Cartier и Япония: картинки с выставки

Взаимосвязь французского Дома с искусством Страны восходящего солнца покажут на Homo Faber

Японское слово «инро» означает небольшую, но изысканную шкатулку с красивой отделкой. Изначально предназначенные для хранения лекарств, со временем инро превратились в настоящие знаки отличия своих богатых владельцев.

Такого рода миниатюрные предметы, экзотичные и дорогие, отличавшиеся высочайшим мастерством исполнения и сделанные из материалов, почти незнакомых в Европе, приобрели в первые десятилетия ХХ века невероятную популярность на нашем континенте: привлекательность и очарование Японии с ее традициями и декоративно-прикладным искусством интриговали творческие умы того времени и вдохновляли наиболее любознательных коллекционеров. 

Луи, Пьер и Жак Картье были в их числе. Вот почему в коллекциях Дома Cartier и сегодня присутствуют прекрасные изделия, навеянные утонченной культурой Японии.

Избранные предметы из этой сокровищницы, которые редко демонстрируются публике, станут частью экспозиции Cartier на выставке «Генеалогия орнамента», которая пройдет под кураторством австралийского эксперта Джудит Кларк в рамках проекта «Homo Faber: создавая более человечное будущее».

Мероприятие, организованное Фондом поддержки творчества и мастерства имени Микеланджело, состоится в Венеции и продлится с 10 апреля до 1 мая.

Главной темой события стала Япония и ее «живые национальные сокровища» (титул, который присваивается выдающимся мастерам Страны восходящего солнца, занимающимся традиционными японскими ремеслами).

Посетители стенда Cartier смогут насладиться не только объектами из коллекции, но и тем, как работают золотые руки его мастеров

Вот почему, формируя образ «Генеалогии орнамента», Джудит Кларк предложила пятнадцати домам, приглашенным на Homo Faber, продемонстрировать связи и контакты с этой страной, прямые или опосредованные, и тем самым создать свою генеалогическую карту, способную показать, какое важное значение декоративные орнаменты имеют для мира роскоши: это не просто украшательство, а способ проявить свою индивидуальность.

В случае Cartier взаимодействие между Джудит Кларк и Пьером Райнеро, директором по историческому наследию Дома, состояло в том, чтобы отдать должное тем видам декоративно-прикладного искусства, которыми до сих пор занимаются мастера Cartier, и одновременно продемонстрировать аутентичные японские мотивы, часто присутствующие в великолепных изделиях этого ювелирного бренда. 

Для достижения поставленной цели Райнеро выбрал шедевры, погружающие зрителей в другую эпоху: браслет с бриллиантами, где рубины изображают знаменитую японскую сакуру, 1925 года; редко выставляемые броши 1907 и 1936 годов; небольшое деревце и хрупкую вазу с ландышами, вырезанными из драгоценных камней в технике глиптики.

На стенде Cartier также будет присутствовать выдающийся камнерез Филипп Николас, который продемонстрирует, как мастерство глиптики способно подарить камню новую, поэтическую жизнь. Вдохновившись японской культурой, прямо перед посетителями Николас будет работать над созданием шкатулки из белого опала и розового халцедона, которую украсят съемные браслет и брошь из белого золота и бриллиантов.

Интересно, что шкатулка включает в себя и соломку, которая будет искуснейшим образом использована для инкрустации, – еще одно искусство, сохраненное в мастерских Cartier, оно тоже будет представлено и отмечено в ходе Homo Faber.

Словом, посетители стенда Cartier смогут насладиться не только объектами из коллекции, но и кое-чем не менее ценным для Дома, а именно – поистине золотыми руками его мастеров. Настоящих «живых сокровищ», используя японскую терминологию, которых Cartier ценит и поддерживает, а мероприятие Homo Faber прославляет за создание современного образа красоты. 

(Перевела Е. Туева)