Партнерский материал

Как заработать на инвестициях в вино?

В 2020 году индекс волатильности Чикагской биржи VIX взлетел до уровня кризисного 2008 года. Этот показатель называют индексом страха, потому что он отражает степень неопределенности на рынках. Во время кризисов на финансовых рынках наблюдается очень высокая турбулентность: биржевые индексы «скачут», а инвесторы ищут «тихую гавань» — объекты вложения средств, цены на которые меньше подвержены внешнему воздействию.

Новые «тихие гавани»

Классическими «тихими гаванями» считаются золото и доллар, но последний утратил этот статус из-за пандемии: ситуация с коронавирусом в США до сих пор далека от стабильной, а в экономику вливаются колоссальные суммы, повышающие риски инфляции. Так кризис 2020 года вынудил инвесторов искать нестандартные решения и новые способы диверсификации портфелей.

Альтернативные инвестиции были популярны и до пандемии. Часто человек может заработать на том, чем он интересуется, например на инвестициях в коллекционные сорта чая или наборы Lego. Среди самых устойчивых альтернативных активов в прошлом году оказались дорогие вина, или fine wine*. В марте 2020-го этот рынок просел всего на 1,1%, а по итогам года индекс Лондонской международной биржи вина Liv-ex Fine Wine 100 вырос на 4,7%. В то же время британский биржевой индекс FTSE 100 просел на 14%, а европейский индекс Stoxx 600 — на 5%. В результате спрос на вложения в дорогие вина резко вырос, отмечала Financial Times.

«Когда финансовый рынок трясет, рынок fine wine*, напротив, остается стабильным. Неудивительно, что интерес инвесторов к вину действительно вырос на фоне пандемии»
Владислав Волков
директор по развитию одной из крупных винных торговых компаний

По его словам, больше в дорогое вино стали вкладывать те, кто и раньше делал такие инвестиции, но вместе с тем на рынок пришло много новичков.

Как зарабатывают на инвестициях в вино

Основной винный индекс Liv-ex Fine Wine 100 за последние 10 лет вырос не меньше, чем ведущие биржевые индексы. При этом его значения колебались гораздо меньше: индекс демонстрировал стабильный рост на протяжении всех этих лет.

«Количество бутылок изысканного вина определенного года со временем уменьшается, а их цена растет. Основу цены формируют фьючерсы, они называются En Primeur. Вино еще не разлито в бутылки, это произойдет только через полтора-два года, но фьючерсы уже можно купить. Вино, разлитое в бутылки, “выпивают” примерно со скоростью 10% в год: чем меньше остается таких бутылок, тем дороже становится каждая из них».
Андрей Шевченко
гендиректор одного из ведущих негоциантских домов в Бордо Alias и основатель негоциантского дома

При этом срок жизни такого вина, по его словам, достигает в среднем 50 лет.

Площадь самых востребованных виноградников тоже не растет — наоборот, на фоне изменения климата сокращается урожай винограда и объем вина, которое из него производят. По данным биржи Liv-ex объем производства вина в Бордо снизился с середины 1990-х примерно на 100 млн литров. При этом в денежном выражении объем экспорта дорогих вин и, в частности, того же бордо постоянно увеличивается. Вместе с тем спрос на изысканные вина с годами только растет, а география его потребления расширяется.

Благодаря этому вложения в fine wine* представляют собой выгодный способ пассивных инвестиций. Например, в 2008 году цена фьючерсов на один из первых Grand Cru classé** составляла €130, а сейчас бутылка того года стоит около €430, то есть доходность за 12 лет составила более 230%. «Можно вложить деньги и “забыть” об активе и на 3—5 лет, а потом получить хорошую доходность», — отмечает Шевченко.

Риски и ошибки новичков

Из-за специфики рынка инвестирование в вино для неспециалистов чревато рисками и ошибками. «Во-первых, это требует много времени и усилий, — говорит Андрей Шевченко. — Во-вторых, есть риск выбрать неверный объект для инвестиций».

В качестве примера он приводит ситуацию, когда в 2020 году выросла пошлина на ввоз европейских товаров в США: доля бордо в структуре потребления вин в стране в результате упала с 48 до 33%, а шампанского выросла с 10 до 14%. Из-за этого по итогам 2020 года индекс Liv-ex Champagne 50 увеличился больше других винных индексов — на 8,27%. Зная об этом тренде, можно было вложить средства в шампанское вино и получить хорошую доходность.

Владислав Волков приводит еще один пример тенденции, которая могла бы лечь в основу инвестидеи: из-за поздних заморозков в этом году потери будущего урожая Бургундии и других регионов Франции могут составить до 80%, поэтому на рынке может возникнуть дефицит этих вин, прогнозирует эксперт.

