Художник поневоле

Управляющий партнер компании Barnes International Moscow и его дебют в живописи

Управляющий партнер Barnes International Moscow Юбер Галларт всегда любил рисовать, но по-настоящему увлекся живописью только в период пандемии.

О том, какие же темы и идеи находят свое воплощение в творчестве человека, который живет между Россией и Францией, он рассказал корреспонденту «Как потратить».

У вас есть художественное образование?

Юбер Галларт Нет. Я непрофессиональный художник. Рисование всегда мне было интересно, правда, к большому формату я обратился лишь пару лет назад, во Франции, когда в силу известных причин у всех нас появилось свободное время.

Кроме того, мне захотелось что-то сделать для новой квартиры, интересно ее оформить. Квартира большая, стены пустые, поэтому я и выбрал такой формат. (Смеется.)

Какая работа стала первой?

Ю.Г. Портрет моей супруги. Я сделал его по фотографии. Но портрет нельзя назвать реалистическим, он выполнен в духе Уорхола, известного мастера поп-арта. На мой вкус, получилось хорошо. Супруге, как мне кажется, тоже понравилось.

Вы любите поп-арт?

Ю.Г. Не могу так сказать. Просто в данном случае этот стиль мне показался наиболее подходящим, и пока мне он удается лучше всего.

Что же касается моих предпочтений, то это старые мастера, классика. Обожаю, например, Айвазовского: море вообще одна из моих любимых тем. Десять лет я прожил в Санкт-Петербурге и не раз бывал в Русском музее (кстати, он мне нравится больше, чем Эрмитаж). Как раз там, в Русском – мой любимый Айвазовский.

Я также очень люблю Ван Гога – особенно то, как он работал с цветом. Люблю Марка Шагала, восхищаюсь Сальвадором Дали – не раз посещал его музей в Фигерасе...

В Москве я бывал и в Третьяковской галерее, и в Пушкинском музее, стараюсь не пропускать прекрасные выставки в Гостином дворе. Одним словом, я неравнодушен к хорошей живописи.

В какой технике вы работаете?

Ю.Г. В основном использую акриловые краски и шпатель: мне это интересно и как дебютанту наиболее удобно. Иногда использую кисти – все зависит от конкретной темы или сюжета. Акрил – универсальный материал, у него много выразительных возможностей. С акрилом можно смешивать клей или песок, таким образом добиваясь различной консистенции, текстуры и в итоге разного эффекта на полотне. Мне нравится, когда изображение не остается плоским, а приобретает объем.

Вы же рисуете не только портреты?

Ю.Г. Конечно. Я также люблю пейзажи. У меня много картин, написанных с натуры: и город, и природа. Есть и абстрактные работы. Вообще у меня много идей. Главное – найти время. Когда я начинаю, я должен знать, что у меня есть минимум три-четыре часа: не люблю работать урывками. Конечно, я не нарисую картину за один раз, но мне необходимо достаточное количество времени для «сеанса». Люблю на выходных проснуться рано и рисовать – пока жена еще спит. И когда хороший свет.

Как рождаются сюжеты ваших работ?

Ю.Г. Все – по настроению. Иногда хочется сделать приятное близким. Один мой сын занимается боксом и обожает Майка Тайсона. Мне было не сложно придумать для него подарок – портрет его кумира, который сейчас украшает спальню. Другой мой сын увлекается мангой – и я нарисовал для него работу в стиле японских комиксов.

На создание портретов Жака Бреля и Жоржа Брассенса меня вдохновил мой отец, большой поклонник этих знаменитых французских артистов. Я написал их по фотографиям. В частности, Бреля – по очень редкому снимку, сделанному во время съемок в кино: он был не только певцом, но и актером. Портрет Брассенса выполнен на фоне из настоящих газет – я подсмотрел такой прием в интернете, и мне он показался очень интересным. Я хотел использовать старые газеты, но не смог найти их в Москве, поэтому взял, какие были. Хотя было бы более правильно, если бы такой фон перекликался по смыслу с картинкой, исторически и тематически соотносился с сюжетом. На Рождество я подарил своему отцу такой же портрет Брассенса – но в малом формате. И уже использовал французские газеты.

Для меня художник – это прежде всего тот, кто способен придумать идею. И, что важно, реализовать ее

Как близкие оценивают ваши работы?

Ю.Г. Иногда нравятся, иногда нет. Например, отцу мой рождественский подарок был очень приятен.

На критику я реагирую позитивно. Только теперь, прежде чем начать новую работу, советуюсь с супругой. Ведь если ей не понравится моя идея, я не смогу повесить картину на стену и мне будет обидно. (Смеется.)

Что будет, когда стены в вашем доме закончатся?

Ю.Г. Все равно буду рисовать – дарить свои работы друзьям. Могу даже работать и по заказу – если у кого-то вдруг будет желание.

Каковы ближайшие планы?

Ю.Г. Сейчас я хочу нарисовать русских певцов – в пандан к французским. Одним из них, скорее всего, будет Михаил Круг. Я люблю его и иногда слушаю. Кстати, это всегда всех смешит и удивляет – как так, француз слушает Михаила Круга! Но у него много хороших песен. Например, «Отпусти мне, батюшка, грехи». И еще я хотел бы нарисовать Высоцкого.

Нет ли у вас желания поучиться, взять какой-то курс живописи?

Ю.Г. Если бы у меня было время, я бы сделал это с удовольствием. К счастью, многому можно учиться благодаря видеоурокам. Я смотрю ролики, осваиваю технику, черпаю интересные идеи, которые можно развивать.

Вообще для меня художник – это прежде всего тот, кто способен придумать идею. Хотя, конечно, и ее реализация тоже важна. Знаете, я всегда любил что-то делать своими руками, работать с деревом. Но для меня немаловажно не просто отремонтировать мебель, например, а сделать что-то интересное, необычное, особенное.

У нас во Франции есть старый стол – думаю как-нибудь соорудить для него оригинальную столешницу, если использовать эпоксидную смолу и акрил. Надо попробовать. Может, выйдет хороший результат.