Главный модельер 90-х: Алексей Греков

В год 20-летия со дня смерти дизайнера его вспоминают друзья и коллеги

Двадцать лет назад не стало Алексея Грекова, одного из плеяды талантливых и многообещающих российских модельеров, человека, сумевшего в непростые 90-е годы предвидеть моду следующего века. «Как потратить» поговорил с родными, друзьями и коллегами мастера, оставившего заметный след в истории отечественной моды.

Алексей Греков, основатель дома моды Grekoff, родился в 1962 году в Москве. А затем его мама Нина Грекова, историк, поехала работать в Севастополь, и рос Алексей в этом теплом городе, где и получил свое первое образование – окончил с красным дипломом местное швейное училище.

Далее была служба в армии, после демобилизации Греков переехал в Москву и поступил в Московскую государственную текстильную академию, на курс моделирования костюма. И именно там, в вузе, он познакомился со своей будущей женой Натальей. (На третьем курсе у Алексея и Натальи родится дочь Дарья, которая тоже будет потом учиться в академии, окончит, станет художником. – Прим. авт.) «Алексей с детства мечтал стать дизайнером – в стране, в которой не было индустрии моды, не было модных журналов. Ему предстояло стать первооткрывателем. У Грекова был особый дар, но также и мастерство. Я была потрясена – чтобы мужчина шил так виртуозно! Он брал ткань, раскладывал на столе, чертил по линейке, без лекал, и получались идеально сидящие вещи», – вспоминает его жена Наталья Грекова.

Высокую планку мастерства Алексей поставил себе еще в юности, когда по ночам шил джинсы в Севастополе. «Была одна проблема – как сделать «джинсовый», так называемый сцепной шов. В Советском Союзе днем с огнем было не сыскать швейных машинок, выполняющих такую операцию, – рассказывает Наталья. – Поэтому он брал крючок, которым поднимают петли на трикотаже, и обрабатывал им все обычные швы. Это были совсем не мелочи – по такому шву можно было узнать «настоящие» джинсы».

«Я хочу быть в России, хочу перевернуть мир моды здесь и стать номером один!»
Алексей Греков
дизайнер

Греков блестяще окончил текстильную академию – ленинский стипендиат, он активно пробовал свои силы и даже участвовал в конкурсе молодых стилистов Nina Ricci. Кстати, диплом Алексей и Наталья защитили вместе – разработали форму для студентов Горного института. Отшивали вещи в легендарном Доме моделей на Кузнецком Мосту и туда же получили распределение. «Да, в то время еще существовала система распределений. И получить направление на работу в Дом моделей было мечтой всех студентов-модельеров. Но только не Алексея. Он отправился в свободное плавание, – рассказывает Наталья Грекова. – Отец Алексея был художником, академиком живописи, и Алексей тоже писал картины, увлекался абстрактной живописью, а еще, чтобы заработать денег, часто сидел на Арбате, рисовал портреты».

Однажды на Арбате к Грекову подошел иностранец. И спросил: «А у тебя есть мастерская? Хочу посмотреть на все твои работы». Алексей привел незнакомца в свою мастерскую на Китай-городе. Увидев картины Грекова, поговорив с ним, мужчина, оказавшийся владельцем Simod Group, крупной итальянской обувной компании, пригласил его работать.

И Алексей поехал в Италию. В общей сложности он провел там два счастливых, насыщенных года, познакомился с законами индустрии моды, с мастерством итальянских ремесленников, завел дружбу и партнерские отношения с представителями лучших фабрик по производству одежды, обуви и тканей, таких как, например, Loro Piana, Rossimoda. А потом вернулся в Россию. Наталья вспоминает: «Да, он не остался в Италии, хотя мог там жить спокойной жизнью – иметь постоянную работу, стабильность. Но решил вернуться на родину. Он сказал мне: «Я хочу быть в России, хочу перевернуть мир моды здесь и стать номером один!»