Волков также отмечает, что новички часто стремятся купить вино с самым высоким рейтингом. «Первые оценки винам критики выставляют еще до начала продаж, и это может привести к перегретым стартовым ценам, — объясняет он. — Специалисты смогут сориентироваться и избрать правильную тактику, а новичок может ошибиться». Еще одна распространенная ошибка — покупка вина, которое нравится им самим, без учета рыночных тенденций, отмечают оба эксперта.

Наконец, новички часто хотят сразу же транспортировать покупку в Россию. При этом не учитываются существенные нюансы: на границе коробку с бутылкой откроют, и это автоматически снизит ее цену. Если вино покупает физлицо, при вывозе бутылки из страны придется заплатить НДС, который во Франции составляет 20%. А при ввозе вина в Россию с учетом стоимости доставки, уплаты акциза, таможенной пошлины и НДС стоимость бутылки вина возрастет еще на 45%. Таким образом, даже если цена на вино за пять лет вырастет вдвое, эти расходы «съедят» всю потенциальную прибыль, говорит Андрей Шевченко.

Как работают профессионалы

«С вином популярна такая схема оценки, — продолжает Шевченко, — люди рассчитывают, сколько они тратят в год на fine wine* для личных нужд, и инвестируют в него столько, сколько нужно, чтобы отбить эту сумму: например, потребляя вино на €100 тыс. в год, они инвестируют в него около €1 млн из расчета на 8—10% годовых».

Чтобы выбрать перспективные объекты для инвестиций и не заботиться о транспортировке и хранении, многие вкладывают деньги в вино через виноторговые компании или фонды. Главное — правильно их выбрать. Владислав Волков советует обращать внимание на то, выстроена ли у фонда необходимая для инвестиций инфраструктура: хранилища для вина, свои куртье, независимые аудиторы и так далее. Также важно, есть ли опыт у экспертов и портфельных управляющих. «Обязательного образования в этой сфере нет, но наличие квалификации Wine & Spirit Education Trust (глобальной организации, которая организует курсы и экзамены в области вина) — хороший знак», — объясняет Волков.

При выборе объекта инвестиций специалисты фондов оценивают множество критериев: рыночные тенденции, историческую доходность вин. «Например, мы видим, что вина 2009—2010 и 2016—2018 годов стоят примерно одинаково. Это нетипичная ситуация, и мы начинаем анализировать: это 2009—2010-й недооценен, или 2016—2018-й перегрет? Понимаем, что все в порядке, просто это естественное движение рынка, сейчас модно покупать свежее вино хорошего года. Так как вина 2009 и 2010 годов на рынке осталось в три раза меньше, чем 2016-го и 2018-го, мы берем в портфель именно их», — рассказывает Шевченко. Он уже более 20 лет живет в регионе Бордо и летом 2021 года готовится закрыть инвестиционный раунд своего винного фонда, с помощью которого можно успеть вложиться в En Primeur 2020. Фонд они организовывают совместно с Владиславом Волковым.

Преимущество инвестиций в вина через фонды в том, что они не только выбирают перспективные сорта вина, но и контактируют со всеми участниками цепочки: шато, куртье и негоциантами. Шато продают свои вина или фьючерсы только негоциантам, «кто угодно» приобрести такое вино не может. Таких «специальных» покупателей в Бордо, например, около 650, специалистов по гранд крю около 30, и у каждого есть квота, в рамках которой он покупает вино. Дальше его может приобрести конечный покупатель, — выйдя на переговоры с негоциантом самостоятельно, либо доверив это фонду. Еще один участник цепочки — куртье. Это брокер, который контактирует напрямую с шато и негоциантами, владеет всей информацией и участвует в формировании цен на вино.

Также фонд сам решает вопрос с хранением. «Пока вино хранится на складе в Бордо, оно имеет определенную стоимость, но как только оно покидает регион, стоимость снижается, — объясняет Андрей Шевченко. — Поэтому “инвестиционные” бутылки обычно хранятся на так называемых “таможенных складах”, которые тоже находятся в Бордо. При формировании инвестиционного портфеля фонды учитывают множество параметров: в частности, перспективы роста цены, стоимость издержек на хранение и транспортировку бутылки в случае продажи. Это объясняет тот факт, что для инвестиций рассматривают вина дороже €30. Иначе прибыль от вложений не покроет постоянные издержки». Самое главное, что, в отличие от ценных бумаг, к вину можно физически прикоснуться, добавляет Андрей Шевченко. «Если случится мировой коллапс, акции и другие виртуальные активы сгорят, а вином вы всегда сможете насладиться сами или в кругу друзей», — шутит он.

*fine wine — изысканное вино (пер. с англ.)

**Grand Cru classé — классификация шато

Читайте также