Цели и ценности семейного бизнеса: мнение

Рассказывает Михаил Николаев, сын и партнер основателя проекта «Долина Лефкадия»

Долина Лефкадия – это история о новом качестве жизни. Основанное экс-финансистом Михаилом Николаевым винодельческое хозяйство в Краснодарском крае сегодня превращается в сложную экосистему, меняющую ландшафт региона. А вина Лефкадии, признанные российскими и мировыми экспертами и критиками, теснят на полках своих зарубежных конкурентов.

Вместе с основателем компании сегодня проектом управляет его сын, Михаил Николаев-младший. Как и отец, он всегда интересовался виноделием, работал сомелье в Нью-Йорке и учился в долине Напы.

Когда вы решили присоединиться к делу вашего отца?

Это было в 2012 году. Мой отец Михаил Иванович Николаев уже несколько лет развивал «Долину Лефкадия». Вначале у меня была идея заняться пивоварением в России. В Пенсильвании, где я учился, очень развита крафтовая культура. Я видел много успешных пивоварен. Но, когда пришел с этой темой к отцу, он убедил меня помочь ему развивать виноделие и включиться вместе с ним в работу над проектом «Долина Лефкадия». 

Насколько сложным для вас был процесс включения?

Для России это проект, опережающий время. Сложность его в том, что себестоимость производства продукта европейская. При этом необходимо сделать конечную цену приемлемой для российского потребителя, который, в силу устойчивых стереотипов, не готов поверить в высокое качество российского вина и покупать его по европейским ценам. Но мы не можем продавать вино дешевле только потому, что оно произведено не в Каталонии, а в Краснодарском крае. Мы знаем, что Россия ничем не уступает другим странам по части винодельческого потенциала. И с самого начала ставили перед собой задачу делать вино очень высокого уровня. Для этого требовалось внедрить новаторские технические решения, что просто не могло стоить дешево и не оставляло никакой возможности для низкой себестоимости. И все это надо было суметь объяснить людям. Поэтому на первом этапе мои задачи были связаны с маркетингом. Только с 2019 года я уже стал полноценно заниматься и продажами, и винами. 

За 10 лет вы фактически прошли путь, на который европейским династиям требовалось иногда несколько поколений. Как вам это удалось?

Во-первых, большую часть экспертизы мы приобрели за счет того, что пригласили специалистов с мировым именем по агрономии и виноделию. Жиль Рей – бывший главный агроном винодельческого хозяйства Мутон Ротшильд, Патрик Леон – легендарный французский энолог, входящий в топ-10 мировых виноделов. Оба они, изучив состав почв, согласились работать с нами над созданием премиальных вин в «Долине Лефкадия». Безусловно, их участие помогло пройти этот путь быстрее. 

По сути «Лефкадию» сегодня можно сравнить с инновационным центром, применяющим все передовые достижения науки в производстве вина. Например, у нас на виноградниках стоят датчики, которые дистанционно в режиме реального времени дают нам все основные показатели по участкам, также мы используем лазерную сортировку, инертные прессы – это последнее слово техники, которое пока доступно только великим винодельням.

Вы сейчас выращиваете более 20 сор­тов винограда. Зачем нужно такое разнообразие? 

Изначально виноделие было построено так, чтобы можно было экспериментировать с небольшими объемами. Это очень дорого в производстве, но позволяет быстро понять, какие виноградники здесь нужны и какие сорта раскрываются удачнее всего и дают наилучший результат в вине. «Неплохой» результат нас не устраивал. Мы из тех людей, у которых все должно быть идеально. И мы сделали большие вложения в достижение этих целей. 

Вы ориентируетесь на мировые тренды?

Безусловно, мы следим за мировыми трендами. Одна из таких тенденций – внимание к локальным, или автохтонным, сортам. Для нашей зоны это кавказские сорта винограда: саперави, ркацители, мцване. Другой тренд – это вина, сделанные античными методами: в амфоре, вина брожения в камне, вина без интервенции. Мы уже шесть лет работаем в этом направлении. Также используем традиционный кавказский метод – вина в квеври. 

