Cartier зовет в царство иллюзий

Погружаемся в Sixieme sens, чувственный ювелирный эксперимент Дома

Cпособны ли украшения вызывать «шестое чувство»? На этот вопрос в Доме Cartier решили ответить, создав девять ключевых украшений в высокоювелирной коллекции Sixieme sens. 

Мастера французского Дома уже не первый год экспериментируют с различными физическими явлениями вокруг драгоценных форм – от восприятия цветового спектра до эффекта резонанса. Но теперь решили зайти на территорию метафизики и обратиться к нашему восприятию, стимулировать его чувственную составляющую, заострить внимание на ошеломляющих эмоциях, в которые мы погружаемся, видя нечто прекрасное, – и тем самым вызвать Sixieme sens. Насколько этот эксперимент удался, можно понять, изучив суть украшений.

Колье Pixelage вызывает в воображении образ пятнистой шкуры дикой кошки, неизменного символа Cartier, вот только он «разложен» на пиксели. Иллюзию цифрового изображения создает геометрический орнамент, в котором сочетаются элементы из бес­цветных, желтых и оранжевых бриллиантов и неправильные «пиксели» оникса. Расходится этот изломанный узор из центра от трех золотых топазов весом 27,34 карата. Они задают украшению тональность, объем, и – благодаря многоступенчатой изумрудной огранке – резонирующий эффект. 

Таким же гипнотическим эффектом обладает другое «пиксельное» колье, Meride, но уже решенное в черно-белой гамме бриллиантов, горного хрусталя и оникса. Конструкция из белого золота расположена на трех разных уровнях, что сразу создает оптическую иллюзию ритмичного движения. А вот еще в одном колье, Coruscant, игру воображения вызывает уже вибрация бриллиантов самого разного калибра и шести разных огранок – изумрудной, багетной, треугольной, классичес­кой круглой, восьмиугольной и даже в виде силуэта воздушного змея. Они не только усиливают сияние бриллиантов, но и награждают композицию ар-деко едва ли не симфоническим ритмом. 

Далеко не прост этот ритм и в колье Sharkara, но за вибрацию здесь отвечают уже различные оттенки розового цвета турмалинов и сапфиров, подчеркнутые оранжевыми вспышками гранатов и сиянием бриллиантов. Композиция балансирует между правильной геометрией крупных драгоценных камней и окружающего их орнамента круглых кабошонов. В ее стилистике ощущается восточный привкус, как чувствуется он и в кольце Phaan с рубином овальной огранки 8,20 карата. Чтобы усилить цвет рубина, вокруг него создана многоуровневая конструкция из 12 бриллиантов треугольной огранки, которые словно поднимают его ввысь в своем сиянии. 

Многоступенчатость еще одного кольца, Parhelia, cложна не только по конструкции, но и по символическому смыслу. От синего сапфира весом 21,51 карата овальной формы и огранки «кабошон» расходятся в две разные стороны крылья орнамента из бриллиантов и изумрудов, столь длинные, что кольцо закрывает сразу три пальца. Это трехцветье еще и отсыл к мотиву павлиньего пера, придуманного Луи Картье еще в начале XX века. Оттуда же в ниспадающем колье Alaхоа «слышны» и отголоски влияний традиций индийских махараджей – колье состоит из мириад изумрудов овальной и изумрудной огранки и гладких бусин, скрепленных бриллиантами и золотыми мостами в объемной симметрии – такой, что создается ощущение парящей «живой» драгоценной дымки. 

В каждом украшении Sixieme sens ювелиры используют графические орнаменты, «обманки», оптические эффекты – все ради того, чтобы получить иллюзию трансфигурации реальности и произвести сильнейшее впечатление.   

Читайте также