Сила места: новые маршруты по России

Что помогает возродить старинные российские города

Около 90% россиян по геополитическим и экономическим причинам в этом году проведут отпуск на родине, прогнозирует Российский союз туриндустрии. Впрочем, нашим соотечественникам не привыкать: такое уже было в пандемийном 2020 году. Хорошая новость в том, что бурный рост внутреннего туризма дает шанс на возрождение прежде забытым городам и селениям по всей стране, стоит им хоть чуть-чуть постараться, уверяют эксперты туристической индустрии.

Хороший музей, гастрономический фестиваль или модный показ может стать основой для возрождения самой депрессивной территории, если подойти к этому делу с энтузиазмом и должной подготовкой. Примеров уже более чем достаточно: деловой клуб «Наследие и экономика», занимающийся социокультурными проектами по восстановлению историчес­ких объектов и территорий, знаком с несколькими десятками культурных и музейных инициатив по всей стране. Среди них, например, «Музей дыр и заплат» из Учмы в Ярославской области и дача художника Коровина под Ярославлем, Музей чак-чака в Казани, Музей исчезнувших деревень в Удмуртии, музей «Дом со львом» в Саратовской области.

Наследие — мощный источник развития, оно может «перезапустить» самую депрессивную территорию, решить ее социально-экономические проблемы, рассказывал президент клуба и один из создателей музейно-творческого кластера «Коломенский посад» Дмитрий Ойнас. Этот музейно-творческий проект, начавшийся в 2008 году с крошечного музея пастилы, превратил подмосковную Коломну из рядового райцентра в туристическую жемчужину и один из самых привлекательных для жизни городов Московского региона.

Все началось в 2008 году, когда Коломна готовилась принять чемпионат Европы по конькобежному спорту и городская администрация предложила группе специалистов по культурно-историческим мероприятиям, в числе которых был Ойнас, развлечь гостей соревнований фестивалем скульптур «Ледяной дом». Его идею организаторы почерпнули из одноименного романа уроженца Коломны Ивана Лажечникова о развлечениях императрицы Анны Иоанновны, выстроившей к свадьбе своих карлов настоящий ледяной дворец и устроившей в нем парад народностей Российской империи.

Наследие — мощный источник развития, оно может «перезапустить» самую депрессивную территорию

Открывал шествие импозантный персонаж – коломенская пастильница, которую Лажечников описывал как «40-ведерную бочку», наряженную в сафьянный сарафан и шелковые чулки, с огромным кокошником в виде лопаты. Заинтригованные устроители фестиваля стали выяснять, что это за пастильница, нашли в архивах рецепты коломенской пастилы и восстановили технологию ее производства. «Пастила оказалась настолько вкусной, что появилась идея сделать посвященный ей музей. Но было ясно, что сам по себе он работать не сможет, нужно работать с территорией, думать про развитие города», – вспоминает Ойнас.

Год энтузиасты потратили на исследование материалов, поиск символов региона, просчитали экономику и предложили администрации создать творческий кластер из 200 малых и средних предприятий, опирающихся на локальное развитие.

Состояние исторического квартала Коломны тогда был депрессивным, говорит Дмитрий, здания разрушались, жители переезжали из развалюх в новостройки, застройщики предлагали снести все целиком и построить новые торгцентры. «Городские власти даже обиделись на нас, не восприняли всерьез наше желание конфетами перевернуть мир и создать 2000 новых рабочих мест. Сейчас я понимаю, что это хорошо, они нам не мешали. Мы же выкупали здания и реализовывали запланированные проекты. В результате нам удалось перевыполнить даже самые оптимистичные планы», – резюмирует он.

На организацию первого музея в нескольких комнатах старого домика основатели «Коломенского пасада» потратили около 1,5 млн рублей. Желающих посмотреть на пастилу оказалось так много, что музей окупился через полгода, а через восемь месяцев стал нормально зарабатывающим предприятием и первичной маркетинговой площадкой, через которую начали продвигать тему музейного кластера, рассказывает Дмитрий Ойнас.

Фестиваль «Ледяной дом» пришлось закрыть из-за нескольких теплых зим, но преображение Коломны шло полным ходом. В посаде появились музейная фабрика пастилы, воссозданная на бывшей конфетно-пастильной фабрике купцов Чуприковых, «Калачная», мыльная лавка, кузнечная слобода, музей-навигатор, творческое пространство «Арткоммуналка», перечисляет он.

Новые предприятия создавали как местные бизнесмены, убедившиеся, что музеи устойчиво работают даже в кризисы, так и переехавшие в город энтузиасты, и сейчас в маленькой Коломне работает около 60 музеев. Вокруг них возникла сопутствующая инфраструктура: дизайн-студии и производство упаковки, гостиницы и гостевые дома, кафе и кофейни и даже яхт-клуб. Их владельцы стали ремонтировать дома, дороги и тротуары, разбивать садики – и город преобразился.

