Партнерский материал*

Как конфликт отцов и детей помогает процветать семейным активам и бизнесу

И что может дать их союз семейному капиталу

В 2012 году американский миллиардер Карл Айкан выдал своему сыну Бретту $3 млрд стартового капитала для обучения инвестбизнесу. Бретт управлял капиталом в фонде при семейной компании Icahn Enterprises и инвестировал выделенные отцом средства в акции компаний с капитализацией от $750 млн до $10 млрд. Инвестиции были удачные,  например в компанию Apple, и сейчас, спустя 7 лет обучения,  Айкан-младший готовится полностью перенять семейный бизнес и управление семейным капиталом.

Нельзя сказать, что подобным образом дела передают все богатейшие россияне, обычно все зависит от характера обеих сторон – отцов и детей. Это касается и самого бизнеса, и семейного состояния. В отличие от иностранных семейных офисов у нас пока не развит сектор и спрос на услуги, когда сотрудники семейного офиса, управляющие капиталом старшего поколения, обучают младшее поколение специфике работы с инструментами инвестирования, налогам и законодательству стран, где есть объекты инвестирования и бизнес-интересы семьи. Поэтому каждый принимает решение и находит выход самостоятельно.

Как передать дела по наследству

Среди наших клиентов более 20 участников списка Forbes, которые работают с нами в среднем более 10 лет. К нам приходят за глубокой экспертизой и индивидуальными решениями по многим вопросам, поэтому прямо на наших глазах в дела отцов начинают вовлекаться их дети. Или наоборот – дети решают идти своим путем. Иногда молодое поколение хочет сделать себе имя самостоятельно и не цепляется за заслуги родителей, поэтому начинает собственный бизнес в сфере, не связанной с семейным активом. А порой родители сами выступают за такой сценарий: им важно, чтобы дети самостоятельно добились высот и вошли, к примеру, в тот же список Forbes без посторонней помощи.

Есть и классический сценарий – с ранних лет посвящать детей в дела бизнеса. На моей практике был хрестоматийный пример. Руководитель одного очень успешного бизнеса сделал себя сам – в результате долгих лет упорного труда поднялся с самых низов до владельца крупной компании. Он назначил своего сына отвечать за международные поставки в специально выделенной бизнес-линии. Но сын совершил классические ошибки: снял в аренду дорогой офис класса А+, нанял команду высокооплачиваемых специалистов и потратил немалую часть бюджета на заграничные поездки «для ознакомления с международным опытом». Когда отец оценил результаты, сын был отправлен в один из промышленных регионов России на несколько месяцев на семейное предприятие, чтобы на своем опыте узнать, как на самом деле зарабатываются деньги.

Был случай, когда семья придумала нестандартную систему поощрения наследника: молодой человек, работая на бизнес отца, получал базовое вознаграждение, которого хватало на содержание собственной семьи и подаренного имущества, но все остальное осталось бонусной системой, которая напрямую зависела от достигнутых KPI. Подобные взаимоотношения уже лучше, чем ничего: часть семей хочет работать вместе, но не может принципиально. В них ребенок, несмотря на возраст, остается ребенком для родителя и не может получить ту долю самостоятельности и свободы, которую хочет.

Яблоко от яблони

Однако в основном дети вырастают отражением своих родителей, и в патриархальных семьях по наследству передаются не только бизнес, но и его видение и ведение. К примеру, в разных поколениях очень похожа реакция на кризис: это (в той или иной степени) испуг и желание выйти из инвестиций в наличные по максимуму, чтобы по мере развития кризиса спокойно решать, что делать.

Желание заработать на рецессии также объединяет отцов и детей. Они ищут возможности «нащупать дно» – войти в просевшие акции, облигации или купить бизнес по бросовой цене.

Когда речь заходит об инвестициях в обычное, некризисное время, то представителей молодого и старшего поколения объединяет общее желание не просто заработать, а быть успешным, быть лучше остальных. «Быстрее, выше, сильнее!» – все, как в Олимпийских играх, которые проходят не раз в четыре года, а каждый день. Можно сказать, что вне зависимости от возраста все эти люди отличаются высокой харизмой, живым умом и сильными лидерскими качествами. Старшее поколение представителей бизнеса быстро адаптируется к новым условиям и всегда открыто к новым идеям и направлениям. А молодежь нередко проявляет мудрость и взвешенность, свойственную более опытным людям. 

