Семья как лучшая карьера: мечты сбываются?

Портрет идеальной домохозяйки претерпевает изменения

Преподаватель, психолог, юрист, бухгалтер, дизайнер, няня, повар, уборщик и иногда – специалист техподдержки. Это неполный перечень специальностей, которыми в той или иной степени владеет современная домохозяйка. Почему же общество относится к этим женщинам с пренебрежением и как это изменить?

Все лучшее – детям

$11 925 в месяц, или $143 102 в год, – на такую зарплату могла бы рассчитывать в США домохозяйка, воспитывающая детей, если бы вся ее деятельность оплачивалась по рыночным ставкам, подсчитали эксперты Salary.com, одной из ведущих национальных консалтинговых компаний на рынке труда.

За 16 лет исследования работы домохозяек список специальностей, которые им приходится совмещать, увеличился в два раза – с 15 до 30, отмечают эксперты.

К традиционным обязанностям экономки, повара, горничной, психолога, водителя, преподавателя добавились функции бухгалтера, байера, фитнес-тренера, специалиста по SMM. Причем мама, сидящая дома с детьми, еженедельно перерабатывает 52 часа в дополнение к обязательным 40 часам в неделю.

Salary.com даже сделала специальный калькулятор (mom.salary.com), с помощью которого любой желающий может рассчитать точную зарплату своей мамы-домохозяйки с учетом набора ее обязанностей и потом подарить ей платежную ведомость.

Почему специалисты по кадрам рассматривают в качестве домохозяек только мам? Возможно, потому, что сейчас в США сидеть дома, если нет детей, не принято, объясняет журналист Гюзель Губейдуллина, живущая в Сиэтле. Теперь домохозяйки чаще всего там так и называются – «домашняя мама» (stay-at-home-mom). Или «домашний папа»: семьи, в которых мужчина сидит дома с детьми, потому что у жены карьера и зарплата лучше, там не редкость.

По данным Международной организации труда, в европейских странах не работают 48–49% женщин, в США – 44%. И парадокс состоит в том, что именно экономика заставила большинство из них сидеть дома!

Определение «домашняя жена» – housewife, обозначавшее домохозяйку с XIII века и получившее известность благодаря сериалу «Отчаянные домохозяйки», считается устаревшим, объясняет инструктор по английскому языку Bellevue College Рон Холланд. Лучше использовать слово homemaker, которое подходит для двух полов и точнее отражает суть, советует он. Оно появилось в Большом оксфордском словаре в 1861 году и фокусируется на обязанностях по управлению домом.

Тем не менее похоже, что общество недолюбливает людей, отказавшихся от почетного права строить карьеру, как бы они себя ни называли.

Англоязычный народный онлайн-словарь Urban Dictionary, в котором любой может дать свое определение тому или иному слову, содержит удивительно много отрицательных характеристик для всех трех обозначений домохозяек.

Вот только несколько примеров: «Женщина, которая не хочет признать, что ее дети уже выросли. Она отказывается от поисков работы, хобби и социальной жизни, от всего, что может отвлечь ее от роли матери». «Персона, сделавшая выбор в пользу постоянной безработица из-за лени, уродливости, некомпетентности и совершенной бесполезности для общества. То же самое, что паразит». И это еще не самые жесткие определения, которые сами женщины дают домохозяйкам!

Экономика против домохозяек

Ничего личного, просто экономика, объясняют эксперты неприязнь к домохозяйкам. В развитых странах, население которых стремительно стареет, обществу необходимы трудовые резервы и вычитать из числа трудоспособного населения чуть ли не половину молодых и здоровых женщин – непозволительная роскошь.

По данным Международной организации труда, в европейских странах не работают 48–49% женщин, в США – 44%. И парадокс состоит в том, что именно экономика заставила большинство из них сидеть дома. В США далеко не все семьи могут позволить работать и воспитывать детей одновременно, так что далеко не всем по карману не быть домохозяйкой, объясняет Гюзель Губейдуллина.