Около 90% россиян по геополитическим и экономическим причинам в этом году проведут отпуск на родине
Российский союз туриндустрии

И развиваться есть куда. В список «героев» Коломны кроме пастилы вошли коломенские мыло, репа, шелковые ткани, кудиновский фарфор и Федор Достоевский, который провел в этом городке свое детство, рассказывает Ойнас. Это только небольшая часть наследия, и похожий список можно составить почти в любом городе страны, а стратегия, подразумевающая поиск и создание точек активности на основе местных символов, подходит для любой территории, уверен Дмитрий.

«Локальными героями и символами могут стать как люди, так и предметы, продукты, природные объекты или явления, будь то балтийская селедка, камышинский арбузный мед или даже северное сияние. Все бренды надо растить снизу, работать с местной идентичностью, с гордостью местных сообществ», – объясняет эксперт по работе с сообществами, директор московской библиотеки имени Достоевского и вице-президент клуба «Наследие и экономика» Андрей Лисицкий.

В старинном купеческом городке Камышин Волгоградской области, в «охвостье» немецкого Поволжья, клуб работает над запуском проекта по оживлению культурного туризма. На роль идейных лидеров здесь претендуют, например, арбузы, которым уже посвящен специальный фестиваль, и местная жительница Шарлотта Майер, собравшая в XIX веке интереснейшую книгу кулинарных рецептов, на основе которой создаются музей и кафе.

При этом символу необязательно быть комплиментарным. Взять хотя бы полярное село Териберка, прославившееся семь лет назад во всем мире как символ разрухи и безнадежности после номинированного на «Оскар» фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». Оно превратилось в один из самых модных туристических центров страны. Это было селение с покосившимися домиками и несколькими сотнями жителей, в большинстве своем безработными, парой магазинов и общественных зданий, незатейливо обшитых пластиком, писали в 2016 году очевидцы, приехавшие посмотреть на «самое депрессивное место России». Правда, ехали они не просто так, а на первый фестиваль фермерского кооператива LavkaLavka, решившего изучить арктическую кухню.

Гости, среди которых были самые модные московские рестораторы и музыканты Tequilajazzz, рассказали всей стране, что в Териберке есть огромный пляж с белоснежным песком, где летом можно кататься на кайте, а зимой наблюдать за северным сиянием, деликатесная рыба, мясо и ягоды.

В итоге за прошлый год Териберку посетило более 400 000 туристов. В местных гостиницах, выросших как грибы, теперь не найдешь номер дешевле 6000 за сутки. Пришлось даже ввести особый режим контроля за строительством, а также за движением туристов по тропам – чтобы не навредить уникальной экосистеме тундры, рассказывал губернатор Мурманской области Андрей Чибис. Кстати, летом прошлого года на пляж с подачи администрации вернули макет китового скелета, снимавшийся в «Левиафане» (читайте об этом проекте тут).

А еще один их древнейших городов Русского Севера, Каргополь, помогает возрождать историю женских нарядов и уборов. Государственный Эрмитаж, Каргопольский историко-архитектурный и художественный музей, Архангельский краеведческий музей и Музей музыкального и театрального искусства при поддержке президентского Фонда культурных инициатив с 1 июля по 6 сентября 2022 года представят в Каргополе художественный проект «Открытие Севера. Дивование». Посетители смогут увидеть уникальные коллекции северного народного костюма и украшений в обрамлении эскизов Леона Бакста, Константина Коровина, Владимира Татлина и современных художников.

Показ в Каргополе стал одним из главных модных событий года и открыло Каргополь в частности и Русский Север вообще творческому сообществу
Наталья Бубенщикова.
лава Каргопольского муниципального округа

«Мы стремимся проложить туристам со всей страны дорогу в уникальный Каргополь, город с колоссальным художественным, архитектурным, этнографическим наследием», – говорит Наталья Плеханова, президент фонда сохранения культурного наследия «Дорогами Ломоносова», придумавшего и организовавшего выставку. «Я была поражена музеями Каргополя, на всех моих знакомых они производили сильнейшее впечатление и вдохновляли», – рассказывает она.

Дизайнер Фрол Буримский, воодушевленный поездкой на Русский Север, показал в 2019 году в Париже коллекцию «Каргополь», а в августе 2020 года с помощью фонда «Дорогами Ломоносова» и городской администрации провел ее показ уже в Каргополе – модели демонстрировали друзья дизайнера и местные жители. Это мероприятие стало одним из главных модных событий года и открыло Каргополь в частности и Русский Север вообще творческому сообществу, признает глава Каргопольского муниципального округа Наталья Бубенщикова.

«Объединение местных культурно-исторических ресурсов с общенациональными культурными кодами позволяет добиться лучших результатов, – уверен вице-президент клуба «Наследие и экономика» Андрей Лисицкий. – Это вызывает мощный эмоциональный отклик и у местного сообщества, и по всей стране и позволяет привлечь не только туристов, но и энтузиастов, людей с творческой жилкой и желанием развивать вдохновившую их территорию».