Прав или не прав: не детский разговор

По случаю Дня защиты детей адвокат Александр Добровинский рассказывает о правах ребенка

Ребенок – это самая уязвимая и незащищенная категория, неудивительно, что, согласно Конвенции ООН, основным принципом защиты прав детей выделен приоритет интересов детей над взрослыми. Ребенок – это физически и умственно незрелый организм, который нуждается в особом внимании и заботе. И очень важно воспитывать ребенка в атмосфере любви, добра и взаимоуважения – тогда возможно гармоничное физическое и интеллектуальное развитие личности.

К сожалению, взрослые (родители, учителя, воспитатели) часто забывают о том огромном влиянии, которое они оказывают на неокрепший ум своим поведением и отношением к детям. Я убежден, что нельзя ударить ребенка – и никакие оправдания не считаются: не слушает, не понимает и пр. Ребенок не может сам себя обезопасить, и родитель в первую очередь должен быть его защитой и опорой – тем, к кому всегда можно обратиться за помощью и советом – и это главная обязанность каждого родителя.

Права ребенка выделены в особую категорию не так давно – в 1989 году Генеральной ассамблеей ООН была принята Конвенции о правах ребенка. Эта конвенция установила минимальные нормы по защите прав детей, которые все страны должны соблюдать и сообщать каждые пять лет о том, какие меры принимаются в их стране для обеспечения защиты прав ребенка, какие сложности возникают и каковы пути решения этих проблем. В каждой стране к положениям конвенции есть свои дополнения.

В России права детей еще регулируются следующими основными законами: Конституцией, Семейным кодексом, Федеральным законом об образовании, Законом об основных гарантиях прав ребенка, Законом о дополнительных гарантиях социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Законом о социальной защите инвалидов.

Кроме того, существуют правительственные федеральные целевые программы (ФЦП), которые обязаны создавать благоприятные условия для развития детей и обеспечивать защиту их прав.

В США в каждом штате приняты свои дополнительные законы, регулирующие права детей, которые ставятся выше прав родителей. Различия в американской и российской системах начинаются «с нуля» – ребенок в США наделяется правами еще до своего рождения, поэтому, например, там запрещены аборты на поздних сроках. В России мнение ребенка обретает правовую силу с достижением десятилетнего возраста. Также, например, в случае развода в США ребенок остается с тем родителем, который может обеспечить ему лучшие условия жизни, и это, кстати, нормальная практика, которая распространена во многих странах, в то время как в России в большинстве случаев право на опеку выигрывают матери. У нас считается постыдным, если мать оставляет ребенка на попечение отца, хотя финансовое или психологическое положение родительницы не всегда позволяет воспитывать ребенка в благоприятной среде, – и с этим нам часто приходится работать и оспаривать подобные решения в суде.

Как минимум, должен быть закон, запрещающий публиковать любую информацию о несовершеннолетних детях без согласия родителей, – только так можно будет защитить неокрепший ум ребенка и его самого от возможных нападок

В России принято решать проблемы и конфликты в семейном кругу, и вмешательство государства и социальных служб будет только в случае уголовно наказуемых преступлений, что часто приводит к тому, что органы начинают действовать уже после совершения противоправных действий. В США же принято делать все необходимое для предотвращения подобных случаев и их профилактики. Поэтому, например, в США является грубым нарушением прав ребенка не только физическое и психическое насилие, но и оставление ребенка без присмотра – даже если он находится со старшим братом или сестрой. В том время как в России родители могут сами определять уровень зрелости старшего ребенка и способность его присмотреть за младшим братом или сестрой.

Вообще, американская и европейская система доходит порой до таких перегибов, которые противоречат нашему менталитету и в целом, на мой взгляд, неправильные с общечеловеческой точки зрения. Например, даже если крикнуть ребенку «Не поднимай с пола и не ешь эту гадость!», можно оказаться в тюрьме. Причем культ доносительства там настолько развит, что этому учат с детства, в США даже создано специальное учреждение «Служба защиты детей» (Child Protective Service), призванное реагировать на подобные сообщения, которое многие американцы боятся больше, чем налоговую. Поэтому каждый ребенок под влиянием минутной обиды на родителя может обратиться с жалобой в эту службу или полицию. На следующий день, когда обида прошла и забылась, заявление пытаются забрать, но процесс уже запущен, и прекратить его не так просто.

С детьми важно учитывать их повышенную эмоциональность и впечатлительность, не забывать, что дети более подвержены обидам и импульсивным решениям. В Америке и Европе считают, что ребенок должен воспитываться как свободная и самодостаточная личность, забывая о том, что он не всегда способен оценить последствия своих действий и решений.

В вопросе о защите детей куда больше нюансов, ведь, как я уже сказал, ребенка обидеть легко ввиду его незрелости и слабости. И, к сожалению, этим часто пользуются, когда пытаются через ребенка задеть родителей, даже не задумываясь о том, какую серьезную психологическую травму можно нанести маленькому человеку или поставить клеймо, от которого потом будет очень сложно избавиться. И как показал недавний случай, произошедший с ребенком Яны Рудковской и Евгения Плющенко – семилетним Сашей Плющенко, – даже одна публикация никем не проверенной и не подтвержденной информации может привести к серьезным последствиям.

Я считаю, что наше государство должно предусмотреть определенные меры по пресечению подобных действий, особенно по отношению к детям. Как минимум должен быть закон, запрещающий публиковать любую информацию о несовершеннолетних детях без согласия родителей, – только так можно будет защитить неокрепший ум ребенка и его самого от возможных нападок.

Читайте также