Партнерский материал

Взять новую высоту

Сильные впечатления на запястье

Всего за два года своего существования новая коллекция часов Code 11.59 by Audemars Piguet продемонстрировала, что является идеальной платформой для самых сложных современных механизмов и даже для воплощения традиционных декоративных техник. И на этом ее потенциал не заканчивается.

Когда в конце 2018 года Audemars Piguet явила миру совершенно новое семейство Code 11.59, исполнительный директор этой швейцарской мануфактуры Франсуа-Анри Беннамиас подчеркнул, что в момент премьеры мастера приоткрыли лишь часть заложенных в новых часах возможностей, и пообещал, что в обозримом будущем в этой коллекции будут представлены весьма особенные модели.

А надо сказать, что премьера Code 11.59 by Audemars Piguet была весьма громкой: никто не ожидал от бренда с привычной и любимой многими восьмигранной конструкцией корпуса Royal Oak и Royal Oak Offshore идеально круглых (на первый взгляд!), скорее, традиционных часов. Но Code 11.59 by Audemars Piguet оказались не так уж просты, как представлялось на первый взгляд, – мастерски выверенные до мельчайших смелых, модернистских деталей часы в сложном круглом, вписанном в восьмигранник корпусе, со сложнейшим в производстве выпуклым сапфировым стеклом и логотипом 3D на самом деле выступили образцом современной классики.

И как показали последующие почти два года с момента премьер, поклонники Audemars Piguet быстро оценили эту модель, созданную по творческому принципу «бог в деталях», и с энтузиазмом приняли новую эстетику бренда XXI века.

Примечательно, что премьеру в 2019 году дали с размахом: представили в новом облике тринадцать (!) разных моделей и сразу шесть разнообразных новых калибров последнего поколения с главными усложнениями – хронографом, вечным календарем, парящим и скелетонизированным турбийоном, минутным репетиром.

И вот в этой коллекции взята новая высота, как и обещал глава Audemars Piguet, – трое новых часов Code 11.59 by Audemars Piguet Grande Sonnerie Carillon с механизмом боя Supersonnerie уже сами по себе были бы серьезным достижением. Но в Audemars Piguet решили добавить данному сложному механизму еще и художественной ценности и обратились с этой целью к Аните Порше – знаменитый эмальер создала циферблаты этих часов в не менее сложной технике эмали «пайоне».

Таким образом, впервые в истории мануфактуры Audemars Piguet редкий экземпляр haute horlogerie выступил достойным обрамлением виртуозному образцу декоративно-прикладного искусства и наоборот. 

И одновременно самим фактом приглашения к сотрудничеству Аниты Порше на мануфактуре в Долине Жу решили возобновить прерванную традицию создания в   XVIII–XIX веках карманных часов Grande Sonnerie с циферблатом, оформленным в разных техниках эмали.

Важно знать, что Анита Порше в часовой индустрии личность легендарная: с одним из лучших мастеров-эмальеров вот уже четверть века сотрудничают многие большие бренды, а некоторые из них ради этого готовы долго и терпеливо стоять в очереди в ее студию в Лозанне. Художественный талант Порше и ее виртуозное владение всеми техниками эмалей – cloisonne, champleve, plique-a-jour, Grand Feu, paillonné и  миниатюрной живописи эмалевыми красками – позволяют ей создавать неизменно утонченные, но непохожие одна на другую композиции в любой стилистике – от реалистичной живописи XIX века и орнаментальных рисунков в духе шинуазри до геометрических абстракций. В портфолио Порше – декоративные часы для Patek Philippe, Vacheron Constantin, Piaget, Chanel, Hermes,  Chaumet, и вот теперь первый опыт сотрудничества с Audemars Piguet, и сразу такой смелый.

На циферблатах Audemars Piguet Порше вручную изобразила три разные композиции с горячей эмалью Grand Feu в технике «пайоне» или paillonne. Это декорирование золотыми частицами или блестками, орнамент из которых накладывается на слой эмали и затем обжигается вместе с ней несколько раз при температуре до 1000 градусов по Цельсию для достижения поразительной прозрачности, глубины и светового эффекта.

Кстати, только опытный специалист способен на глаз определить, когда цвет эмали на циферблате станет идеально однородным, на каком именно по счету слое на него следует наносить узор из частиц золота и когда пора его покрыть финальным слоем прозрачной эмали, которая придаст циферблату зеркальный блеск.

При этом сами блёстки были вырезаны вручную из золотой фольги по меньшей мере столетие назад, а вот композиции из них Анита сотворила вполне современные. Хаотично парящие «в воздухе» окружности на одном циферблате, произвольно разбросанные линии на другом и помещенные под прямым углом золотые штрихи на третьем циферблате глубокого темно-синего цвета напоминают первоклассные абстрактные композиции 1960-х годов.

