Мужской antiage и «соблазнение» миллениалов: Clarins отмечает 65-летие

Глава российского представительства бренда - о косметическом рынке России, клиентах и победе над старением

Французская косметическая компания Clarins отмечает в этом году 65-летие – именно столько лет прошло с тех пор, как Жак Куртен-Кларанс открыл Институт красоты в Париже. Институт был по сути спа-центром, где дамам делали массаж по методике Жака на основе растительных масел, но именно на базе института вскоре возникло производство косметики Clarins.

В 70-е годы компания начала мировую экспансию и сегодня широко представлена по всему миру, и, конечно, в России. Уже более восьми лет главой российского представительства является Эдгар Шабанов. В середине 1990-х Шабанов получил MBA в США, затем работал в Coca-Cola. В 2005 году пришел в концерн LVMH, где занимал должность финансового директора в российском подразделении парфюмерно-косметического отдела. А с 2011 года работает в Clarins.

Мы встретились с господином Шабановым в преддверии официального празднования в Москве юбилея Clarins и расспросили о том, что собой представляет косметический рынок в России, как бренд завоевывает клиентов и можно ли победить старение.

Эдгар Шабанов Для французской компании 65 лет – это просто добрая дата, ведь в Европе множество брендов и со столетней, и с двухсотлетней историей. Для них это лишь знак того, что у бренда хороший потенциал для развития, что он уже проверен временем. Ну, а для российского бизнеса 65-летие марки – очень серьезный срок: у нас не так много отечественных брендов со столь солидным возрастом. Поэтому здесь это важный праздник, который мы широко отмечаем, это повод поговорить о компании, показать, потребителю, например, что это современный бренд, что связь поколений не теряется.

А я вот согласна с французами, 65 лет – это не так уж много... Ведь и по человеческим меркам такая дата – не срок! Как, кстати, на ваш взгляд, сегодня меняется отношение к возрасту?

Э.Ш. Меняется! Я летом был в отпуске, путешествовал по Австралии, Новой Зеландии, потом заехал в Лас-Вегас на концерт Шер. И был просто поражен тем, как она держится, как великолепно выглядит! Шер объявила со сцены, что ей 73 года, призвала всех танцевать, а потом говорит: «Скажите, а ваши бабушки что делают сегодня вечером»? Это очень вдохновляет, что и в 60, и в 70 ты можешь жить полной жизнью, быть молодым, не задумываясь о возрасте в паспорте.

«Соблазнять» миллениалов – сегодня стремление каждого бренда. И мы движемся в том же направлении

Какую роль в этом всеобщем омоложении играют уход за собой, косметика?

Э.Ш. Кремы играют большую роль, но только в комплексе с образом жизни, с культурой питания, с внутренним ощущением. И, конечно, от кремов не может быть вау-эффекта. Зато, если человек не пользуется уходовыми средствами, это сразу видно – кожа сухая, уставшая. У тех, кто регулярно совершает так называемые уходовые ритуалы – утренние, вечерние, – кожа ухоженная, с мягким блеском, с приятной персиковой матовостью, и это заметно, даже если есть глубокие морщины, которые кремами не убираются.

Впрочем, маленькие экспресс-чудеса, конечно, средства по уходу способны совершать: у нас, скажем, есть сыворотка, которая снимает отечность после бурной бессонной ночи...

Да, на мой взгляд, сегодня в косметологии есть такой тренд, как точечное решение конкретных проблем...

Э.Ш. Есть такая тенденция. И она связана с другим трендом – кастомизированностью. Средства становятся заточенными под каждого конкретного «пользователя», под его нужды. Кастомизированную линию мы продвигаем и отдельно – в бренде Clarins Group, My Blend, созданном доктором Оливье Куртен-Кларансом, гендиректором Clarins Group.

Вы упомянули в качестве метафоры о кастомизированности Su Misura. И хочу спросить вас о мужчинах отдельно. Как меняется сегодня их отношение к косметике?

Э.Ш. К счастью, мужчины осознали, что им нужно ухаживать за собой, что им, как и женщинам, надо поддерживать себя в тонусе. У нас в Clarins множество мужских средств – начиная от пенки для бритья и заканчивая экспертным уходом: есть средство и для глаз, и для кожи лица. Мое любимое средство – увлажняющий крем-гель Clarins Men Hydra-Sculpt, моделирующий контур лица. На данный момент 5–6% нашего оборота составляет мужская косметика, и эта цифра медленно, но верно растет.

Чем отличаются средства для мужчин от женских?

Э.Ш. Мужская кожа более плотная, более толстая, поэтому если мы говорим о продуктах anti-age, то мужчинам надо пользоваться кремами и сыворотками, созданными специально для них. Женские могут не «пробить» клеточный барьер, просто не будут работать. Но вот если речь об увлажнении, об очищении – о базовом уходе, то тут, конечно, мы попадаем в поле маркетинга: мужчины вполне могут использовать и женские средства.

Мне кажется перспективным развитие ниши унисекс-ухода. Есть же парфюм-унисекс, почему бы не выпускать и универсальные кремы? Тем более что сам принцип универсальности – еще один из ведущих сегодня трендов. Особенно в России. Потребителям интересней купить одно средство, которое борется с пятью признаками старения, которое увлажняет, питает, подтягивает кожу, чем несколько. Поэтому, кстати, последние года два такой успех у нашей сыворотки Double Serum! Отчасти, конечно, мода на универсальность связана и с экономическим кризисом.

Люди хотят один крем, которым можно пользоваться и утром, и вечером. Заставленные баночками туалетные столики уходят в прошлое

Не расскажете, как именно?

Э.Ш. С 2014 года, после девальвации, которая оценивается в 60-70%, покупательская способность выросла процентов на 10, не больше. Поэтому потребители стараются отказываться от «ненужных» продуктов. Вы знали, например, что на косметическом рынке упали продажи ночных кремов? Люди хотят один крем, которым можно было бы пользоваться и утром, и вечером. Так что заставленные баночками туалетные столики уходят в прошлое.

Особенно, наверное, это касается поколения миллениалов, которые предпочитают тратить деньги не на вещи, а на впечатления… Насколько вам интересно работать с молодежным рынком?

Э.Ш. «Соблазнять» миллениалов – сегодня стремление каждого бренда. И мы движемся в том же направлении. Этой весной, например, мы запустили линию My Clarins для аудитории от 14 до 25 лет. И первыми результатами продаж мы очень довольны. С апреля этого года продажа в количестве проданных продуктов от всего нашего портфеля в этой нише достигла 6-8%, и рост продолжается. Но начали мы завоевывать молодежный рынок с ребрендинга линии декоративной косметики, так как Россия стоит на первом месте в мире по продаже средств для макияжа. В следующем году будем расширять линейку My Clarins и в сторону декоративных продуктов. Но это пока секрет.

А в каких еще секторах косметического рынка мы лидируем?

Э.Ш. Вообще, если брать российский парфюмерно-косметический рынок в целом, то могу сказать, что 50% в нем занимает парфюмерия. И по 25% приходится на уходовую и декоративную косметику. Так что парфюмерную нишу считаю одной из самых перспективных, впрочем, как и самых конкурентных.

Что же, когда ждем запуск парфюмерной линии Clarins?

Э.Ш. Мечта такая у нас есть, но подчеркиваю: пока это только мечта, которая, надеюсь, реализуется, как и все мои мечты

Читайте также