«Рай в тарелке»: Дом Hermes просит к столу

Настоящие джунгли на столе? Это не фантазия, а вполне реальный объект желания от мастеров Дома

Новый сервиз Passifolia от Hermes – гимн природе в экзотическом проявлении ее красоты и тропическом буйстве красок. Идея принадлежит креативному директору Art-de-la Table Hermes Бенуа-Пьеру Эмери, а исполнение – художнице Натали Роллан-Хакель. Ей с поистине ботанической точностью удалось изобразить мельчайшие детали, вплоть до прожилок листа, и одновременно нафантазировать новые виды цветов и растений.

Райские джунгли складываются из 30 предметов сервировки стола – от кофейных чашечек до пиал и больших салатников, от изящных тарелочек для хлеба и обеденных тарелок до сервировочных блюд; в состав сервиза входят даже вид-пош и большая ваза.

Название «Passifolia» выдуманное, но в ботанике ему есть созвучие – «Passiflora incarnata», или «абрикосовая лиана» – растение из семейства страстоцветных, с крупными соцветиями и венчиком, напоминающим форму звезды (оно встречается в рисунке сервиза). Подобное совпадение подчеркивает, что художественная тематика находится на грани между чистым искусством и ботанической точностью.

Есть и глобальный подтекст: проблематика сохранения природного естества. «Природа чрезвычайно актуальна в наши дни, потому что все больше становится уязвимой и хрупкой, требует нашей защиты и внимания», – говорит Бенуа-Пьер Эмери.

В определенный момент художнице стало не хватать впечатлений от прогулок и сделанных во время них набросков. Тогда Натали начала создавать экзотический сад у себя в ателье

Французская художница Натали Роллан-Хакель творит в унисон с природой, а цветы и растения являются важным источником ее вдохновения. Живя в окрестностях Страсбурга, она обожает наведываться в немецкий ботанический сад Карлсруэ, где прогуливается по старинным оранжереям, пишет цветы с натуры, фотографирует.

Работа над Passifolia – уже не первая для художницы коллаборация с Hermes, ей принадлежит авторство сервизов Siesta и Cheval d’Orient. Однако именно Passifolia разожгла страсть к ботаническим открытиям и потребовала максимальной концентрации творческой фантазии. Каждое соцветие и лист, являющиеся частью композиции, сначала выписывались отдельно, по тому же принципу, как художник работает над монументальной картиной. Количество рисунков, которые создала Натали, намного превышает число тех, что в конечном итоге ушли в работу. Только «над эскизами для большого блюда я трудилась три недели», вспоминает она.

На выполнение всей работы ушел год. В определенный момент художнице стало не хватать впечатлений от прогулок и сделанных во время них набросков. Тогда Натали начала создавать экзотический сад у себя в ателье. Она приобретала понравившиеся растения и цветы, коллекционировала орхидеи, и вскоре мир вымышленный и реальный слились для художницы в единое целое. «Когда с головой погружен в творчество, ощущаешь себя вне времени, словно в состоянии медитации, – делится она. – Бенуа-Пьер находил для меня живые цветы, иногда мы обменивались ими. Он присылал мне фотографии растений, я их художественно интерпретировала».

Следование законам гармонии, предельное внимание к художественной и эстетической стороне были главными принципами работы. Чтобы не переусердствовать с цветом и формой, некоторые поверхности решено было оставить пустыми, а другие, наоборот, щедро заполнить рисунком. «Мы следовали принципу природной гармонии: из хаоса рождается упорядоченность и красота, – поясняет замысел Бенуа-Пьер Эмери. – Когда вы гуляете в лесу, то останавливаетесь и любуетесь на все эти беспорядочные композиции из листьев, цветов, веток, грибов. В Passifolia на каких-то предметах изображен изолированный лист, а где-то растительный рисунок почти полностью завоевал пространство. Необходимо было создать ощущение, что природа установила абсолютный контроль над каждой составляющей частью сервиза – где-то обернула поверхность, где-то умудрилась забраться внутрь чашек. У некоторых народов принято есть из большого листа, на это мы тоже хотели деликатно намекнуть».

Когда работа Натали была завершена, перед мастерами Hermes встала задача с максимальной точностью перенести «богатство мотивов, цветов, текстуры», свежесть и внутреннюю динамику эскизов, выполненных на бумаге, на холодную и гладкую поверхность фарфора. Для достижения наилучшего результата проводились тесты, создавались прототипы, проходили долгие дискуссии с мастерами.

Проект потребовал разработки новых технологий и изготовления специальных инструментов. Только на выполнение ручной гравировки понадобилось целых 2000 рабочих часов, золотая каемка выписывалась вручную. Объемность рисункам придают тона и полутона, на каждом листе и соцветии – игра света и теней, как в настоящем тропическом лесу. Передать все это удалось благодаря 32 цветам, что является абсолютным рекордом даже для Hermes. «Результат получился потрясающий», – подводит итог длительной работы Эмери. – Уверен, что Passifolia станет подарком для ценителей прекрасного.