Основное же сходство представителей разных поколений богатых семей – это отношение к уровню жизни, долгосрочное планирование предпринимаемых шагов и отсутствие спешки. А в чем же основное различие?

Склонность к риску

Основное отличие в видении бизнеса все-таки сформировалось под воздействием тех реалий, в которых будущие бизнесмены родились и выросли. Важно помнить, что отцы довольно сильно рисковали, когда в 90-х и 2000-х делали бизнес, который и позволил им в итоге заработать состояние. Риска, взятого на себя в те годы, им хватило сполна, в результате сейчас старшее поколение в основном формулирует консервативный или умеренно консервативный запрос в отношении инвестиций.

Если говорить о портфелях ценных бумаг и стиле управления, то это обычно максимально диверсифицированные портфели: в них много облигаций самых разных компаний в долларах, евро и других твердых валютах, а также золота. Даже если речь заходит об акциях, то это, как правило, голубые фишки – крупные компании ‒ лидеры индустрий. Кроме этого, старшее поколение традиционно любит недвижимость как класс активов. Недвижимость в собственности – это безусловный актив в его глазах и тот запрос, с которым приходит до трети состоятельных бизнесменов, по словам нашего коллеги, эксперта по недвижимости Михаила Девятова.

Дети в этом плане, как правило, более рискованны: им интересны различные IPO, Pre-IPO, Private Equity, криптовалюты, из облигаций – так называемые высокодоходные бумаги. Гораздо более терпимы они и к различным деривативным инструментам.

Кроме того, на молодое поколение повлияли такие факторы, как возможность увидеть, поучиться или пожить в иностранных государствах и тем самым расширить свой кругозор, глобализация не только услуг и товаров, а также единый рынок с точки зрения бизнеса, скорость обмена информацией и принятия решений, диджитализация бизнеса и в целом образа жизни. Это позволяет им инвестировать в компании, которые кажутся «дикими» старшему поколению, например в стартапы, работающие по принципам sharing-economy, в социально значимые проекты, зеленую энергетику и др.

Например, сейчас многие молодые бизнесмены интересуются философией ESG-инвестиций, которая подразумевает, что инвестиционные решения принимаются с оглядкой на социальные факторы, а также факторы окружающей среды и управления. В результате этой моде стали следовать даже крупные российские компании: к примеру, РЖД уже выпускала на рынок так называемые зеленые облигации. Старшее поколение пока не воспринимает эти тенденции всерьез, молодое же к ним готово.

Но есть ли тут в реальности противоречие между отцами и детьми?  Думаем, что нет: большая склонность к риску свойственна молодому возрасту, отсутствию опыта серьезных потерь и опыта прохождения через глобальные кризисы. Это различие рационально и с точки зрения экономической теории: молодой человек имеет возможность брать на себя больше риска и должен поступать именно так.

Такие ли мы разные?

В разнице поколений все не так однозначно, как это принято считать. Все зависит от способности и желания старшего поколения адаптироваться к современным реалиям и изменениям. Во многом этому способствует молодое поколение, которое нередко становится полноценным деловым партнером и обращает внимание старшего поколения на новые и перспективные идеи. Нельзя сказать, что все старшее поколение консервативно и вкладывает только в отрасли своего основного бизнеса. Многие, добившись успехов в одном бизнесе, с удовольствием инвестируют в области, в которых у них есть профильное образование, для кого-то это может быть и область хобби, которое уже практически стало второй профессией. Наоборот, есть примеры, когда молодое поколение имеет консервативный подход и тяготеет к таким традиционным активам, как недвижимость.

Конфликт отцов и детей вечен. Но когда есть способность и желание старшего поколения адаптироваться к современным реалиям и изменениям, а младшего поколения – становиться полноценным партнером и обращать внимание отцов на перспективные идеи, от тандема поколений бизнес будет только процветать, а семейное состояние – увеличиваться.

*Материал опубликован на правах рекламы.
Читайте также в этом сюжете