Законодательство страны обязывает компании, в которых работает более 50 сотрудников, предоставлять молодому родителю отпуск в 12 недель, но не обязывает этот отпуск оплачивать. Фактически США сейчас одна из двух стран в мире, где нет требований по выплатам в связи с рождением ребенка. Вторая страна – Папуа – Новая Гвинея, иронизирует The Wall Street Journal.

Няни и садики очень дороги: детское учреждение обходится в $1400–2000 в месяц, школа заканчивается в 14.30–15.30, а продленка тоже весьма недешева. Так что если в семье двое и больше детей, их маме нет большого экономического смысла возвращаться на работу, объясняет Губейдуллина.

Домохозяйки-феминистки

После Второй мировой войны власти США сознательно стремились возвратить женщин в семью, чтобы поднять рождаемость, тем более что во времена экономического бума зарплата мужей позволяла содержать несколько человек.

Тогда курсы управления домашним хозяйством появились даже в университетах. А с помощью киноиндустрии и рекламы родился образ «идеальной домохозяйки» – прелестной, доброжелательной женщины, увлеченной ведением хозяйства и детьми.

Однако в реальной жизни дела обстояли не столь блестяще: женщины, отказавшиеся от учебы и работы в пользу семьи, очень часто чувствовали себя несчастными, страдали от ощущения пустоты жизни, уверяла Бетти Фридан в своей книге «Загадка женственности», опубликованной в 1963 году.

Спустя полвека с лишним круг замкнулся: дамы, желающие остаться дома, вновь пытаются убедить мир в том, что они от этого счастливы. Женщина должна сама выбирать, возглавлять ей компанию или растить детей, писала в вышедшей пять лет назад книге «Прощание с диктатурой стереотипов» Кристина Шредер, на тот момент самый молодой член немецкого правительства, министр по делам семьи и женщин. Она прославилась как противница введения «женских квот» в компаниях и автор идеи доплачивать семьям, воспитывающим детей до трех лет дома, по 100 евро в месяц.

Понимания в обществе ее позиция тогда не нашла: немецкие феминистки азартно раскритиковали книгу 34-летней чиновницы, без отрыва от служебных обязанностей вышедшей замуж и родившей дочь. Ее осуждали как карьеристки, недовольные гендерным разрывом в зарплатах с коллегами-мужчинами, так и домохозяйки, которые были бы не против выйти на работу, но не могли найти для детей места в детских садах. «Спасибо за наше место у плиты», – скандировали участники левых движений на презентации книги.

В 2000-х годах формирование социальной группы домохозяек в России шло из двух основных категорий женщин – из жен состоятельных людей и из тех, кто потерял работу в кризис

Но защитников права женщин быть просто женой и матерью становится все больше. «Актриса Хелен Миррен, выступая на Всемирном саммите женщин, сказала, что самая важная цель в жизни женщины – добиться финансовой независимости. Стоит ли осуждать себя тем, у кого другие приоритеты?» – спрашивала со страниц The Wall Street Journal выпускница Йеля, блогер, писательница и домохозяйка Лаурен Апфел в своем манифесте «Неудобное положение домашнего феминиста». Она вспоминала, что поступила в Йель как раз в тот год, когда он впервые принял больше девушек, чем юношей, чему очень радовалась, как ярая сторонница принципов гендерного равенства.

Однако еще в студенческие годы Апфел вышла замуж и, родив ребенка, сознательно осталась с ним дома из-за «материнского инстинкта». Сейчас она, мама трех сыновей и дочки, не вносит ни пенни в семейный бюджет, а в своих литературных проектах пользуется финансовой поддержкой мужа. «При этом я называю себя феминисткой. Есть ли противоречие в этих терминах?» – спрашивает она.

И сама же отвечает: «Если феминизм – это не только о построении справедливого общества, но и о возможности реализации для каждой женщины, если вознаграждение за работу неопределенно, а польза материнства не подвергается сомнению, противоречий нет».

В бурной экономике XXI века ставка на карьеру как на единственно возможный путь для самореализации – заведомо проигрышная, соглашается экономист, обозреватель New Yorker Лиза Миллер. Феминизм – это право признать, что некоторых женщин сделает счастливыми не совмещение рабочих и семейных обязанностей, а возможность полностью посвятить себя семье: «Феминистическая революция началась на рабочих местах, сейчас она продолжается в домах».