Еще одна популярная тема – это органические вина. На мой взгляд, это очень важный подход, общий для всего мирового виноделия. Мы с самого начала работаем на земле бережно и экологично. Не используем химичес-кие добавки – пестициды, гербициды. И сейчас хотим сертифицировать свои виноградники, чтобы официально закрепить за собой статус органического производителя. 

Возможно ли появление великих вин на российской территории? Есть ли у вас амбиции стать таким регионом?

Дискуссия о том, что такое великое вино, продолжается много лет. Но я бы разделил два понятия – великое и культовое. Величие вина познается со временем. Когда в России появится вино, которое по прошествии полувека хранения в бутылке будет все еще живым и интересным, мы сможем сказать, что произвели великое вино. 

Другое дело – культовое вино. Это уже скорее область маркетинга. Например, в Америке великих вин мало, но очень много культовых, за которыми гоняются коллекционеры, тратя огромные деньги. 

Мы нацелены на то, чтобы сделать из региона культовое место для российского виноделия.

Появление культовых вин в России требует серьезных усилий. И речь здесь идет о мерах государственного масштаба – целом комплексе мер по протекции страны и ее агрономичес­кого потенциала. Как это происходит в США или Новой Зеландии, которые организуют по всему миру дегустации, выставки, ярмарки, чтобы показать глобальному рынку, как высок уровень их продукта, и вывести его в разряд культового. 

Мы нацелены на то, чтобы сделать из региона культовое место для российского виноделия. Будет ли вино, произведенное здесь, великим? Мы верим. Но это покажет время.

«Долина Лефкадия» сегодня не только винодельня, это целая экосистема. Расскажите о планах ее развития.

Для нас «Долина Лефкадия» – это виноделие, территория для жизни и для досуга. Первое – это обширный винодельческий регион, по площади соизмеримый с Бароло. Но виноградников здесь пока не так много – примерно 300 га при потенциале как минимум раза в четыре больше. Наша задача – привлекать людей, которые будут строить собственные винодельни, делать хорошее вино. И мы вместе создадим территориальный бренд – «Вина из Лефкадии». Мы будем стараться развивать направление соседского коммунального виноделия и совместно продвигать свой регион. 

Еще одна задача для нас как инвесторов «Долины Лефкадии» – развитие девелоперского проекта. Есть участки, по разным причинам непригодные для выращивания винограда. Но это очень живописная зона, которая отлично подходит под застройку. Мы давно вынашиваем эту идею. И сейчас ищем возможность для старта. Это будет предгорный проект европейского типа, для людей, предпочитающих жить в мягком климате, но более спокойном регионе, чем прибрежные зоны. 

Третье направление – бальнеологический курорт. Мы находимся на территории, где отличная щелочная вода, теплые минеральные источники, грязевые вулканы. Все это можно объединить, чтобы создать оздоровительный кластер, подобный тем, которые есть в Калифорнии, например. 

О вашем локаворском ресторане «Амфора» ходят легенды. Как будет развиваться гастрономическая тема в «Долине Лефкадия»?

Мы сами очень любим вкусно поесть и, как многие увлеченные едой люди, любим готовить. Амфора – это таверна, которую мы открыли, чтобы люди, приезжающие на дегустации, могли где-то хорошо пообедать. Но в наши перспективные планы входит и высокая гастрономия. 

Необходимое условие успеха такого ресторана – это качественные продукты. Поэтому мы сейчас занимаемся производством артишоков, масла, сыров, хотим открыть пекарню и колбасный цех. На этой основе можно будет затевать гастрономическую историю. Десять лет назад мы посадили дубы, зараженные спорами трюфеля. Им требуется от 8 до 12 лет до первого урожая, так что сезонная охота на трюфель тоже в наших планах. 

Мы находимся на территории, которая очень похожа по климату на север Италии. И наши трюфельные консультанты не видят никаких препятствий для развития этого гастрономического направления. 

Читайте также в этом сюжете