Chopard пригласил музыкантов

Необычный союз, заключенный по случаю юбилея часов L.U.C

Четыре года назад, зимой 2018 года, Карл-Фридрих Шойфеле, сопрезидент и глава часового подразделения Дома Chopard и страстный меломан, отправился за рулем одного из своих олдтаймеров из Женевы на юго-запад, в кантон Берн, на ежегодный международный фестиваль «Музыкальные вершины Гштада».

Здесь среди прочих концертов Шойфеле посетил выступ­ление французского скрипача Рено Капюсона. И, слушая его выразительную игру на скрипке работы Гварнери 1737 года создания, по обыкновению ушел в своих мыслях к часам. Именно тогда он вдруг осознал, что, как и скрипка, механизм тогда только-только созданного под его руководством минутного репетира L.U.C Full Strike тоже является своего рода музыкальным инструментом, ведь помимо своего прямого назначения он способен вызывать эмоции.

К этой мысли Шойфеле вновь вернулся, когда решал, как бы «громко» и неординарно отметить 25-летие коллекции сложных часов L.U.C, этого столпа сложной авторской механики ранга haute horlogerie. И среди прочих, вышедших еще в 2021 году юбилейных моделей решил создать новые часы с боем, а для их настройки пригласить... Рено Капюсона, не только выдающегося музыканта современности, но и специалиста по акустике и качеству звука, а также его не менее компетентного родного брата виолончелиста Готье Капюсона. 

Так братья-музыканты приняли участие в создании трех новых лимитированных моделей часов с боем: L.U.C Strike One, L.U.C Full Strike Sapphire и L.U.C Full Strike Tourbillon. Благодаря своему тонкому музыкальному чутью и обостренной восприимчивости Рено и Готье совместно с инженерами Сhopard усовершенствовали звук, производимый гонгами и сапфировым стеклом по технологии, запатентованной брендом еще в 2016 году. 

Тогда на фабрике во Флерье, после шести лет разработок, были созданы первые, во многом выдающиеся часы с минутным репетиром L.U.C Full Strike. Гонги калибра L.U.C 08.01-L были изготовлены из сапфирового стекла, отделены от механизма и составляли единое целое со стеклом циферблата. 

Только на разработку этой монолитной детали ушло три года – но именно она создавала однородную среду с идеальной проводимостью звука, который выходил наружу через стекло циферблата. И поддерживала акустические качества часов на должной высоте в течение длительного времени. 

К тому же сапфировые гонги не подвержены износу, не деформируются, не реагируют на повышение температуры – другими словами «не стареют» в отличие от традиционных металлических. А значит, качество в часах с боем остается неизменным и претендует на статус «вечное». 

Эта инновационная разработка стала апофеозом празднования 20-летия мануфактуры во Флерье и более чем заслуженно удостоилась в 2017 году «Золотой стрелки» женевского Гран-при часового искусства. 

Примечательно, что перфекционист Шойфеле сразу задумал усовершенствовать качество звука буквально с «кристальной» чистотой (поскольку он производится с помощью кристалла сапфира, или корунда особой чистоты), оптимизировать и сделать как можно более долговечными акустические качества системы гонги/монолитное сапфировое стекло – именно для этого он и призвал к сотрудничеству Капюсонов. 

Благодаря «оркестровке» братьев-музыкантов звук минутных репетиров наполнился живой, насыщенной вибрацией и тональным богатством

Благодаря «оркестровке» братьев-виртуозов, настойке и анализу работы новых часов с боем (в свою очередь – кульминации празднования 25-летия коллекции L.U.C) их акустические качества были значительно усовершенствованы. Звон сапфировых гонгов – и без того более чистый, долгий и гармоничный, чем бой традиционных металлических минутных репетиров, – теперь наполнился живой, насыщенной вибрацией и тональным богатством. 

К слову, специалисты лаборатории прикладной акустики женевской Высшей школы инженерных наук (HEPIA) даже дали научное обоснование работы братьев Капюсон. Ее руководитель, профессор Ромен Буланде, разработал программу для проведения анализа, в котором были учтены не только акустические критерии, поддающиеся измерению (интенсивность звука, тональное богатство, коэффициент ослабления...), но и совершенно другие факторы, а именно восприятие звука слушателем. 

В итоге по случаю 25-летнего юбилея коллекции для минутных репетиров L.U.C Full Strike началась новая эпоха. Модель L.U.C Strike One (лимитированная серия из 25 экземпляров) представлена в корпусе 40 мм толщиной 9,86 мм из «этичного» розового золота, имеет циферблат из золота с гильошированным узором в виде пчелиных сот, оснащена новым калибром L.U.C 96.32-L с сертификатом хронометра и клеймом «Женевская печать» и отбивает каждый истекший час.

У модели L.U.C Full Strike Sapphire (всего 5 экземпляров) не только механизм боя, но и корпус 42,5 мм с заводной коронкой и циферблат выполнены из прозрачного сапфира – через него видна работа калибра L.U.C 08.01-L, отмеченного сертификатом хронометра и клеймом «Женевская печать».

И наконец, модель L.U.C Full Strike Tourbillon (лимитированная серия из 20 экземпляров) в корпусе 42,5 мм из «этичного» розового золота с циферблатом из золота с гильошированным узором. Ее калибр L.U.C 08.02-L с сертификатом хронометра и клеймом «Женевская печать» демонстрирует важное достижение: создателям удалось интегрировать турбийон с сапфировым мостом в механизм минутного репетира мануфактуры Chopard. 

Каждая из этих трех моделей являет собой образец высокого часового искусства и делает все ближе давнее устремление сопрезидента Chopard: Шойфеле уверен, что часы с боем должны быть избавлены от необходимости настройки и однажды стать по-настоящему вечными.