Семья и бизнес: секрет одного успеха

Оскар Хартманн, гендиректор KupiVIP.ru: «Мне с детства «вшили» в голову несколько жестких убеждений»

Оскар Хартманн – активный венчурный инвестор, основатель более десяти компаний. Многим он известен преимущественно как генеральный директор KupiVIP.ru и филантроп, поэтому наш разговор был посвящен не только бизнесу, но и разнице между филантропией и благотворительностью, долгосрочным и краткосрочным целям, а так роли семьи в становлении человека и предпринимателя.

Что для вас благотворительность?

Я бы говорил не о благотворительности, а о филантропии. Моя философия – «усиливать сильных». Речь о социальных лифтах для тех, чей потенциал выше, чем они сами понимают – потому что еще молоды или им не с кем себя сравнить. Мой фонд не занимается раздачей денег. Мы объединяем людей в новых форматах, создаем для них новое окружение, работаем через наставничество, через образование.

По какому принципу вы выбираете, кому и как помогать?

В тех сферах, которые в силу своей сложности непонятны людям извне – и в фундаментальной науке в том числе, – много людей, которые на самом деле мошенники. Они себя рекламируют, но за ними ничего не стоит, никаких открытий. Сложно «отличить шум от сигнала». Но есть такой подход, когда компания за счет своего основного бизнеса зарабатывает достаточно, чтобы иметь возможность выделить часть прибыли на эксперименты. В молодости я хотел быть изобретателем, создавать новое – но сказал себе: «Я сделаю это, когда у меня будет финансово безопасная база. Заработаю – и это позволит мне делать вещи, которые мне по душе».

Я рос в трудовой семье, я всем обязан семье. Мне с детства «вшили» в голову несколько, совсем немного, жестких убеждений – и они очень крепко мной усвоены. Одно из них такое: если ты не смог решить свои проблемы, кому ты хочешь помогать? Когда я приехал в Россию – со своей практичной немецкой головой, – я ездил на недорогих машинах. И потенциальные партнеры говорили: «Я не хочу с тобой бизнес делать: если ты ездишь на такой машине, значит, ты еще свои проблемы не решил, не можешь нормальную машину купить». Поэтому я сначала решаю свои проблемы, а потом помогаю другим.

Наука, медицина могут рассчитывать на вашу помощь?

Если бы у меня была возможность загадать одно желание в жизни, я бы загадал станок для печати денег и все напечатанные деньги раздавал бы ученым, медикам – людям, которые должны вкладывать очень много времени и сил в учебу и исследования с малой материальной отдачей. Я знаю множество достойных людей, которые, если бы им дали немножко финансирования, решили бы огромные общечеловеческие проблемы.

К сожалению, мы живем в мире ограниченных ресурсов. Большая часть ресурсов в этом мире уходит в краткосрочные проекты. Есть множество острых проблем и недофинансированных отраслей, в том числе в науке, в медицине. Этот вопрос не решен нигде. У меня в семье есть люди, занимающиеся фундаментальной наукой, в том числе в Европе, и там те же проблемы. В Германии нет ни одного научного центра, который бы не жаловался на недофинансирование. Есть проекты, например, направленные на борьбу с вирусами, что очень актуально сейчас, в условиях эпидемии, но они требуют сотен миллионов долларов.

Однако у всех своя специализация. Моя специализация – развитие предпринимательства. Если каждый сосредоточится на своей задаче, то тогда будет какой-то прогресс.

Иногда говорят, что слабые люди не заслуживают помощи. Вы не согласны?

Я уверен, что люди могут меняться и меняются. Я много лет интересуюсь и занимаюсь тем, что называют «качество жизни»: это смесь философии, психологии, антропологии, медицины и других отраслей науки. И вот что я узнал: даже среди тех людей, которые кажутся уже совершенно потерянными для общества (с алкогольной или наркотической зависимостью, после тюрьмы, все в долгах), есть какой-то процент, может быть, процентов десять, которые выбираются, поднимаются. Есть те, кто скажет: «Зачем тратить на них силы, 90% все равно потеряны». А есть те, кто скажет: «Но 10% можно спасти!» Я из вторых.

То есть вы не верите в апокалиптические прогнозы футурологов?

Нет, не верю. Я не верю, что большая часть населения «сядет на вэлфер» и будет вымирать. Эти футурологи не учитывают, что люди во всем мире ничего так не ценят, как хорошую работу. Я думаю, что в ближайшее время миллиард человек покинет свое место жительства, чтобы перебраться туда, где есть хорошая работа.

Мой прогноз такой: даже если всем без исключения дать просто так, ни за что, прожиточный минимум, вэлфер, 90% людей все равно будут продолжать работать. Если твоя профессия не востребована, надо переучиваться. Надо не охать, что ты радиоинженер, а радиоинженеры никому не нужны, а переучиться на профессию, название которой ты, может быть, впервые слышишь и не понимаешь. Других вариантов нет. Если люди не готовы меняться, если они негибкие, то, конечно, их ждет кризис.

Как вы оцениваете политическую ситуацию в мире?

Я вообще не про политику. Я немец, который живет в России, я здесь даже в выборах не участвую. Я должен работать с тем, что есть. Я стараюсь сделать так, чтобы в мире было меньше страдания. Современный технический прогресс может позволить высвободить большой процент рабочей силы и направить ее в другие сферы – в сферу обслуживания, науку, образование, искусство. Появятся профессии, которых прежде просто не было.

Иногда в России я слышу жалобы на образование, здравоохранение. Представьте, что в Германии абсолютное большинство народа тоже постоянно жалуется! Все беспрерывно ворчат, мол, все плохо. Это невыносимо просто. А русские говорят «у нас хуже всех», русские питают иллюзии, что в других местах все лучше. От этого возникает глубокая неоправданная неблагодарность к тому, что есть в России. Я не боюсь в России заболеть. Если я заболеваю, я не еду в Германию. Я очень доверяю русским врачам. Они мне помогли тогда, когда в Германии не смогли помочь.

Как у вас хватает сил на бизнес, филантропию, поддержание себя в форме?

Нужно всегда ставить долгосрочные цели, но «разбавлять» их краткосрочными радостями. Ты идешь к своей цели, но, чтобы сохранить себя, свою энергию и здоровье, нужно поддерживать себя какими-то важными только для тебя вещами.