Как завещать виртуальную собственность?

Наследование цифровых активов: мнение экспертов

В конце прошедшего года компания Apple представила в обновленной операционной системе iOS 15.2 функцию Digital Legacy, или «Виртуальное наследие». Нововведение позволяет пользователям завещать свою личную информацию, хранящуюся на iCloud, членам семьи и друзьям. Эти данные могут включать фотографии, сообщения, заметки, файлы, загруженные приложения, резервные копии устройств и многое другое.

До запуска Digital Legacy компания отказывалась открывать доступ к информации без завещания или соответствующего судебного приказа. Ранее аналогичные опции были также включены в Facebook и Google. Последняя предлагает своим пользователям сервис «Google на всякий случай», по которому возможно назначение доверенного лица, если вдруг аккаунт будет неактивным в течение определенного времени.

Глобальное проникновение интернета в настоящее время составляет 59,5%. С каждым днем наш виртуальный след в различных его проявлениях становится все больше. Согласно исследованию финансовой компании deVere Group, более трети миллениалов и половина поколения Z счастливы получать 50% зарплаты в криптовалюте. Капитализация цифровых денег в ноябре прошлого года впервые в истории превысила $3 трлн, а общий объем рынка NFT на площадке Open Sea достиг $10 млрд.

К цифровому наследству относится все, что невозможно потрогать, взвесить или попробовать на вкус
Александр Заблоцкис
председатель «Коллегии адвокатов А1»

В связи с этим назревает важный вопрос: что будет с цифровыми активами после того, как их обладатель уйдет в мир иной? Как показал недавний опрос компании YouGov, 52% респондентов пока не подготовили никаких инструкций о том, как получить доступ к их цифровым учетным записям в случае самого негативного сценария развития событий

По словам председателя «Коллегии адвокатов А1» Александра Заблоцкиса, к цифровому наследству относится все, что невозможно потрогать, взвесить или попробовать на вкус. «Такие активы существуют в форме цифровой информации, речь идет об учетных записях в различных социальных сетях и других интернет-ресурсах, медиа-контенте, размещенном на интернет-ресурсах или на локальных носителях, и других цифровых финансовых инструментах (электронные кошельки), электронных документах (архитектурные проекты, музыкальные произведения, чертежи), доменных именах, подписках на электронные издания, приобретенных приложениях на мобильных устройствах, учетных записях на маркетплейсах (например, в Ozon), в экосистемах (например, Сбербанка или «Яндекс») и в программах лояльности (например, в авиакомпаниях)», – рассказывает эксперт.

В каждой отдельной стране вопрос передачи «цифрового наследства» решается по-разному. Например, российское законодательство с 2019 года ввело термин «цифровые права». «Российские нотариусы научились выдавать свидетельства о праве на наследство в отношении цифровых финансов (электронные кошельки) и других цифровых активов», – говорит Александр Заблоцкис.

В Германии к диджитал-активам применяется принцип универсального наследия – бенефициар принимает все юридические права и обязательства. Владение физическим носителем информации, который содержит данные о цифровых активах, также подпадает под разрешение на использование материальных активов.

«В США в каждом штате уже сейчас существует свое законодательство в данной области. Так, в штате Нью-Йорк действует закон, который позволяет независимо от условий соглашения умершего с онлайн-сервисами обеспечивать доступ наследников к учетным записям наследодателя. Также закон позволяет при жизни предусмотреть определенные пределы такого доступа, например открыть учетную запись в Facebook, но предварительно уничтожить всю личную переписку умершего внутри социальной сети», – рассказывает юрист столичной компании PB Legal Сергей Ким.

Тем не менее эксперты признают, что современное законодательство по вопросу «виртуального наследства» и «виртуальной собственности» далеко не полностью проработано. «Цифровая революция, которую мы наблюдаем в настоящее время, происходит слишком стремительно, гораздо быстрее скорости выработки юридических концепций», – объясняет Сергей Ким.

«У разных интернет-провайдеров свои собственные правила и условия, с которыми клиенты соглашаются, чтобы пользоваться их услугами. Аналогично и у каждой социальной сети отдельная процедура для того, что происходит с учетной записью после смерти ее владельца. Они могут разрешить архивацию страницы, управление «унаследованным» или «доверенным» контактом умершего или просто деактивацию», – отмечает адвокат компании Shepherd и Wedderburn Эмма Рид.

Наиболее действенным способом обеспечения «наследования цифровых активов» является передача основных инструментов доступа к ним – паролей к онлайн-сервисам, электронной почте и к номеру мобильного телефона.

Впрочем, в регулировании заинтересованы не только пользователи, но и сами платформы, ведь без решения всех коллизий касательно виртуальной собственности Facebook рискует превратиться в цифровое кладбище. Согласно исследованию Оксфордского университета, к концу столетия в этой социальной сети число профилей ушедших в мир иной людей составит 4,9 млрд, превысив число живых пользователей.

В вопросе передачи диджитал-капитала действительно немало нюансов. Например, многие персональные онлайн-библиотеки, такие как iTunes и Amazon, доступны только по лицензии. Следовательно, песни, фильмы, электронные книги и подкасты, которые они содержат, не принадлежат пользователям сервиса и не могут быть переданы третьим лицам. В 2012 году добиться права завещать дочерям свою обширную музыкальную коллекцию на iTunes пытался Брюс Уиллис. В СМИ активно муссировалась информация, что актер всерьез задумывался подать в суд на Apple. Правда, дальнейшего развития событий не последовало.

Адвокат Эмма Рид напоминает, что некоторые физические активы, подаренные бенефициарам, также могут содержать внутри цифровые «бонусы», хранящиеся на устройствах. Например, почивший британский писатель Джеймс Грэм Баллард завещал потомкам ноутбук, в котором были найдены две неопубликованные работы автора. Рукописи позднее были изданы наследниками, а сами бенефициары получили авторские гонорары.

Эксперты убеждены, что наиболее действенным способом обеспечения «наследования цифровых активов» по-прежнему остается передача основных инструментов доступа к ним – паролей к онлайн-сервисам, электронной почте и к номеру мобильного телефона. Нотариусы рекомендуют включать их непосредственно в текст завещания. В документе нужно точно обозначить тот актив, который передается, а также подтвердить право на его владение.

Гораздо сложнее обстоят дела с криптовалютой. Не будучи централизованно зарегулированными, такие активы возможно открыть только с помощью ряда кодов. Как правило, после десяти неудачных попыток ввести правильную комбинацию цифр, слов и символов доступ к цифровым деньгам блокируется навсегда. В 2013 году журналисты писали о мужчине из Уэльса, который искал на свалке выброшенный жесткий диск с 7500 биткоинами. В конце 2021 года программист из Сан-Франциско сетовал газете New York Times, что у него осталось всего две попытки вскрыть биткоин-кошелек с $240 млн. А между тем, по подсчетам крипто­аналитической компании Chainalysis, cегодня в онлайн-кошельках, к которым нет доступа, хранится биткоинов на сумму около $140 млрд...