национальной манере с легким европейским налетом. Именно так родился ювелирный стиль Cartier Tutti Frutti в резными драгоценными камнями на индийский манер – браслет и две броши в этом стиле представлены в витрине с ароматником наряду с несессером наследницы Дейзи Феллоуз и прочими восточными по виду предметами Cartier. 

Изготовленный в 1533 году в Нюрнберге ларец княжны Ядвиги Ягеллонки из позолоченного серебра, попавший сложным историческим путем в Россию в XVIII веке, претерпел много утрат – все, что позволяет кодекс реставратора, было восстановлено и укреплено. И пусть северный ренессанс бесконечно далек от Cartier, в коллекции Дома нашлось девять предметов, изготовленных с применением техник чеканки, орнамента из скани и драгоценных камней огранки «кабошон» на те же религиозные и античные мотивы – подвески в виде крестов и броши с камеями. 

Массивный кабинет с часами, созданный в Германии в 1705 году и поступивший в Эрмитаж из собрания графов Строгановых в 1925-м, – еще один экспонат, отреставрированный при поддержке Cartier. Оформленный словно миниатюрный дворцовый интерьер в стиле барокко, этот уникальный предмет состоит из двух ярусов, колонн, вазонов, миниатюрных скульптур и резного декора из черепахового панциря и слоновой кости. Настольные часы в стиле раннего классицизма, брошь из стали с изображением женского профиля в технике барельефа и гарнитур с аметистами 1850 года из коллекции Cartier поддерживают стилистику кабинета. 

Наконец, пятый предмет из числа отреставрированных артефактов в коллекции Эрмитажа – фельд­маршальский жезл из серебра и золота с элементами из эмали и бриллиантовым двуглавым орлом. Этот уникальный предмет был создан для императора Александра II в мастерской Юлиуса Кейбеля, учителя Фаберже, в Санкт-Петербурге в 1879 году, а в коллекцию Государственного Эрмитажа попал три года назад в качестве дара от президента России и нуждался в реставрации. К этому символу власти подобрали соответствующие драгоценные регалии Cartier – орден Почетного легиона, три броши 1919 года с изображением Триумфальной арки, созданные в честь победы в Первой мировой войне, а также портсигар, футляр и пудреницу из золота и серебра с барельефом в форме двуглавого орла на крышке, некогда принадлежавшие русским клиентам Cartier. 

Читайте также