Сами феминистки начали критиковать новую инициативу британских регуляторов рекламы, заявивших этим летом о намерении защитить потребителя от гендерных стереотипов.

Британский комитет по рекламным стандартам пообещал, что будет запрещать рекламу, представляющую женщину ответственной за чистоту в доме и обязанной убирать за другими членами семьи или высмеивающей мужчин за неспособность выполнять домашнюю работу. Такие стереотипы могут нанести вред «людям, экономике, обществу», сказал тогда руководитель комитета Гай Паркер.

«Как бы вы себя чувствовали, если бы ваш жизненный выбор, делающий вас абсолютно счастливым, был признан вредным? Огорченным? Убедившимся, что либеральное общество мутирует во что-то зловещее?» – критиковала решение комитета со страниц Financial Times специалист по маркетингу Изабелла Каминска.

Под давлением и женщины, желающие быть традиционными домохозяйками, и мужчины, стремящиеся в одиночку обеспечивать свою семью, – их хотят заставить стыдиться своих убеждений, считает она. Но в свободном обществе каждый должен уважать выбор каждого индивидуума, а не навязывать женщинам обязанность делать карьеру, убеждена Каминска.

Проблемы хозяина

В России проблем у домохозяек чуть меньше – и с самоопределением, и с отношением общества. Возможно, это потому, что доля домохозяек в стране ниже, чем в США и Европе: по данным Роструда, в стране не работает только 22% женщин.

Правда, как отмечает Международная организация труда, такой уровень занятости женщин может быть связан с низким уровнем жизни: дамы вынуждены работать, чтобы обеспечить семью.

С другой стороны, исследования показывали, что практически две трети домохозяек не против найти работу, которая устраивала бы их семьи, указывала специалист по гендерным проблемам, кандидат экономических наук Зоя Хоткина, научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН.

В 2000-х годах формирование социальной группы домохозяек в России шло из двух основных категорий женщин – из жен состоятельных людей и из тех, кто потерял работу в кризис, объясняет эксперт. То есть значительная часть домохозяек – по сути обыкновенные безработные, указывала Хоткина. Кроме того, инициатива перехода женщины на положение домохозяйки практически всегда принадлежит мужу.

Женщина, сидящая дома с детьми, еженедельно перерабатывает 52 часа, подсчитали эксперты

Конечно, сейчас жен состоятельных мужчин домохозяйками в классическом понимании назвать сложно. Они скорее меценаты, общественные деятели и гендиректора предприятий под названием «дом, милый дом», в которых иногда трудятся десятки сотрудников.

Но все же, чем бы ни руководствовался мужчина, уговаривая жену отказаться от самостоятельных заработков, в результате он ставит ее в зависимое положение, предупреждает Хоткина.

«Он не хочет, чтобы я работала, из соображений престижа. Раз он хорошо зарабатывает, то жена не должна работать. И еще ему важен психологический комфорт: мол, я один добытчик, могу прийти, положить ноги на стол, потому что я всех содержу» – такие цитаты из опроса домохозяек приводила она в своих статьях.

Сегодня принято восхвалять женщин, решившихся поставить на первое место интересы семьи, но на деле общество нередко относится к ним пренебрежительно, как к сидящим на шее дармоедкам, заключает эксперт. Да и муж нередко начинает воспринимать жену как иждивенку, указывает Хоткина.

Дом как высшая ценность

Между тем ситуация меняется. И общество перестает стыдиться патриархальных ценностей.

Один из самых ярко выраженных трендов потребительского поведения – это изменение отношения к дому, указывают эксперты компании GfK. «Для современного потребителя дом – это не просто жилище. Это тихая гавань и отражение того, что они собой представляют, что ценят», – объясняет гендиректор (СЕО) GfK Rus Александр Демидов.

Особенно заметно в России растет роль жилья как места, где люди с наслаждением проводят свободное время. Одновременно с этим должен расти и престиж «профессии» домохозяйки, уверены эксперты. «Создание счастливого дома тоже вполне может быть высшим достижением жизни», – убеждена Лиза Миллер.

Читайте также