За что принц Чарльз так любит двубортные костюмы

Правила моды от его королевского Высочества

Случись что, мы будем вспоминать принца Чарльза главным образом за его двубортные костюмы. И, – по крайней мере я, – по стрелкам на рукавах пиджака и латках на самых неожиданных местах.

Личность во всех отношениях экстраординарная, Чарльз начинал свою королевскую карьеру в амплуа ниспровергателя и новатора, enfant terrible а ля принц Гарри. Часто появляясь на публике без галстука, в расстёгнутом блейзере, Чарльз возбуждал смутные надежды в тех, кто видел в нём борца с почти вековой диктатурой двубортных пиджаков, либерала, готового переметнуться в лагерь «однобортников» и просто ренегатов. Не выгорело!

В свои семьдесят принц одевается так, как и положено наследнику престола: консервативно, в пределах, установленных до него и без него. В репертуаре принца доминируют двубортные костюмы – дань семейной традиции. Почему именно они? Прадед Чарльза, Георг V, как и его дед и отец, были адмиралами флота и любили появляться на публике в адмиральских кителях. «Правь Британия, правь морями»: крой костюма стал олицетворением имперских амбиций, преемственности, приверженности раз и навсегда затверженному порядку вещей.

Другой традицией дома Виндзоров можно назвать если не прижимистость, то крайнюю экономность, введённую в обиход прабабкой Чарльза, королевой Мери, урождённой герцогиней Тэкской. Выросшая в относительной бедности, всю свою королевскую жизнь она посвятила собиранию, приобретению и даже, как говорили, присвоению понравившихся ей драгоценностей и предметов роскоши.

Известна история украшенной бриллиантами шкатулки Великой Княгини Ольги Александровны: рассказывают, что уже после бегства из России, увидев ларец в одной из витрин Виндзорского замка, Ольга привлекла внимание королевы к дарственной надписи на крышке, рассказав заодно о разграбленной матросами сокровищнице великокняжеского дворца. «Как интересно!» – воскликнула королева Мери, поспешно запирая витрину и пряча ключ.

Дань прабабке Чарльз платит исправно. Не только обувью — о стоптанных ботинках принца ходят легенды, — но и заплатами на пиджаках и брюках. В одном из них, с вставкой на левом кармане, владетельный герцог Корнуольский и обладатель ежегодного дохода в 20 миллионов фунтов, продефилировал по съёмочной площадке «Доктора Кто». Впрочем, и это не предел: однин из выпусков программы Countryfile запечатлел принца в пальто, количество заплат на котором зашкаливало все мыслимые пределы: «С трудом могу в нём передвигаться», – жаловался Чарльз.

Двубортные костюмы – дань семейной традиции: прадед Чарльза, Георг V, как и его дед и отец, были адмиралами флота и любили появляться на публике в адмиральских кителях

Как в наш век всеобщей погони за модой и немедленным комфортом разрешить дилемму хорошего и лучшего и вернуть ощущение, кажется, навсегда потерянного доверия между вещью и её обладателем? Доверия, не возможного без многолетнего притирания, приживания, прилаживая друг к другу — будь то видавшая виды шляпа, пиджак с протёртыми рукавами, или старый дом с заросшим парком и облупившейся краской на фасаде? «До тех пор, пока я отношусь к себе с юмором, и это имеет отношение не только к гардеробу, всё будет хорошо», – отвечает наследник престола, переступивший на этой неделе порог своего семидесятилетия. Первый из принцев Уэльских, достигший пенсионного возраста, но так и не получивший короны. Улыбайтесь, Ваше Высочество, улыбайтесь! С днем рождения!

Читайте также