Другой Дербент: маршрут

В российских городах переосмысляют места памяти

Интерес к кладбищам как многофункциональным общественным пространствам последние несколько лет растет не только в России, но и за рубежом. Исторические места захоронения и пространства памяти обрастают дополнительными функциями: воспитательными, образовательными, туристическими и рекреационными.

Вообще, если считать общественным такое пространство, которое доступно и открыто каждому члену общества, то кладбища – именно такие места и им есть, что предложить горожанам. Во многих зарубежных странах в местах скорби и памяти современные горожане совершают прогулки, играют с детьми, занимаются спортом.

Для жителей нашей страны – это все еще довольно странное явление. Но постепенно и российские города перенимают эту модель устойчивого развития территорий.

В Дагестане тоже не так давно пришли к идее архитектурного переосмысления мест памяти: кладбище «Кырхляр» в Дербенте, один из древнейших некрополей на Кавказе, после реконструкции стало центром притяжения не только для паломников и туристов, но и местных жителей, которые выбирают некрополь для встреч и прогулок.

«На территории древнего Дербента (ред. – это поселение на берегу Каспийского моря насчитывает 5000 лет), кроме кладбища «Кырхляр», которое еще называют в народе Кавказским Иерусалимом, так как там похоронены сподвижники пророка, сохранилась также цитадель XIII века, вошедшая в список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, старые крепостные стены, несколько исторических кварталов, – перечисляет Иса Магомедов, главный архитектор Дербента. – Однако, ощутить мощь и историческую значимость этих объектов до сих пор люди попросту не могли – не было инфраструктуры. Поэтому, начав в 2019 году разрабатывать мастер-план города, мы задумали развивать Дербент как отдельный туристический кластер, где кладбищу будет отведена, в первую очередь, важная роль общественного пространства в жизни многокультурного городского сообщества».

Кладбище находится у северной городской стены Дербента, напротив ворот Кырхляр-капы. Посередине его выстроено небольшое здание из камня, накрытое куполом высотой в человеческий рост. В постройке есть специальная выемка для подношений, куда можно класть монеты и ставить свечи. Сюда правоверные мусульмане специально приезжают для молитвы. Например, супруги, которые хотят испросить у Аллаха детей, направляются в Кырхляре к «качающемуся камню» – известной на весь Дагестан достопримечательности.

Вообще, говоря на профессиональном языке архитекторов, в мировой практике работы с историческим наследием существует два основных подхода: консервация или приумножение ценности.

Архитекторы пошли по пути приумножения ценностей Кырхлярского кладбища: они сделали кладбище частью туристической мили Дербента

Приступая к реновации исторического объекта, архитекторы пошли по пути приумножения ценностей Кырхлярского кладбища: они предусмотрели комфортную для пешеходов среду, сделав кладбище частью туристической мили Дербента. Восстановили «Тазията» (место, где начинается традиционная погребальная церемония, ключевой элемент, обеспечивающий ритуальную функциональность кладбища); замостили извилистые дорожки, обустроили павильоны входов с галереями, продумали транспортную логистику и освещение.

А еще специалисты отдали предпочтение решениям, которые можно реализовать без использования сложной современной техники, в пользу конструкций, изготовленных вручную «на месте» – с минимумом сборных элементов, из местных материалов – ракушечника и каспийской гальки.

И в итоге уже сегодня на территории древнего кладбища проводятся специальные туристические экскурсии – на них посетителям рассказывают истории и легенды о ранних арабских походах и завоеваниях, показывают важные мусульманские святыни и выдающиеся надгробия с надписями, высеченными на камне ракушечника 10 веков назад.

«МЕСТА СИЛЫ» НА КАРТЕ МИРА: МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Рассказывает Павел Грабалов, аспирант (PhD Candidate) факультета ландшафта и общества, Norwegian University of Life Sciences занимается изучением роли кладбищ в городской среде на примере Осло, Копенгагена и Москвы.

«В Норвегии подобные пространства часто воспринимаются жителями, как философские парки, где можно побыть в одиночестве, подумать о вечном и отдохнуть от городской суеты. Такой образ притягивает свою аудиторию и сильно отличается от типичных современных общественных пространств, ориентированных на постоянную радость, гедонизм и потребление.

Так, роща памяти умерших детей на кладбище Østre в Осло напоминает ухоженный парк с уютными тенистыми аллеями, удобными лавочками и кукольными домиками. Здесь высажены многолетние цветы, которые посетителям предлагается срывать вместо того, чтобы приносить цветы с собой, а для мягких игрушек, которые часто приносят на детские могилы, по всей роще установлены деревянные домики.

Кладбище в норвежском городе Арендал напротив ежегодно становится площадкой для проведения джазового фестиваля, собирая на своей территории сотни живых фанатов.

В период цветения вишни на кладбище Bispebjerg в Копенгагене яблоку негде упасть. Аллеи кладбища заполоняют сотни людей, которые приходят насладиться цветением сакуры, запечатлев этот момент на камеру фотоаппарата или мобильного телефона.

Центральную аллею кладбища Ассистенс, где, в числе прочих находится могила Андерсена, датчане используют как сквозной городской проход и встраивают в ежедневный прогулочный маршрут с детьми, для которых на территории некрополя обустроена современная игровая площадка».