«В этой совместной работе Audemars Piguet предоставил мне большую свободу действий в исследовании и в современном прочтении традиционной техники «пайоне», что существенно обогатило мое собственное видение и, на мой взгляд, дало неповторимый результат», – сказала Анита Порше.

Интересно, что на этой трилогии все сюрпризы карийонов не заканчиваются: еще две другие модели Code 11.59 by Audemars Piguet Grande Sonnerie Carillon Supersonnerie полностью собраны, механизм боя в них идеально отлажен, а вот «фасад» пока девственно чист и вот почему: будущие владельцы часов получат возможность заказать на свой вкус персонализированный эмалевый циферблат работы Аниты Порше! Но его, конечно, придется немного подождать.

Кстати, на кромке каждого готового циферблата можно видеть литеры AP – это буквально печать стиля Аниты Порше, которую каждый бренд считает за честь видеть рядом со своим названием. Впрочем, надпись Audemars Piguet в этих часах помещена не на циферблат, а на окружающую его внутреннюю шкалу с делениями секунд. Деления часов и минут, а также любые другие цифры в этих моделях отсутствуют: ничто не должно нарушать целостность художественных композиций.

А вот механизм боя, безусловно, заслуживает не меньшего внимания. На этих сложных механизмах Audemars Piguet специализируется с момента своего основания в 1875 году, и с тех пор в мастерских мануфактуры регулярно, но не часто создают сложные механизмы минутного репетира, Petite Sonnerie, а с 1994 года и Grande Sonnerie. В настоящее время лишь несколько часовых мастеров мануфактуры обладают необходимыми навыками для сборки и настройки механизма Grande Sonnerie, который справедливо считается одной из наиболее сложных в исполнении в haute horlogerie, а сам процесс может занять больше года.

Часы-карийон Code 11.59 by Audemars Piguet Grande Sonnerie с боем Supersonnerie оснащены новым механизмом с ручным заводом ‒ калибром 2956 из 489 деталей, в котором традиционное усложнение Grande Sonnerie соединяется с запатентованной технологией Supersonnerie, разработанной мануфактурой еще в 2015 году для коллекции Royal Oak Concept. 

Подобно любому традиционному минутному репетиру бой Grande Sonnerie отбивает по желанию владельца часы, четверти часа и минуты, но не только их. Помимо этого, они способны отбивать часы и четверти сами по себе, словно башенные часы, без какого-либо участия извне. На эту функцию в названии модели как раз  указывает слово carillon или «куранты», а обеспечивает ее работу наличие в механизме часов Grande Sonnerie с боем Supersonnerie трех гонгов и молоточков вместо двух, как в стандартных часах с боем. В результате этого четверти часа отбиваются последовательностью не двух нот, а трех нот – высокой, средней и низкой. Если с помощью верхней заводной коронки выставить режим Petite Sonnerie, то отбиваются лишь одни часы, а в бесшумном режиме функция автоматического отбивания времени отключается. При этом минутный репетир может быть запущен владельцем часов в любой момент.

Чтобы всё это акустическое великолепие звучало под циферблатом работы Аниты Порше, в свое время целых восемь (!) лет инженеры мануфактуры в сотрудничестве с Федеральной политехнической школой Лозанны (EPFL) занимались разработкой новой технологии боя гонгов и резонаторов, а также усовершенствованием конструкции корпуса.

Кстати, когда механизм боя приведен в действие и изнутри белого золота отчетливо слышатся ритмичные переливы времени, то композиции Аниты Порше на циферблате выглядят как попытка изобразить резонирующий звук, а значит, Code 11.59 by Audemars Piguet Grande Sonnerie Carillon Supersonnerie получились еще сложнее, чем были задуманы.

И этот факт абсолютно соответствует духу и философии коллекции  Code 11.59, которая и была задумана как новая платформа для создания сложных калибров и захватывающей эволюции новых возможностей не только в высоком часовом, но и декоративном искусстве. На мануфактуре Audemars Piguet, где во все времена трудились дерзкие визионеры, прекрасно понимали, что уже недостаточно демонстрировать и оттачивать разные грани своего мастерства лишь в коллекции Royal Oak. И что в XXI веке и любителям часов нужны новые захватывающие впечатления на запястье, и такой потенциально знаковой моделью стали Code 11.59,  недаром на разработку этой коллекции в Ле-Брассю ушло десять (!) лет. Кстати, на мануфактуре Audemars Piguet каждый из часовщиков, больших профессионалов, способен собрать модель Royal Oak, но только 30 % из этих же специалистов могут создать Code 11.59. Это во многих смыслах часы не для всех: они настолько сложны и в каждом своем изгибе конструкции, и в каждом механизме, а теперь и в декоративных техниках.

Рассмотрите в деталях образцы высокого часового искусства из коллекции Code 11.59 в бутиках  Audemars Piguet в ГУМе и Петровском пассаже

Читайте также