Сказано – сделано. Уже в 1991 году Греков открывает в Москве ателье, а также создает свой дом моды Grekoff. Стилистическим направлением бренда Grekoff был выбран неоклассицизм: лаконичность и чистота линий и пропорций. «Алексей ворвался в мир российской моды подобно комете, – говорит друг дизайнера Ирина Дмитракова, модель, актриса, продюсер, теле- и радиоведущая. – На фоне тоскливых 90-х его бренд предлагал качественную одежду, носить которую было не стыдно. Придуманная им стилизация под модерн оказалась настолько удачной, что о нем заговорили буквально все. Греков не играл в моду, а делал удобные «ноские» туалеты. Поэтому, например, у меня в гардеробе не осталось ни одного его платья: все было «заношено», что называется, до дыр».

В 1992 году компания открыла собственный магазин на Ленинском проспекте. В 1994-м Дом Grekoff принял участие в выставке моды в Нью-Йорке. Газета New York Fashion тогда писала: «Коллекция молодого, но уже известного в России и Европе русского дизайнера Алексея Грекова вызывает даже больший интерес, чем коллекции грандов типа Славы Зайцева». В 1995 году бренд стал выпускать журнал, была разработана линия ювелирных изделий. «Алексей словно черпал идеи из будущего. Не понимаю, как это у него получалось, наверное, просто потому, что он был настоящим гением, – говорит Наталья. – Помню его коллекцию «Ардженто» 1997 года – с серебряными и золотыми тканями или коллекцию в стиле милитари. Камуфляж в те годы был прорывом, не все готовы были это понять».

Но многие поняли. «В модной тусовке знали, что половина его коллекций раскупается еще до официальных показов на подиумах, – вспоминает Ирина Дмитракова. – Алексею удалось собрать вокруг себя сильную команду, которая положила начало российской fashion-индустрии. Многие манекенщицы просто мечтали принять участие в показах его коллекций, но Греков славился своей избирательностью. Он стремился к цельности формы и содержания, потому и лица манекенщиц должны были нести публике его философию моды. Я хорошо помню, когда он отобрал меня для своего показа и как я искренне гордилась своей победой: «Меня взяли на дефиле Грекова!» Потом нам удалось подружиться».

Алексей Греков действительно умел собирать вокруг себя самых лучших, самых талантливых, самых грамотных специалистов. И многие из них сегодня являются неотъемлемой частью «золотого фонда» отечественного модного бизнеса. «Я увлекался фотографией и сделал себе визитки с печатью на обратной стороне, где был указан мой телефон. Начинал я с того, что снимал «тесты» для будущих моделей – фотопробники для портфолио, – рассказывает фотограф Михаил Королев, один из ведущих российских фэшн-фотографов. – Алексей Греков обнаружил у нескольких моделей эту печать на визитках, позвал меня к себе, предложил сотрудничество. И так благодаря ему я в 1994 году попал в мир моды! Греков не был похож на «модельеров», какими я их себе представлял: он был приятным, спокойным, хорошо одевался, но без экстравагантности».

Интересен и другой факт: Греков никогда не участвовал в неделях моды – он проводил самостоятельные сезонные показы на крупных площадках (в «Балчуг Кемпински», в «Президент-отеле», в Radisson Slavyanskaya, в кинотеатре «Пушкинский»). И хотел строить собственную индустрию, собственную империю, ни от кого не зависеть. «Я познакомился с ним в 1995 году на его грандиозном показе в Балчуге, – вспоминает дизайнер Димитрий Демин, основатель дома моды Dimitry Dёmin. – Греков имел свой особый почерк, умел сочетать кэжуал и «подиумность», видел это золотое сечение моды. Он был совершенно европейским дизайнером». (В настоящее время Демин пишет книгу воспоминаний, посвященную эпохе 90-х, в которой отдельную главу посвятит Грекову. – Прим. ред.)

И при этом Алексей Греков не переставал искать себя, создавал авангардные и экстравагантные коллекции, участвовал в Ассамблеях неукрощенной моды в Риге – кузнице молодых талантов того времени. Среди его работ, которые бережно хранит Наталья Грекова, есть самые настоящие кафтаны в русском стиле с лацканами, расписанными по мотивам картин художника Билибина, коллекция анималистичных платьев из батика и шифона – с росписями под зебру, жирафа, павлина. «Ко всем платьям прилагались сумки в виде мордочек животных, и хоть сегодня можно взять одну из этих сумочек, надеть кроссовки, бомбер и выглядеть актуально», – уточняет Наталья.

