Играть словами: как пиар-менеджер становится писателем

Из бьюти-индустрии в сферу гастрономии

Екатерина Холопова любит острые сюжеты, выполненные планы, грамотный язык, друзей с чувством юмора. А еще путешествовать, только пока не определилась, что лучше: знакомые и любимые места - или новые и неизведанные. Екатерина, выпускница МГИМО, проработав более 20 лет в сфере связей с общественностью, после ухода с поста директора по корпоративной и потребительской коммуникации в корпорации Estée Lauder, выпустила книгу рецептов.

Мы поговорили с Екатериной о том, как важно не бояться рисковать и экспериментировать, о роли текста и коммуникаций в жизни и творчестве...

Как у Вас возникла идея написать книгу?

Текст и язык – это мои столпы, мой воздух. Еще во время поступления в МГИМО я знала, что хочу заниматься языком. Тогда у нас в университете появилось первое отделение пиара – в то время это было очень ново и интересно. При этом, к счастью, из нас все-таки прежде всего делали журналистов, работников со словом. Я пошла работать в издательство Hearst Shkulev Media, в команду, которая запускала в России журналы Elle, Maxim и другие. В 2001 году перешла в бьюти-корпорацию Estée Lauder, где мне повезло заниматься коммуникацией в классическом, чистом виде.

Мне всегда было интересно играть словами – было очень приятно слышать, что мои пресс-релизы отличаются от других какой-то неформальностью, живостью языка. Кто-то думает, что пиар-менеджер – это лишь организатор мероприятий, который постоянно ходит на светские приемы, но если он не умеет писать, то это уже другая профессия. Задача пиарщика - написать такой текст, который понравится журналисту, и он захочет из него сделать уже свой продукт.

А тут появился Facebook – эта платформа стала для меня инструментом оттачивания языка. Тогда же жанр нон-фикшн в литературе сделал заметный рывок в развитии - стало очень модно издавать книги о чем угодно, начиная с той же кулинарии и заканчивая дизайном интерьеров. Издательская группа «Комсомольской правды» стали говорить, мол «вот, как ты хорошо пишешь! Давай, книгу пиши!». Зная, что книгоиздательский бизнес очень специфичен, я все время отнекивалась: если что-то интересно пятистам людям на Facebook, это еще не значит, что можно продать тираж. Но в итоге, как видите, меня все равно убедили. В работнике с текстом, который действительно умеет писать, любит язык, наблюдает за нововведениями в стилистике, писатель сидит изначально, то есть если пиарщик обладает этими качествами, то до писателя ему рукой подать.

Почему Вы выбрали именно такую концепцию – во-первых, кулинарная книга, а во-вторых, собрание именно «острых» рецептов?

Кулинарное занятие – это очень классная игрушка. Обязательно надо в жизни что-то делать руками, особенно в digital-эпоху.

Те 44 рецепта, которые есть в «Острой подаче», я собирала на протяжении всей жизни. Что-то осталось еще от бабушки, что-то – подсмотрено в ресторане и переработано в новое блюдо. Кстати, рецепт шоколадного мусса, который я как раз перед началом работы над книгой решила собрать, изначально был опубликован в 1994 году в Cosmopolitan и стал первым блюдом сложнее яичницы, которое я могла сделать сама. Дал мне, можно сказать, путевку во взрослую жизнь.

Сразу хочу отметить, что «Острая подача» - это не пропаганда острой еды. Моя книга о том, что не нужно бояться экспериментировать. Если не боишься - не станешь цепляться за какие-то устоявшиеся рецепты. Главное - чувствовать продукт. Так же, как и текст: нужно его любить и уважать, и в то же время быть свободным от канцеляризмов и стандартных, избитых оборотов.

А сами вы любите острое?

Да! С детства во всё сыплю перец – так и вправду вкуснее! Но при этом острое – это не всегда так, чтобы «слезы и пар из ушей», специи и приправы - необязательно что-то душераздирающее. Иногда мы вообще не можем распознать все ингредиенты в блюде, но вкус при этом – более насыщенный и выразительный. Даже соль на самом-то деле служит для того, чтобы продукты звучали ярче. Моя задача – сделать так, чтобы моим гостям просто было вкусно, а я увидела, из множества путешествий, особенно по Таиланду: где сыплют много специй – там вкусно.

Какие страны, кухни мира, кроме тайской, впечатлили Вас больше всего и научили чему-то новому в приготовлении блюд?

Таиланд интересен тем, что там много открытой готовки и, конечно, остроты. В Грузии тоже все очень очевидно (в хорошем смысле слова): готовят при тебе, можешь ничего не спрашивать – тебе все равно все покажут и расскажут про каждое блюдо, а я всегда благодарна людям, которые снабжают меня рецептами.

«У меня на первом месте всегда был текст – для меня это живая материя, отдельное измерение жизни. Я преклоняюсь перед текстом»

Сейчас мне очень любопытны Южная Америка, Австралия и Новая Зеландия. Для меня Перу, к примеру – отдельная планета в плане кулинарных находок

Люблю и русскую кухню, за то, как в ней обращаются именно с овощами. Мне кажется, у нас это национальная фишка, золотая середина. К югу больше травы, специй, а на севере все более лаконично. Меня восхищает средняя полоса – грамотное обращаемся с теми ресурсами, которые у нас есть, очень разумная кухня.

Чем Вы планируете заниматься дальше? Стоит ли ждать выхода новой книги, или это будет какой-то новый проект?

Мне кажется, я бы хотела углубиться в изучение истории связи еды с жизнью, культуры, энергии и энергетики еды: как люди общаются при помощи каких-то кулинарных понятий, как они неосознанно в нашей жизни присутствуют. Я люблю менять плоскости, люблю неожиданность, поэтому будет новый формат с практическими привязками к жизни. Это четкий план, совершенно точно.

Читайте также