Но самой знаменитой, самой прорывной стала джинсовая коллекция Грекова, представленная им официально 1 декабря в 1996 года в гостинице Radisson Slavyanskaya. Более того, незадолго до презентации модельер запустил две джинсовые линии – Denim Philosophy by Grekoff и Grekoff Jeans, первые в истории джинсовых брендов, носящих имя российского дизайнера!

«Джинсовыми коллекциями Грекову удалось преодолеть царящий у нас снобизм, разрушить всеобщее убеждение, что наши могут хорошо шить только чехлы для танков. Секрет Грекова состоял в том, что он сумел адаптировать крой под русскую фигуру. И это сработало! Джинсы сидели отлично, носить их в те годы было признаком хорошего вкуса», – говорит Ирина Дмитракова.

Лекала и дизайн были российские, а шились джинсы из итальянских тканей на лучших итальянских фабриках. И в итоге именно деним, который пользовался особым успехом у молодежи, позволил Грекову развивать коммерческое, промышленное направление бренда. Джинсы продавались в «Пирамиде» на Пушкинской площади, в «Модном базаре», в сети магазинов «Джинсовая симфония». Армен Григорян, владелец «Джинсовой симфонии», как-то сказал: «Греков бьет Кардена. Джинсы Кардена лежат, а у Грекова все уже раскупили как горячие пирожки».

А затем наступил 1998 год. Грянул кризис. В компании Grekoff начались экономические трудности. «Художник должен творить. Вокруг него должны быть люди, которые смогут оберегать его от финансовых вопросов. Но тогда ни у кого не было опыта стратегического и экономического планирования», – вспоминает Наталья.

Греков бьет Кардена. Джинсы Кардена лежат, а у Грекова все уже раскупили как горячие пирожки
Армен Григорян
владелец магазинов «Джинсовая симфония»

Однако Греков не опустил руки, а стал думать над созданием новой линии – молодежной, со спортивным уклоном: он вдохновился идеей спорт-шика после того, как сделал олимпийскую форму для российской сборной в 1997 году к зимним Играм в Нагано. Линия должна была называться F2 by Grekoff.

«Вспоминаю лето 2001 года. Мы с Алексеем ездили в Крым, делали съемки на Петре. Моделей доставляли на гору на вертолете. Мы сидели, наблюдали за съемкой, опасной и завораживающей. Дул сильный ветер, светило солнце. И Алексей говорит: «Дим, если что-то сейчас с моделями случится, если кто-то упадет, я прыгну вместе с ними». Такой он был человек, смелый, отчаянный, – рассказывает Димитрий Демин. – У него были большие планы, он задумал новый проект. Весь тот год мы тесно общались, должны были встретиться в начале ноября, лететь в Италию, была назначена встреча с Джорджо Армани. Но получилось так, что в Италию я полетел один...»

В ночь с 6 на 7 ноября 2001 года Алексея Грекова не стало. Во сне остановилось сердце. Ему было всего 39 лет. «Известие о смерти Алексея ввело меня в состояние ступора. Поверить в это было невозможно. Молодой, полный сил и надежд человек. 10 ноября я была на его похоронах. Горестное прощание, растерянность, – говорит Ирина Дмитракова. – В 2015 году в рамках Estet Fashion Week я почтила специальным показом память ушедших мэтров – ведущих российских модельеров, организаторов первых дефиле, известных деятелей, – стилистов и визажистов, фотографов, всех тех, кто стоял у истоков модного движения. Среди прочих особое место было отведено имени Алексея».

...В этом году, двадцать лет спустя, Наталья Грекова и Ирина Дмитракова отдадут дань памяти мужа, отца, друга и коллеги: они планируют провести выставку, посвященную Алексею Грекову – дизайнеру, который опередил свое время.

Читайте также